2012 19 november 2012

Rainbow Flower

Publisert: | Kategorier: Nyheter , Prosa , Kreativitet |

Forfatter: Lapin

1. Suvorov vært enklere

- Nå bane Vato - sa Pasha Geraskin.

Arkady Sapozhkov tittet inn i oversiktsbildet:

- Solid sky, en enkelt lumen ...

- På Jupiter ser det ut som bare en liten og hvit, - sa Alice Selezneva.

- Vil sitte der nede, hvor det var en ekspedisjon med Kawari. Den er der i isen vokser de vakreste plantene i universet ... - sa Pasha.

- Gredentarisy ... - sa Alice. - Pasha, egentlig ingensteds å bli funnet, hvordan de ser ut?

- Nei, de dør av fotografering. Og i ekspedisjonen var ikke artistene - Pasha klødde seg i hodet. - Men kosmorazvedchik ingenting å si nei. Og så tror jeg ham som en biolog biologi.

- Hvem?

- Edollu med Kawari at i "verden av planter" om gredentarisy sa. Han åpnet gredentarisy ...

- Folkens, hvis disse blomstene er svært få, og de kan ikke ta bort fra planeten? - Pasha avbrutt Arkady.

- Og vi kommer ikke til å rive dem bare samle inn frø, - sa Alice. - Og vokser på Jorden.

- Crew note! Jeg begynner å avta! - Pasha annonsert. Båten stupte inn i skyene. I en atmosfære av Vato rasende stormer.

- Opp til fem hundre meter fra overflaten, - on-board datamaskin.

Sikten var veldig dårlig. Gjennom skyet murk skisserer av bratte klipper.

- Jeg hører fyret, svært nær - sa Arkady.

- Jeg vet ikke hvor du kan sitte her, rundt rock ... - mumlet Pasha.

Til slutt virket bunnen flat snute, som er fast i midten sorte kolonnen med en ball på toppen. Skipet rørt overflaten. Pasha lente seg tilbake i stolen. For koøyer skinte svakt grå klumper av ammoniakk is, feier ammonium vind ammoniakk flak.

- Earth gang - lørdag, atten null fem. Vi har igjen to dager, enda lengre timer og femti. Her vi fløy akkurat trettisyv. Sikkerhets - for å legge en time, så akkurat en halv dag før avreise. Spørsmål?

- Ja, Pasha. Herfra til gredentarisov?

- Ifølge beskrivelsen før innsjøen - en halv time på skalomobile.

- Men vi vil gå til fots, - sa Arkady.

- Eller klatre på steinene - Alice lagt.

- Tøv, - sa Pasha. - Selv om du har å gå fem timer, har vi tid.

- Kanskje litt hvile etter flyturen? - Arkady foreslått. - Sleep Hunt.

- Etter en natts søvn - sa Pasha. - Jeg har også lyst til å sove, og sover bare én lomme.

- Vi må la noen her til å fange opp på søvn, og han førte skipet tilbake, - sa Alice.

- Her er du, og forblir, - sa Pasha.

- Hvorfor meg? Jeg ønsker ikke å sove, du vil ...

- Da Arkady.

- Og jeg vil ikke bo. La oss gå sammen.

- Ok. Vi la i en halv time. Det er nødvendig å spise - sa Paschke, og bemerker at Alice får rør og vesker.

- Varm suppen? - Hun foreslo.

- Ikke kast bort tiden din ...

- Bank er oppvarmet i to minutter!

- ... Og generelt, ikke overspise. Soldater før kampen aldri spise - sa Paschke, absorberende både krill pasta, sjokolade krem ​​og oransje gelé.

- Hvordan vet du det? - Alice gliste.

- Jeg vet at jeg vet. Ja, er det nødvendig å fylle rennene i romdrakter for å sjekke reserveflasker.

- Dette er gjort, men du, - sa Alice.

- Kontroller utstyret - rolig bestilt Pasha. - Om bord, mange bak?

- To hundre.

- Hva - To hundre?

- Og det - bak?

- Jeg spør, hvilken temperatur?

- Minus nittisyv, trykket 895, vind 28-30, sikt ... - Styret likte å snakke om været.

- Alice Din drakt også kostnader - sa Arkady Paschke.

- Alt du trenger? - Spurte Alice. - Og så når du trenger det, du kommer til å glemme noe.

- Kom igjen! - Said Pasha.

Vato møtte sine piggete snøstorm.

- Det synes å ha vinteren. Pasha, for sent vi kom? - Spurte Alice.

- Her fjellet høyde. En gredentarisy vokse i varmt dalen, er det ingen snø.

- Jeg måtte sitte der og - sa Arkady.

- Det er brennkammer, og en fyr der.

- Og du, Pasha, jeg er sikker på vil finne denne dalen? - Arkady spurt.

- Enkelt. Juvet klatre til mønet, når et platå og ned i juvet. Det er et steinkast til sjøen.

- Wow, - sa Alice. - Suvorov gjennom Alpene, enda verre.

- Hvorfor er verre? - Pasha overrasket. - Vi trenger ikke å slepe med seg våpen og bannere.

- I Alpene Air serien vil ha deg.

- Skipet er ikke synlig, og vi passerte en liten, - sa Arkady.

- Avkastningen vil være lettere på radaren - slått Pasha.

- Pasha, er fyret nå å være bak oss. Og jeg hører det riktig, - sa Alice.

- Vi kan ikke gå rett hele tiden. Du skjønner, juvet svinger.

- Og hvorfor de gikk der, ikke direkte på bakken? Det er mye lenger.

- På bakken av de hengende bre-is fall og ufremkommelig. Det er konstant fall - sa Pasha. - Og nå er det absolutt et skred en etter en ...

Gray isete veggen blir brattere og gå nærmere. Bunnen av kløften ble strødd med store steinblokker og dekket med løs snø ammoniakk. Gå hit hardt, og da du ikke klarer å slå ut med fare for hans føtter. Under veggene svertet pockmarks ferske rockfalls.

- Jeg er førti skritt aldri sviktet! - Muntert Pasha sa.

