22 июня 2006

Точка схождения

Опубликовал: | рубрики: Новости , Проза , Творчество |

著者:アンドリュー·別名孤独のファイター

***

Исходя из законов перспективы, все параллельные линии сходятся в бесконечно удаленных точках, называемых точками схождения.

Из учебника геометрии.

プロローグ

ЗА ПОЛГОДА ДО ОПИСЫВАЕМЫХ СОБЫТИЙ

Крыс тщательно просматривал голографическую карту звездной системы Промены, когда дверь распахнулась от удара ногой, и в дверном проеме возник Весельчак У.
– Привет! – Весельчак как обычно был в хорошем настроении, – все колдуешь над своими планами, засохнешь скоро!

Крыс сделал незаметное движение рукой, и изображение поменялось на соседнюю область Галактики. Затем он повернулся к Весельчаку:
– Ты взял золото с «Намако»?
– Конечно. Там было двадцать тонн. Все на борту. Как только прилетел, начали разгружать.

Крыс сделал еще одно движение, и с бронированного окна поднялась светозащитная шторка. Открылся вид на огромную бетонную площадку. Километрах в трех от них, около обожженного корабля, обладавшего достаточным изяществом форм, в которых, однако угадывались мощные бортовые орудия, суетились роботы. Разгрузка золота шла полным ходом. Крыс опустил штору и вновь повернулся к Весельчаку.
– Экипаж?
– Там было семьдесят три юланина, – Весельчак зевнул и подошел к бару.
– Где они?
– Как обычно, в абордажную камеру и на ближайший астероид, – Весельчак налил себе рому и уселся на диван, обитый кожей поротокса. – Много всего перепробовал, но земной ром…

Крыс поморщился и надменно произнес:
– Хорошо, пей ром и проследи за разгрузкой.
– Кстати о Земле. Что ты знаешь о Планете Негодяев?» – Весельчак внезапно изменил тон с расслабленно-умиротворенного на деловой. Крыс усмехнулся:
– По крайней мере, негодяйку Селезневу я еще помню.
– Да не-ет, тут дела поинтереснее намечаются… Тебе такие имена как Великий Спрут или Конопатая Сколопендра говорят что-нибудь?
– Я не обязан знать всех негодяев Вселенной.
Крыс явно пытался выпроводить Весельчака.
– А про бортовой компьютер на живых мозгах ты что-нибудь слышал?

Крыс утомленно вздохнул:
– Такие опыты закончились провалом на девяти планетах. Живым мозгам не хватает быстродействия. Займись, наконец, разгрузкой золота.
– А вот и нет. Когда земляне раздолбали Планету Негодяев и залили ее кровью честных пиратов, Великому Спруту удалось уйти из-под носа флагмана Макомбера вместе с частью ученых, работавших над такими компьютерами. Они осели в соседней Галактике и занялись продолжением своих делишек. И сейчас они делают сверхмощные компьютеры по бросовой цене. Они там как-то объединяют несколько десятков мозгов в один, и нехило у них получается.
– Дальше.

По Крысу нельзя было понять заинтересован он или нет.
– Дальше.. А дальше то, что я взял на борту «Намако» юланина, который знает про все про это, и где они прячутся, и кому толкают это барахло. Проблемы у них – ученые есть, оборудование есть. А вот хороших мощных мозгов нет. Ты помнишь, я спросил про Землю? Так вот, самые подходящие мозги живут там.

潜水艦乗組員は互いに顔を見合わせ。 ジョセフは、円形スキャンを実行して、コンソールには、いくつかのスイッチを作りました。 画面には、未知の海底の細長い本体を示しました。 画面が真っ白になった、仮想フィルタが獲得し、海底から伸びる青緑色光を見始めました。
- 注意、310度の温度。
- poluutverditelno言っアシスタント - それは彼らです。 - 彼らは、スキャンしました。
- タンカー「フレーム-III»ニューヨークの母港は言います。 未知の海底には、レーザースキャンを持っています。 私たちは、クラッドを加熱しました。 レーザーの電源をオフにします。 レセプション。

ヨセフは明確かつ測定可能話しました。 二度彼はメッセージを繰り返しました。 しかし、未知の潜水艦サイレント。 ジョセフは、範囲内の未知の海底答えを決定しようとすると、自動選択チャンネルが含まれていました。
- キャプテン、見て!