- Vi synes å være å gå for snøskred - Arkady realisert. All ufrivillig så opp. Den øvre kanten av veggene gjemmer seg i tåken. Når tåken lettet for et øyeblikk, ble synlige hengende snø gesimser.

- Mer dekke oss her ... - Arkady stoppet.

- Pasha! Det må være toppen! - Sa Alice.

- Det har lenge ønsket å si, men se ikke et egnet sted for løfting. Bergarter er upålitelig, alle gå av.

- Vi har også jetpacks - sa Arkady.

- De må passe på å komme tilbake. Det måtte stige mer. Se, se, det riktige i en sprekk - frossen foss!

Ammopad - sa Arkady.

Forbered termokoshki - fortalte Pasha,

- Jeg får heller ta av - sa Arkady.

- Er du lei allerede? - Spydig spurte Pasha.

- Nei, ikke en dråpe! Men så fort.

- Og du, Aliska?

- Og det gjør jeg ikke. Klatret. Her kan du bryte, tar av. Smal og sterk vind.

- Vi må bli kontaktet, - sa Arkady. Bare to uker siden, var de i gym klatring. Tie knop, klatret på en kunstig isveggen og rappels ned et tau på den doble. Og så hele klassen fløy til Pamirs å lære å gå i bunter og se på de store fjellene. Mange tidligere sett bare på toppen av bakken, flyr til India eller tropiske øyer. Eller i beste fall - ridning på bakken.

- Jeg skal gå først - sa Paschke, vschelkivaya i sjokk chetyrёhmillimetrovoy tykke enden av tauet. Du Arkasha, blir i midten. Har du tenkt å ta opp film.

- Du Alice hjelmer er også kameraer.

Jeg har ikke tid til å snu hodet.

Du slår den på og skyte alt!

Så noen vil se det hele tatt?

Pasha trakk seg ut fra bak og forsiktig isøkser, sample, kastet han dem i isen. Isøkser kviknet til, ynke sensing solid ammoniakk og knirket, trans nebbet i den mest passende form.

- Pasha, sette kroken og klippet! - Alice minnet når Pasha klatret fem meter. Pasha lot ikke til å høre, men trakk seg ut av røret kroken bandolier. Med en myk null kroken forsiktig han gikk inn i isen. Releasing Pasha fremover ved halv-tau, Arkady gikk bak. Ved hver storm, han stoppet og prøvde det spektakulære landskapet i snødekket liksvøpet å fotografere, den truende på en høyde på Pasha, nederst til høyre Alice. Spektakulære bilder fungerte. Pasha og deretter gjemmer seg bak neste sving, og nekter å sitte i varmen, og Alice hele tiden for å dvele ved to kroker under - som det skal være. Arkady nok en gang har ønsket han hadde brakt Carlson. Carlson - er små flygende robooperatory. Når de kom opp med for klatrere, slik at du ikke trenger å bli distrahert av skytingen. Carlson vil fly rundt under oppstigningen, og når du pripolzeёte tilbake til teltet, må du vente fortsatt varm film med en sang på slutten av singitaru.

Giant istapp icefall gikk rett inn i skyene. Liten hylle, nesten loddrett. Klatring er enklere og tryggere enn på forvitret stein. Ikke tilfeldig kaste av stein på hans følgesvenn, og toppen kom ikke frem. Guttene klatret en lang oppover, stuper inn is termoshipy og isøkser. Elevation var helt vill. Det er bra at de har valgt å marsjere med armousileniem dresser, nesten selvgående, det harde arbeidet de kan gjøre nesten uten å belaste. Nå er alt i verden høytliggende klatring begå slike drakter. Bare de mest nøktern klatrere hevder at propelled drakten gjør oppstigningen lett tur, og gå til Everest i abalakovskih jern katter og selv uten oksygen.

- Pasha, ikke skamløst, sette kroker ofte! - Han ropte Alice - og så plutselig sorvёshsya!

Hooks hadde nesten borte, og han gjorde dem svært sjelden, fordi selv litt - og det er nødvendig å gi ledelsen til Alice, som var å samle krokene.

- Ikke riv, - mumlet irritert Pasha hatt tid forestiller seg å være de beste isklatrere Vato. Regelen om tre poeng for støtte, har han lenge vært ignorert. Og famously hoppet på en hylle, fanget hans katt en sikkerhetsline. Han mistet balansen, viftet med hendene og fløy ned. Den nærmeste kroken var femten meter.

Hook kunne ikke motstå gjennombrudd, brøt han ut av de svake isen, og Pasha kastet for en annen og Arkashu. Men så ut av ranselen kort blinket flammer, Pasha et øyeblikk hang i luften, og deretter med et sveip av de to isøks kjørte inn i veggen. Så hoppe ut av vinduet på et tre katter. Alice klarte å bestille en sikkerhetsgriperne "Hold" (Selv om han visste at hans ting), det rykket oppover Arkady hengt på forsikring.

- Greit? - Alice spurte desarmere en spent stillhet.

Paschke noe mumlet unnskyldende.

- Nå skal jeg gå først.

Deretter klatret vi uten hendelsen. Ammopad snart ble mindre bratt, våt og forlatt i rock sjakten. Ugle det var farlig - og deretter topp med illevarslende brøl av steiner regnet ned. Klatret på sprekken, fikk på en smal skrå takutstikk, over som hang en stein. Avgrunnen sirklet snøen. Stille plystring, feid i nærheten av en ensom stein. Deaf barked et skred som går ned skråningen.

Gjør ingenting - måtte gå direkte til veggen. På sko og hansker gutta var klatring lås. Først da hun celsius frost klamret seg så bra. Noe det er ikke i seg selv blir, når du går på noe negativt speil uten den minste snev av kroker og poserte på en stein hanske - din kunstig fulcrum plutselig uten forvarsel unstuck. On-frog kroker som er plassert på disse speilene i passasjen, er det lite håp. Med god dash fly av gårde. En selvgjeng jumpers Pasha ikke tar, noen fortalte ham at dette ikke er en sport og rock byttet.

Mentalt brumm Paschke, Alice gjemt under takskjegget. Til slutt, i det minste noen sprekk. "Ikke flytt, mine venner," Alice sa fast, sette et par kroker integrert med mellom klemmer på tannregulering. Gemini-kroker trofast zakryukotali, raspiraya i sprekken, og lovet å kjempe til døden. Hvis du kommer til å holde de fattige, vil slå aysbaylem inntil zapoesh - denne gamle skrekkhistorie kjent for alle.

Velg fritt mellom krokene av tauet, og fortalte gutta som kan gå, Alice klatret hylle. Pasha bunnen kastet misunnelige blikk, allerede tilbake kriblet. Cornice var hederlige, takeaway fem meter. Hvis det ikke var så kaldt, løp hun til ham som en flue på taket, selv uten borrelås. Og så snikende langs sprekker ...

Fremfor gesimsen sonen begynte eroderte steiner. Ser opp, følte Alice som en kakerlakk, som stiger over kroppen lastet med stein og grus dump. Det er nødvendig å flytte en stein ...

Rope "Outstanding!" Alice dyttet utfor et stup og inkludert ryggsekk. Strødd med live rock hylle over overgang til en bratt snøbakke. Hundre meter tau plutselig sviktet igjen og strukket - det Arkady trodde under takskjegget. Blåst inn som en kite, Alice planlagt i snøen.

"Wow!" - Said snø lag, brutte Alice.

"Uuhh !!" - sa snø skråning, slo seg ned og rushing.

Alice opprørt, men hun igjen ga full gass, og i forkant av et skred i et bratt stup, dukket under takskjegget. Hengivne brothers-kroker måtte velge tauet tilbake, så flyr av takskjegget Alice kastet pendelen til veggen, hun måtte snu for å møte veggen og lo stakk til henne som en frosk kroken.

- Du Th ... - Pashkin spørsmålet ble druknet i din av brølende skred, som kunne høres bare gjennom blåser av store steiner. Alt er tapt i snøen støv.

Jeg må si at den "levende agn" pleide å være laget utelukkende hazhivali farlige bakker nedoverbakke. Men det var ikke der før, og jetpacks. Men de virkelige mestere-klatrere eller deres eller antigrami ikke nyte enda forsikring for solo (ikke sport), så mange av dem mer enn en gang måtte gå til gjenopplivelse maskinen.

På pløyd skred skråningen gutta klatret mønet. Pasha med en isøks på klar igjen tok hans plass på hodet av gruppen. Ahead svertet skarp sag-tannet kam, som ble vinket hvitt flagg snøstorm. Han måtte gå rett gjennom steinete tennene gendarmes fordi det ble brutt ned bakker nesten vertikalt.

- Mulig årsak - åpen krets 736-y, erstatning elementer er i reparasjonssett. I ekstreme tilfeller kan de bli tatt fra reservatet polar regulator.

- Så, - sa Pasha. - Hvor er den polare kontrolleren?

Men tre timer senere, ble det klart at å fikse på egenhånd mislykkes. Til tross for alle anstrengelser, kan skipet bare gi et lite slag.

- Ett hundre og tyve - Pasha sa dessverre. Før jorden kunne nå ti år.

- Det er din etterbrenner - sa Arkady.

- Ellers ville vi i fire dager møtte ikke ... - Pasha berettiget.

- Vi må sende SOS - Arkady nådd for senderen.

- Vent - stoppet ham Pasha. - Om bord har vi nær bebodd?

- Takuto tretti parsecs Razron - førtito, Gera - sekstiåtte ...

- Closer stede? Vi har mat i tre dager.

- En dag vi kan komme til grove og tørketrommel.

- Rotet - automatisk korrigert Arkasha.

- Du stykke jern, og selv vet hvordan å spøke! - Rasende Pasha. - Vi er allerede i en krangel!

- Vet du hva som vil skje neste dag? - Alice interjected.

- Into problemer, har vi ikke fått, - tålmodig forklart til styret. - Han holdt seg vekk, men selv i sikte.

- Hvem er i sikte?

- Skraper, vandrende planet.

- Aldri hørt om det - sa Pasha.

- Det er en base kosmospasateley, bensinstasjoner, bilverksteder. Og likevel Crater Bazaar.

- Og dette er fortsatt det? - Spurte Alice.

- Det er et sted hvor de selger forskjellige ting og endring.

- Og reservedeler også? - Spurte Pasha.

- Hvorfor trenger du deler? - Arkady lurt. - Vi vil be redningsmennene må reparere.

- Å nei! - Said Pasha. Du vil at verden skal vite alt om vår ulykke?! De umiddelbart informert piloten skolen, og foreldrene også.

- I basaren trenger pengene, og du ikke gjør det, - sa Alice.

- Jeg ville ta spaceport, på billettkontoret. Jeg vil si at de flyr bakover på planeten.

- Men vi kom ikke til spaceport!

- Hvordan skulle jeg vite det? - Pasha klødde seg i hodet. - Vi vil ha noe å forhandle om.

- For eksempel? - Spurte Alice. - Har vi for mye.

- Invent noe - sa Pasha. - Om bord, de politiske debacles.

Flere timer gått. En liten gnist på skjermen er knapt merkbart økt.

- OBS! Rett fram uidentifisert objekt! - Jeg hørte en metallisk stemme kjørecomputer.

- Hæ ?! - Jeg vekket Pasha. - Meteoritt? Og så?

- Fra meteoritter, kaptein, jeg bare dukke. Det er ikke en meteoritt. Sammensetningen er ganske annerledes.

- BREMS! Vi velger å gå ombord.

- Hvorfor, Pasha? Hvem vet hva det er å fly ...

- Det vil være et utstillingsvindu for vårt museum.

- Se, hvis ikke zanesesh spaceborne pesten.

- Og du, hva, Alice? Du har vaksinert mot det.

- Objekt biologisk farlig - rapportert om bord.

En liten mørk oval objekt seilte over koøye. Arkady plukket opp sin klo grep. Ved å plassere prøven i sporet, det liksom slått den forkjært, og han sprakk i to.

- Jeg mente ikke - sa Arkady.