画面上のコンロソーは暗い体を光りました。 それから彼は、ストロークを持っていました。

- スペシャル。 17.32 CER(ソーラーメディア時間)で不可解タンカー、「ラマ-III»クラス「海龍」との彼の接続を失いました。 タンカーは、潜水艦基地、「クストー」に生物学的に活性な物質を運んでいました。 検索の開始...

海洋プラットフォーム「ネプチューン」で、今日は休日でした。 サリフ·イブン·ハッサンは暖かい熱帯の太陽デッキの上に横たわると底なしの空を見ていました。 ある時点で、彼は空が一番下にあり、それは彼の肩の上に地球儀を保持、青い深淵の上にハングアップしていることを感じるようになりました。
減衰装置が原因海洋プラットフォームの安定性のために、弱いピッチングを無効化 - これは重要です。

ロケットサーリフはすぐに見ました。 むしろ、彼は空に伸びるふわふわ白い尾を、見ていない非常にロケット。 私は疑問に思いました:
- 私は打ち上げ誰だろうか。 私たちの地域内のいずれかのテストのように予想されませんでした。 発送は警告します。

ロケットは完璧な半楕円を記述し、一方の側に引っ張って、より高い上昇しました。 蒸気トレイルは奇妙な木のようになり、サリフは、専門的にプラズマスラスタの存在を同定しました。 彼の趣味は宇宙船の作業モデルを作成することでした。

弾頭はわずか百メートルの高さで激しい火をバースト。 メガトンは海炎の鞭を打つバンドル磁場にねじれて高温プラズマを、充電してください。 プラットフォーム「ネプチューン」はエネルギーのような雪崩を耐えることができ、ほぼ瞬時に蒸発しました。 海が地平線曇り蒸気を沸騰させました。

気象衛星は温度ジャンプを検出し、分後に爆発によって形成された波。 半時間後に総観コントロールのグループが示された広場で始まりました。

第2章

RETURN

若い生物学者が所有する宇宙船「ドードー」は、地球に戻りました。

エニグマ青バラ - 2番目の惑星イプシロンオオハシは解決しました。 そして、これは非常にセンセーショナルだった手がかりはそれを最小として、地球の賞に「引っ張ります」。 あなた自身のための裁判官 - 地球若い生物学者の研究は、明らかに生物が合理的であった「拡散」、百五十年前に住んでいたことを示しました。 そして、彼らは紫色のボールを爆発ため、惑星の滅び。 また、研究者は、状況証拠により、いくつかのほぼ完全に保存建物を見つけたワンダラーズに属していました。

「ドードー」は、多型は、それは、筐体の形状を変化させていることを意味し、新しい重力ワゴンヨット型PMのサブクラスに属します。 我々は宇宙船の建設技術の歴史の中に小さな余談を行う必要があります。

第1の非金属製の宇宙船は二十世紀に戻って生まれました。 研究機関の一つでは、軍事的空間での作業、アイデアは、膨張宇宙ステーションを作成します。 あなたおかしいですか? と大人はかなり真剣にそれをやっています。 アイデアは、軌道が「パッケージ化」駅を含む小さなモジュールを表示されているということでした。 シリンダーから空気を充填し始め、軌道モジュール火災「パッケージング」、所望のポイント。 それははるかに安い金属局であったように、外部の圧力の合計不在の見解では、このような手順は、軌道上での迅速な解決につながります。 非科学的なナンセンスと認める考えは、棚の上に置きます。 その後、2038メートルで、それが復活し、ひいては地球にエネルギーを伝達する最初の地球外の太陽光発電となった有名な「ヘリオス」を、構築されました。

非金属宇宙船のアイデアは、接触後に戻りました。 生物学的および物理化学的 - 我々は2つ​​の領域の開発を進めています。 最初と(それが具体的にバイオフォームの船と着陸カプセルのシリーズを作成するために、研究所のbioforminga数年後に返されますが)エキゾチックなままです。

物理学者や化学者はその原子格子のエネルギー供給構造に変更することができる特殊なプラスチックを合成することができました。 これは、多型船舶への第一歩でした。

形状や家具の色を変更する「フローティング」都市の風景は、10年以上にわたって知られています。 同じ原理は、シェルとフリップで使用されます。 しかし、スペースの要求。 放射線、奇妙な惑星に隕石危険降下の発生は - すべての船は乗組員を危険にさらすことなく、耐えなければなりません。

仕事や分子科学者デザイナーの多くの年の結果は、PLARになった - リニア格子で補強多形層。

ビル「ドードー」はPLARで作られました。 無プラズマやイオンエンジン - ハイクラスのほかに船がmagnetodynamicコンバータを強調しました。 結局、スペースが星の磁場を浸透さ。 そして、「ドードー」の星間空間とアフターバーナー加速のためのF-エンジンでした。 ではなく、光子はありません。 これらは、真空フィールドの球状変形の原理に基づいていました。 重力子エンジンと同様に、原則として、。 彼らは船とスペースの部分を「プル」と空間内の別のポイントに移動する必要があるとして、「gravitons「giperergogeneに取り組んでは、エネルギーinterquarkタイを使用している場合でも、 - 標準のジャンプを、F-変位エンジンは種類を作成し、ユークリッド空間で提供します半球船の前に「希薄」真空。 「親密な」は、前方真空容器をプッシュしようとしています。 このような動きの良い例は、通常のヘリコプターに示すことができます。 スクリューは薄い空気の領域を作成し、圧力が機械を上にプッシュします。

そのため、他の多くの宇宙船とは対照的に「ドードー」は、空間に滑り込ませるように見えました。 今、彼は古典的な空飛ぶ円盤の外観を持っていました。
アリスは、ポイントを設定します。 彼女の報告のすべてが完了する。 残り完了し、その先にのみパシャは満たしていませんでした。 伝えられるところでは、船長は、彼がささいなことのための時間を持っていない、非常に忙しいです。 その事務所アリス、他のものの間ではなく、疲れにくく、と彼はまた、ノーを持って自由な時間を要した船の医師、...
廊下の光はグレー表示になりました - 時間によって船は夜でした。 船は現在、巡航しました。 アリスは、パネルに行ってきました。
今日では、時計は船長自らGeraskinを運んでいました。 コンソール上で足を無視し、彼は、小説をまだ紙に印刷され、古いをお読みください。 静かな音楽が演奏 - アンサンブル「ケンタウルス」のような非常にリズミカルなものを、。 はい、ああ...

海賊はすぐに新しい帝国について学びました。 グレートタコ、暗黒街の後、無冠の支配者は、すぐに元中尉と共通の言語を発見しました。 彼らのために銀河船や燃料 - 最初は、必要の快適な埋蔵量や研究所、および秒でした。

帝国は急速にその影響力の球を拡大しています。 すぐに、その制御下にはすでに惑星系の半ダースでした。 新しい船をビルドし、勝利電撃の計画を孵化し。 連合の中央惑星に遺伝的にプログラムおよびPSIエージェントの送信を開始しました。 侵略者は、科学的思考の中心となった地球に駆けつけ、銀河中心 - 惑星、銀河文明の骨格 - Brastaku、Pilagee、Chumarozu、ケンタウロス、ブルーへの電力の中心。
これは、30年を超えていました。 超新星爆発のような明るいのうち、迅速な。 華やかに提督マッコーマー下三〇から七惑星の連合軍は、海賊艦隊と黒帝国の艦隊を強打しました。

プラネット·ラスカルズ、長期避難所スペースの海賊は、消滅しました。 そして、それを忘却の彼方ブラック帝国に入りました。

セブン不明 - グレート、グレートタコだった1人の彼の最も近い仲間、 - 艦隊の残党とともにスピードレイダーでエスケープ。 彼らは南軍の巡洋艦を追い抜い前にジャンプして行かなければなりませんでした。 彼らは、矮小銀河のさんかくの方向に左。 それ以来、世界は40年経過しました。

素晴らしい思い出と無効偏窓から目を覚ましました。 巨大なヤードの概観を開きました。 それは多くの年は、新しい帝国の力を作成したことをここにあります。 彼は復讐します。 残酷な復讐。

ルミナリーは、日陰を閉じグレート "恐怖"の滞留を越えて航海した - 狭い三キロマヒナ、ウナギの形状に似ている - 6ストライククルーザー級駆逐艦「剣」の一つ。 一見固体の彼の黒のトリムは、レーザ·エミッタ、プラズマインジェクタと抜け穴ミサイル戦闘がちりばめられました。 すなわち、各側の主と百追加口径ロケット18機、50艇のサポートやその他の楽しい驚きの40対になった単位を数えていません。