- Greit, nå la oss se hva som er inni, - sa Alice.

Inne i en tykk keramiske skallet slått fasetterte krystall, det glitret vakkert i glassed-in alkove.

- Det er det vi handlet reservedeler! - Said Pasha. - For steingulvet, handlet vi Bazaar!

- Har du ofte plukket krystaller i verdensrommet? - Alice spurte ham.

- Nei, hva da?

- Tror du, hvor kom han?

- Dette er et mysterium av naturen.

- Av denne grunn alene er det uvurderlig!

"Octopussy" fortsatte på sin vei. Stjerner beveget seg mot usedvanlig sakte og lyste svakt. Tenne dem dårlig trengt de mørke støvskyer i svart Takutsky tetraeder.

Noe var galt i cockpit. Alice plutselig innså - gikk krystall. Sannsynligvis, i nisje for prøver samlet luft og ødela det. Vi måtte umiddelbart lukke den i skallet. Alice rørte armen hans, og han igjen blinket lyset. Hva om ...

Alice våknet Arkashu.

- Se! Tror du ikke at krystall glitrar ikke bare?

Arkady stirret på spill av lys.

– Знаешь, мне кажется, что тут есть порядок.

– Я это вижу!

– И через какой-то промежуток времени все повторяется в том же порядке. Знаешь, это похоже на послание, только я такого языка еще не знаю…

– Это бутылка! – воскликнула Алиса.

– Что?! Бутылка? Hvor? – подскочил Пашка.

– Вот, – Алиса кивнула на кристалл. – Ты что-нибудь слышал о Такутском тетраэдре?

– Точно! – воскликнул Пашка. – Как я сразу не вспомнил! Такутский тетраэдр! Самые таинственные исчезновения и катастрофы!

– И мы в этом самом тетраэдре, – сказала Алиса.

– Если расшифровать это послание, мы могли бы спасти их, – сказал Пашка.

– Нам бы до базы добраться, – сказал Аркаша. – А то исчезнем тут.

До Передряги было еще далеко, когда локатор засек впереди по курсу корабль, неподвижно висящий в пространстве. На позывные он не отвечал.

– Летучий голландец, – сказал Пашка.

– Здесь тебе не Саргассово море, романтик ты несчастный, – отозвался Аркаша.

– Но корабли здесь тоже пропадают.

– Может, там кто-то еще есть? – сказала Алиса. Хотя было ясно, что там наверняка давно никого нет.

– Проверим. Возьмите оружие на всякий случай, – распорядился Пашка.

Шлюзовой люк был распахнут.

– Не понимаю, они сбежали с него, что ли? – удивился Пашка.

– Смотрите, в борту дыра! Видимо попал в метеоритный поток, – сказала Алиса.

– Ему, наверное, тысячи лет, – предположил Аркаша. – А может и миллионы.

– За миллионы лет он весь оброс бы космической пылью, – возразил Пашка. – А тут пыли почти совсем нет, видишь?

Корабль был сделан не для людей. Внутри все было плавной, неправильной формы, и тесно даже для ребят. В помещениях плавала пыль и различные обломки. Что удивительно, не нашлось ни одного интересного предмета, ни одного целого прибора.

– Когда чинишь чего-то, и не получается, так и охота все разломать, – сказал Пашка.

– Что они и сделали, – сказал Аркаша.

Перебирая руками по стенам, Алиса проплыла на мостик. Может, тут где-то есть судовой журнал? Увы, и тут было пусто. Никаких следов тех, кто попал в беду. Значит, их все-таки спасли. Она зависла перед развороченной панелью управления. Никто ее не чинил, а просто выдирал с мясом кнопки и датчики. Алиса постучала по уцелевшим клавишам. Откуда-то вдруг выкатился темный тяжеленький предмет.

– Бутылка! – ахнула Алиса. Так не бывает. Даже в старинных романах. Под потолком сбились в кучку оплавленные осколки точно такой же скорлупы. Кто-то варварски извлекал из нее кристалл, не зная, как она открывается.

Эта бутылка была пустая, без письма. Кристалл в ней не горел. Алиса показала находку ребятам.

— Здесь были не только спасатели, – сказал Пашка.

Больше на корабле делать было нечего, ребята выбрались наружу через дыру в обшивке.

– Дай-ка увеличение, хочу взглянуть на него еще раз, – попросил Пашка, когда они уже немного отлетели. На экране возникло изображение мертвого корабля.

– Еще увеличь! Кажется, в люке кто-то показался!

Но оказалось, это медленно выплывают наружу обломки, потревоженные вторжением ребят.

И вдруг… Корабль исчез в ослепительной вспышке!

Ребята потрясенно молчали.

— Я слышал, спасатели иногда взрывают корабли, если не могут их отбуксировать, – сказал Пашка. – Чтобы не засоряли космос.

– А если бы мы вылезли через люк? – спросил Аркаша.

– Это была ловушка, – уверенно сказала Алиса. – Всех впускать, а когда попробуют выйти…

Пашка промолчал.

Наконец, впереди показался испещренный кратерами шарик Передряги. «Осьминожка» опустился на каменистую площадку космодрома, забитую кораблями. Здесь не было никаких лайнеров, и больших кораблей вообще, но все равно он оказался среди них самым маленьким.

Обменный фонд у ребят был невелик – несколько значков, настенная вазочка, Аркашина камера в гермоблоке и с двумя чистыми кристаллами, и бутылка. Пустая, ту, что с запиской решили не трогать ни в коем случае.

Уходя, ребята закрепили кораблик за вплавленный в скалу якорь. Притяжения на Передряге почти нет, и корабль без якоря может потихоньку уплыть в открытый космос. Ходить надо тоже очень осторожно, шаги получаются чуть ли не стометровые, а если подпрыгнуть, можно облететь весь планетоид по орбите. И даже улететь с него. У многих космонавтов башмаки магнитные, поэтому на космодроме и в кратере проложены металлические тротуары. У ребят же были реактивные ранцы.

Притормозив, они плавно спустились ко входу в купол.

Большой, километра три в диаметре, кратер был накрыт прозрачным куполом. Под куполом была атмосфера, и кое-кто мог ходить там без скафандра. На базаре было тесно и шумно.

– Под ноги смотреть надо! – пискнул из-под Пашкиных ног паучок-лектонец в золотистом скафандре.

– Смотри под ноги! – крикнул Пашка, уворачиваясь от шести мамонтовых ног чешуйчатого векрианина.

В секторе, где торговали запчастями, было больше всего народу. Правда, на приливках большей частью был разложен какой-то хлам, среди которого попадались вещицы и вовсе диковинные.

– Я не могу найти ни одной знакомой детали! – сказал Пашка.

– Возьмите тамидуратор! – предложил ему четвероногий попугай в метановой маске.

– Зачем?

– Если вы сможете его включить, и если это в самом деле окажется тамидуратор…

– Так вы еще и не знаете, что это за аппарат?

– Нет, – сказал попугай. – Но мы решили, что это тамидуратор.

– Нам он не нужен, – сказал Пашка.

– Возьмите тогда импульсатор с аварийного буя! С проводами!

– Нет, зачем он нам?

– Это же такая редкость! Возьмите хотя бы кусочек борта корабля, которому два миллиона лет! – завопил попугай, видя, что ребята уходят

– Два миллиона? – обернулся Пашка.

– Да, да, не меньше! Есть в два перышка размером, есть в полкрыла, есть большой, с люком посередине. Подлинность гарантируется! Это самые настоящие обломки крушений.

– Откуда они у вас?

– Известно откуда – из черных глубин Вселенной. Если хотите знать, я – Куррази, искатель сокровищ. У меня все сокровища настоящие.

– Честно говоря, я сокровищ тут не вижу, – сказала Алиса. – Разве что вот, – она взяла изящную золотистую статуэтку.

– Руками не трогать! Это не продается! Я мог бы обменять ее на другое сокровище, но у вас его нет.

– А это? – Пашка достал искристую граненую вазочку.

Сразу же слетелась толпа ценителей.

– Узнаю булутанские пропорции, – говорил один знаток.

– Вы неправы, это скорее цивилизация Ляра, взгляните на строгость форм, – возражал другой.

– Обработка поверхности характерна для обитателей пятнадцатого сектора. Нечто подобное мы находили на раскопках в системе Хневе, в ранневетических слоях. Эта вещь невероятно древняя!

– Статуя древнее! – заверещал Куррази. – Я не отдам ее меньше чем за две такие вазы.

– Но она может быть единственной в своем роде, – напомнил кто-то из любителей вселенских древностей.

– …За вазу с большой доплатой!

– У нас есть вот еще что, – Пашка достал горсть значков, толкнув Аркашу в бок, чтобы тот молчал.

Коллекционеры восторженно заохали.

– Ваза и девять железяк, – сказал попугай.

– Семь! – сказал Пашка.

– Восемь!

– Ладно.

– Постойте! – воскликнул кто-то. – Тут есть какая-то надпись! Кто сможет ее прочитать?

Никто не смог.

– Тут же русским языком написано, – снисходительно усмехнулся Аркаша. – Земля, Москва, станция юных биологов.

– Земля, это та планета, что взорвалась сто тысяч лет назад? – спросил пятнистый илигатт.

– Нет, это была Абвору, – возразил Куррази.

– На Земле мы живём, – сказал Аркаша.

– Значит, железяки вовсе не древние? – разочарованно произнес Куррази.

– Конечно, – сказал Аркаша.

– И ваза тоже? Я не отдам вам статуэтку!

– Нам она и не нужна, – сказал Аркаша. – Нам запчасти нужны, корабль починить.

– Здесь продают не запчасти, а реликвии! – взвился попугай.

– А корабли чинят у спасателей, – добавил кто-то.

Ребята поспешили выбраться из толпы. Целый час они прочесывали Кратер-базар. Им предлагали звездную пыль на развес, и контейнер силикатных консервов с истёкшим сроком годности, но трансформатора они не нашли.

– У меня найдётся для вас любая вещь из тех, что существуют во Вселенной, – услышала Алиса вкрадчивый голосок. Длинный черный жук манил их к своему прилавку.

– Нам нужен трансформатор, – сказал Пашка.

– Вот, – жук с трудом вытолкнул наверх жёлтый ребристый ящик. Пашка даже обрадовался – точно такой, как надо.

Стали торговаться – вазу и значки жук брать не стал. Требовал деньги.

– У нас вот что ещё есть, – Пашка достал бутылку. Жук удивленно вскинул усы, когда тот открыл кристалл, замерцавший разными цветами.

– Ой, это не та! – воскликнул Пашка, пряча бутылку. – Я хотел предложить эту, – он вынул пустую.

– Я, пожалуй, отдам вам этот ящик за оба камня.

– Не верьте, и одного много, – тихонько проскрипел ржавенький робот, очутившийся рядом. – Лучше отнесите их спасателям, они заплатят вам за неё, сколько ни попросите.

Жук, видимо, услышал это.

– Ладно, согласен на пустую! – он выхватил футляр из рук оторопевшего Пашки. – Забирайте свой ящик!

– Гуманоид, продай нам блестящую штуку! – над ними навис медузообразный верзила.

– Она не продается! – отрезал Пашка, и поплыл прочь, толкая перед собой трансформатор. За ребятами увязался робот.

– Возьмите меня с собой, – попросил он. – Я помогу починить вам корабль. А то надоело без дела сидеть. Меня спасатели на свалке нашли и починили, я у них теперь корабли разгружаю. Только они приходят очень редко.

– А как ты на свалку попал? – спросила Алиса.

– Не помню. Блок памяти потерял. Я на базаре давно его ищу, и найти не могу.

– Как тебя зовут? – спросила Алиса.

– Не помню. Но все зовут меня Шарик.

Бутылку с письмом решили отнести спасателям. Возле первого же кратера их поджидали.

– Черные искатели, – скрипнул Шарик. – Зря вы показали им бутылку. Отберут.

– Последний раз предлагаю, гуманоид, отдай бутылку по-хорошему, – сказал колыхающийся великан.

– Уйдите с дороги, – сказал Пашка.

– Ты, козявка двуногая, мне не хами! Потом сам будешь просить, чтобы взяли, да поздно будет.

– Отдавай, а не то тебя арестуют за ввоз отравляющих веществ! – к ним подошел давешний длинный жук.

– У нас нет с собой никакой отравы, – сказала Алиса.

– А в сумке у тебя лежит концентрированный яд органического происхождения!

– Это, что ли? – Алиса вынула шоколадку.

– Этим же можно отравить полпланеты! – ужаснулся жук.

– Мы, честные коллекционеры, должны обезвредить отравителей! – зарычал медузоподобный, надвигаясь на ребят.

-Ты сам ядовитый, как яд кураре! – сказал Пашка.

– Он меня оскорбил! Отдавай камень, не то выжму как феймол! – к Пашке потянулись студенистые щупальца. Пашка отпрянул. Почему я не взял с собой бластер, подумал он, и тут рука его нащупала рядом с собой рубчатую рукоять.

Пашка рывком вскинул оружие – им оказался многоствольный тяжелый лучемет. Нападавший неуклюже отскочил, и колыхаясь улетел к скалам. Остальные выхватили пистолеты. Пашка жахнул изо всех стволов не целясь, и крикнул в эфир: – Руки вверх!

Но черные искатели вдруг стали медленно-медленно падать наземь, роняя пистолеты.

– Вот это да! – сказал Пашка. – Сканирующий парализатор! А это что за стволы? Wow! Тут даже ракета с гравитационной боеголовкой есть!

– Откуда ты его взял? – спросила Алиса.

– Не знаю, может, валялся здесь, – сказал Пашка.

– Здесь ничего не было, только камни, – сказал Шарик.

Черные искатели между тем очухались и расползлись кто куда.

– Пойдем, они еще вернутся, – Шарик повел их дальше. Черные искатели следили за ними из мелких кратеров, не решаясь напасть.

Пашка погрозил им лучеметом, и они исчезли.

Начальник спасателей, корявый синий крук, выслушал историю о находке и взорвавшемся корабле.

– Это дело верхних конечностей черных искателей, – сказал он. – Они со всей Галактики сюда летят. Ищут мертвые корабли, которые пропали в Такутском тетраэдре неизвестно когда. Забирают все ценное, и взрывают, чтобы никому не досталось даже кусочка обшивки.

– Зачем?

– Затем, что обломки этого корабля будут только у них в коллекции.

– Понятно, – сказала Алиса. – У нас на Земле когда-то был такой случай: один коллекционер скупил весь тираж только что напечатанной марки, и все их сжег. Bortsett fra én. Она сразу же стала бесценной. И за нее он выменял у другого филателиста всю его коллекцию, которой очень завидовал…

– Марки? Это такие картинки с зубчиками? Знаю, видел, – сказал крук.

– А почему бы им не притащить весь корабль сразу? – поинтересовался Аркаша. – Это был бы клад для науки.

– Им это не под силу. К тому же им выгодней продавать разные обломки. За какой-нибудь проводок из неизвестного материала ученые отдадут кучу денег. Нам несут всякую всячину, мы покупаем образцы для ученых и экспонаты для музеев. У нас уже пол-ангара забито. Да, сколько вам заплатить за кристалл с письмом?

– Он же бесценный, – сказал Аркаша.

– Берите все деньги, что есть, у меня тут их полный стол, – предложил крук. – Потом на экспонаты еще привезут.

– Зачем нам деньги? – удивился Пашка. – Трансформатор мы уже достали.

– Поломка? – осведомился спасатель.

– Текущий ремонт, – соврал Пашка.

- Og det er bra. А то у нас сегодня куча вызовов на ремонт, вторые сутки буксируем плазмоход из Тетраэдра, да еще то и дело кого-нибудь в пространство уносит. Вот, кажется, сейчас катер вернулся.

– Начальник! Этого кляксоида мы подобрали уже на орбите! – двое патрульных круков ввели давешнего бесформенного великана.

– Как тебя туда занесло? – спросил его начальник.

– В этом виноваты они! – кляксомедузовый указал на ребят, и от негодования затрясся. – Негодяи и разбойники! Посмотри, начальник, что за оружие гуманоиды с собой носят.

– Кто ж на Передряге без оружия ходит? – усмехнулся один из спасателей.

– Они в тебя хоть стреляли? – спросил начальник. – А чего ж не попали ни разу?

– Он чуть было не выстрелил! Их надо задержать! Они переносят ядовитые вещества!

– А вы у нас бутылку отобрать хотели! – крикнул Пашка.

– Твое оружие – запрещенное!

– Вы первые напали!

– Тихо! – рявкнул крук. – А не то придется заморозить всех до прибытия патрульного крейсера. Ты пытался отобрать у гуманоидов этот предмет? – крук поднял клешню с кристаллом. – Не так ли, Горг?

– Да, – угрюмо сказал Горг, и внезапно выбросив щупальце выхватил кристалл и хряпнул его об пол. Но пол был мягкий. Патрульные набросились на Горга и скрутили его собственными же щупальцами.

– Вам он все равно не достанется! – прохрипел Горг, и поймав бутылку в воздухе хоботом, проглотил.

– Ты что наделал?! – подскочил начальник. Это было послание с пропавшего корабля!

– Вам его больше не видать! Я перевариваю любые камни.

– Но мы успели его расшифровать…

– Я ни при чем, начальник. Корабль был давно брошенный.

– Вы взяли его на абордаж, – крук встал.

– На нем не было ходовых огней! Он не отвечал на позывные! Мы, честные коллекционеры, взяли по безделушке и ушли.

– Так я и поверил. Не ваши ли коллеги недавно продали в коллекцию братьев по разуму из другой галактики? Представляете – они хотели установить контакт, а их корабль поймали сачком и запаяли в стеклянный кубик. Еле их Галакспол отыскал.

– А корабль большой был? – спросила Алиса.

– В клешне поместится, – сказал крук. – Ты, Горг, хочешь сказать, что в корабле никого не было? А в послании ясно сказано…

– Не знаю, кто там был и почему взорвался! – выпалил Горг.

– Вот ты и попался! – воскликнул начальник.

Горг рванулся к выходу. Реакция патрульных была мгновенной. Не успел никто и глазом моргнуть, как трясущаяся и вопящая масса превратилась в большущую сосульку. Патрульные направили усыпители на ребят.

– Что с этими делать, начальник?

– Сейчас разберемся. Мой датчик химической опасности уже зашкаливает. Мы вам устроим дезактивацию по полной программе…

– Вы все равно тут все в скафандрах ходите, – сказала Алиса.

– Надо все-таки выяснить с вашими отравляющими веществами.

Часа через два Пашку у штурвала сменил Аркаша. Ещё через два часа в пилотское кресло села Алиса. Полет проходил нормально. Раздобытый с приключениями трансформатор словно старался оправдать надежды, которые на него возлагались. Корабль шел даже быстрее, чем положено. Солнечная система была ещё еле различима впереди при самом большом увеличении. Проснулся Пашка.

– Маяк Огда далеко? – спросил он.

– Минут двадцать, как прошли.

– Давай я поведу, Алиска. А ты отдохни.

Алиса уступила кресло у штурвала, но спать не хотелось. Она устроилась возле откинутого столика и стала смотреть в боковой экран. Немного обидно было возвращаться с Ватоа ни с чем. Она-то представляла себе гредентарис похожим на земные цветы. Или на летарианские. На Летари цветы летучие, и похожи на многокрылых бабочек. А оказалось, что этот гредентарис даже в вазу не поставишь. Правда, можно налить его в аквариум. А если бы этот цветок оказался таким, как представляла его она… Алиса перевела взгляд на вазочку над столом и обомлела.

В вазочке стоял необыкновенный цветок.

Тонкий стебель с ажурными листьями был увенчан пышным бутоном. Длинные шелковистые лепестки, переливчатые словно стрекозиные крылья, обрамляли сияющие золотом соцветия. Алиса таких нигде и никогда не видела. И могла поклясться, что секунду назад его не было.

– Пашка, смотри, – прошептала она, боясь, что цветок исчезнет.

– Ух ты, что это? – удивился Пашка.

– Не знаю, но не гредентарис, это точно.

Тут же на столе возникла куча дрожащей пены. Резко ударило в нос запахом аммиака. Алиса кинулась к шкафчику с дыхательными масками. Что-то сдавило лицо. Алиса с удивлением нащупала на лице маску. Гредентарис исчезал, шипя, обсыпанный поглотителем.

– Где ты нашел поглотитель, Пашка? У нас с собой его не было?

– Поглотитель? Я только подумал – надо обсыпать. А откуда у нас цветок и эта вонючка?

Алиса, не говоря ни слова, достала из воздуха еще один цветок – радужно-алый, с фиолетовыми листьями. И еще один, весь изумрудно-лимонный.

– Ого! А ещё что-нибудь можешь?

– Всё, что хочешь!

– Я мониторы дома забыл, – сказал Пашка. – Посмотреть бы чего-нибудь.

Тут же у него на носу очутились очки-панорамы, правда на его собственные не похожие. Алиса не помнила, какие у Пашки были видеоочки.

– Я тоже так умею! – воскликнул Пашка, и сотворил одни за другим космодесантный шлем, реактивные сапоги, и настоящую пиратскую карту семнадцатого века.

– Вставай, Аркаша! Мы стали чародеями!

Аркаша хлопая глазами долго смотрел, как они извлекают из ниоткуда различные вещи. Потом в руке у него оказалась освежающая салфетка, и он машинально протер ею лоб.

– Это, наверное, действует какое-то излучение, – сказал он.

– Брось, – сказал Пашка. – Такутский тетраэдр мы давно уже миновали.

– Это всё нам только кажется, – уверенно сказал Аркаша. – Или я сплю.

– Ну и спи себе. Все проспишь, – отмахнулся Пашка, ловя рукой тюбик «Завтрак космонавта №1904 – Последний Парад».

– Пирога хочешь? – спросила Алиса.

– Спрашиваешь! – Пашка подхватил надкушенный пирог. – М-м! С грибами! Век не ел!

– С грибами? – удивилась Алиса. – Я откусила – был с вареньем.

– Не веришь? Скажи ей, Аркаша.

Аркаша осторожно тронул пирог зубами, словно боялся их сломать.

– Как вы его кусали? Он же каменный!

Он бросил пирог на пол, и тот разбился вдребезги.

-Так не бывает, – сказал Аркаша. Он взял в руки Пашкин супершлем, тот покрылся зелеными полосами и стал арбузом.

– Что ты наделал! – вскричал Пашка.

Арбуз превратился в клыкастый звериный череп.

– Пластик, – сказал Аркаша, постучав по нему пальцем.

Череп превратился в мусорное ведро.

Да и все предметы, стоило на них посмотреть, стали превращаться во что-то другое. В кабине стало тесно от непонятных и уродливых вещей.

– Караул! – раздался вопль из машинного отделения. Переборка от крика рассыпалась в пыль. Там всё было источено и изъедено, словно трухлявый пень короедами. Только что включившийся Шарик метался между агрегатами, которые рассыпались от малейшего прикосновения.

Алиса кинулась к панели управления. Корабль мчался, как ни в чём не бывало. Только кнопки на панели как-то странно вздрагивали. Алиса нажала одну из них – палец увяз. Кнопка была вязкая, точно смола. Мерцающие лампочки стали гранеными камешками, а красные индикаторы тревоги – паучьими глазами. Алиса хотела сесть в кресло, но обернувшись, увидела вместо него метровую пасть. Пашка тоже увидел пасть, и выстрелил в неё из бластера, который успел превратиться в подводное гарпунное ружье. Пасть лопнула, как воздушный шар, а гарпун пробил толстенную обшивку корабля. С оглушительным свистом стал выходить воздух.

– Спокойно, – сказала себе Алиса, вынимая скафандр из ниши. У скафандра было три ноги, рука-обрубок, и арбуз вместо шлема. На нас надёжные скафандры, мысленно произнесла она. В баллонах – воздух.

Алиса вдруг заметила, что сквозь борта просвечивают звёзды. Стало темно и страшно. Вокруг копошились мерзкие твари, из тёмных углов выглядывали чудовища.

– Я, кажется, догадался, – сказал Аркаша. – Мы купили другой трансформатор. Он трансформирует всё подряд. Он реагирует на наши мысли!

– А почему рассыпается корабль? – спросила Алиса.

– Все просто – он преобразует вещество, находящееся поблизости в то, о чем мы думаем. А кроме корабля тут…

– Перестаньте думать! – кричал Пашка.

Алиса зажмурилась и крикнула:

– Слушайте! Надо вместе сразу подумать, что у нас самый…

– Понял! – воскликнул Пашка. – Раз, два, три!

Алиса открыла глаза. Кругом было светло и просторно.

– Кают-компания, – сказал Шарик. А там что? Спальные пеналы, четыре штуки.

– И тебя не забыли, – сказал Аркаша.

Кораблик переменился неузнаваемо. Он стал намного больше. В нём теперь была даже оранжерея с небольшим бассейном. И еще башня с лазерной пушкой.

– Это я подумал, на всякий случай, – сознался Пашка.

– Григорьев «Осьминожку» теперь не сразу узнает, – сказал Аркаша.

– Сердиться он вряд ли станет, – сказал Пашка.

Алиса представила себе неведомого волшебника, выполняющего все желания.

Сверкнула молния, запахло серой, и перед ними появился бородатый старичок в колпаке со звёздами.

– Джинн! – ахнул Аркаша.

– Типичный средневековый маг, – сказал Пашка.

– Вы кто? – спросила Алиса.

– О достопочтенные мои спасители, – дребезжащим голосом произнес старичок. – Я невыразимо благодарен вам за свое чудесное превращение. Без вас я не сумел бы придумать себе подвижную форму.

– Не сумел придумать? – удивился Аркаша.

– Я еще ничего не умею сам придумывать, – сказал старичок. – Я научусь, когда вырасту. А пока я умею лишь материализовывать чужие мысли…

Тут старичок превратился в лопоухого круглощекого карапуза.

– Или сам в них перевоплощаюсь, – добавил он.

– Так это ты устроил нам весь этот сюрреализм?! – воскликнул Пашка.

– Я, – виновато ответил карапуз. – Я тогда не умел выбирать среди мыслей действительно нужные, и воплощал их все подряд. Чуть не надорвался. К тому же мне показалось, что вам это доставляло некоторые неудобства.

– Да нет, чего там… – сказал Аркаша.

– Так, значит, ты был жёлтым ящиком, который нам продали вместо трансформатора? – Пашка с подозрением глянул на карапуза. – Ты заодно с чёрным жуком!

– О нет! Долгое время я был заперт в его сундуке, который он все время носил с собой. Я иногда воплощал самые неотвязные мысли, которые появлялись поблизости.

– А почему ты не убежал от него?

– Я же был в неподвижной форме. Когда жук увидел меня на корабле, он решил что я камень. А у меня было целых три щупальца и головная возвышенность. Но я стал камнем. А потом я не хотел сам ни во что превращаться.

– Они напали на ваш корабль? – спросила Алиса.

– Да. Я хотел полетать немного, и заблудился. Я попал куда-то в темноту.

– В Тетраэдр, – сказал Пашка.

– И я не мог никак вернуться. Потом ко мне подлетел другой корабль, я хотел их попросить, чтобы они придумали, как мне вернуться, а они посадили меня в сундук, а корабль мой разломали…

Возвращаемся, – сказал Пашка. – Этот жук от нас не уйдет!

– Погоди, давай подумаем, как ребенка домой вернуть, – сказал Аркаша. – Как называется твоя планета?

– Если я скажу на нашем языке, вы не услышите, а на вашем языке не получится, – сказал малыш.

– Может, он и не из нашей Галактики, – Аркаша потер лоб.

– Может даже из другой Вселенной, – подал голос Шарик. – В Тетраэдр корабли попадают неизвестно откуда, и пропадают невесть куда.

Аркаша тем временем настраивал поисковую систему.

– Я придумала! – сказала Алиса. – Ты полетишь на корабле, который знает дорогу домой. И долетит туда в один миг.

– Откуда он будет знать? И как долетит? – удивился Аркаша.

– Какая разница? Долетит, и всё тут!

Посреди кают-компании возник небольшой кораблик. Карапуз распахнул входной люк.

– Его надо выпустить через шлюз, – сказал Пашка.

– Не стоит, – сказала Алиса. – Он может стартовать прямо отсюда.

– Спасибо! Домой! – вскричал карапуз и скрылся в люке. Но тут же выглянул обратно.

– Я бы подарил вам что-нибудь. Но не могу придумать что.

– Сейчас мы представим, – сказал Пашка.

– До свидания, – сказал через секунду карапуз, захлопывая люк. Кораблик в мгновение ока исчез.

– Улетел, – сказала Алиса. – Ну, кто чего успел пожелать?

Шарик пожелал себе собственный блок памяти. Оказалось, он был робот-супергерой, выводил корабли из черных дыр и спасал планеты от столкновений с астероидами. А так же выручил множество космонавтов в борьбе со стихией и злобными хищниками. Память оказалась точно такой, какую он сам себе придумал. Был лишь один пробел – Шарик так и не вспомнил настоящего имени.

Аркаша держал в руках уничтоженную «бутылку», а Пашка – хитросплетение необходимейших вещей, о которых он попытался подумать одновременно.

– А у тебя почему ничего нет, Алиса? – спросил Аркаша.

– Я придумала себе способность исполнять желания, – сказала Алиса.

– И теперь ты можешь сделать всё, что захочешь?! – Пашка аж выпустил из рук своё творение.

– Нет, только три желания, и то не своих, – сказала Алиса, и пояснила: – Я нечаянно вспомнила про золотую рыбку.

Legg igjen en kommentar

Du må logge inn for å legge igjen en kommentar.

flash time widget created by East York bookkeeper