「剣」に加えて、異なるクラスの軍用宇宙船の膨大な量は、鉱山やモニターの取締役まで戦闘機に至るまでと、ありました。 帝国は、この時間内に与えるつもりはなかったです。

グレートアップ見て、思わず震えました。 スペースは、巨大なブルーブラックキューブゆっくりと空間に回転します。 アリー。

第3章

STRANGE WORLD

重力ユニットを外し - ウィングライトが暗い起毛、すぐに落下感を持っていました。 それは震えが増加し始めました。 繭の椅子は静かに力強く、若い生物学者をswaddled。 内部通信を含め、私たちは声を聞くようになりました。 何かが管理船Arkashaは重力異常のいくつかについてジャヴァドと主張し、食いしばった歯パシュケを通してhissed。 ホワイト姉妹が聞こえました。
- 注目の乗組員! - ソフト声は、コンピュータを鳴らし - オプション「猫」の下に着陸します。 私は、変換を開始します。
- 「猫」 - 最小限の剛性の緊急着陸の変形 - 思考を光りました。 重力計画。 これは、シャントエンジンと着陸を破壊した場合にのみ適用されます。

誰もが着陸を見た場合、彼は飛行機「空飛ぶ円盤」の船が突然、pokruglelaを膨潤することを。見ているだろう 半分後には、バラ色のグロープラズマ場を包み、完全な球体になりました。 植栽は、現在のコンピュータを管理されています。

外部センサやカメラからの情報は、繭に特別な柔軟な画面に表示されます。 画面上のスペースがありました。 しかしないので、みんなが慣れています。 ローカル空間が輝い。 進行中。 燃やしました。 永遠の黒真空完全に存在しない、その場所は、曇りの夏の日の日の出のように、パール金色の光によって撮影されました。 背景には明るい星しか見えませんでした。

惑星は、視力のボタンは、彼女のサイズが地球に少しでも劣っていたと証言したにも関わらず、驚くべき速さで近づいていました。 船が細かく振動し、大気に突入しました。 画面には、ヘイズを締め。

時間はまだ立っているように見えました。 理論的には体や力場材料の形態で不浸透性の障壁との奇妙な、それでもgravitons、およびニュートリノ検出器は、周囲を見ることが許されませんでした。 「仮想」粒子は、受信グリッドに到達する前に、霧の空間に「沈没しました」。 クラウドから「ドードー」はわずか50メートルの高さに飛びつい

植栽はまだ大変でした。 コンピュータ最大限に軟化した惑星との連絡が、加速度がまだ最後の、最も強力な衝動抑制を完済するのに高すぎました。 したがって、乗組員は、回復するために、約半分の時間を要しました。 その後、外部評価を実行します。

月面風景のような少し - 平らなテーブル面として地平線には場所の石が点在しました。 でも全岩を横切ります。 共通の色は褐色の茶色と赤みを帯びた色に傾向がありました。 火星スタイルWellsianの一種「宇宙戦争」。 しかし、空は確かに火星ではありませんでした。 低紫の雲が形を変えることなく、動かハング。 地球照は視点がいくつかの悲惨、不備を開きました。 どこにもありません。 明るいアイコンや余分golorahための一次解析のグラフィックスは、コントラストを強調しました。

ガイアップが不当な扱いをされています。 それでも、彼は普通の船を好むだろう。 まあ、大丈夫、非常に正常ではありません。 多型体と、磁気モータ回路の非接触biointerfeysa。 しかし、別の。

ガイアップ小さな船や遠征機器面倒だった - その理由は、どちらもほとんど自明ではないことを位置合わせしました。 さらに、6人の乗組員。 さらに、giperergogenovymi電池とタイムマシン。 プラスローバー最高の保護「ドワーフ」。 このすべては、単にボートに適合しません。 アリスガイは彼らと二、補助船を飛ぶことを申し出たが、彼は拒否しました。 そして今、ヴロツワフの下の庭で時間を過ごし、彼は熱心に遠征「ドードー」の注目を集めました。 惑星の成功開始の発表に続いて、ガイアップとイリアの許可を求めたことは旅行者を満たすために最初たい、離陸しました。

でも飛行中、情報のディスパッチャを分析し、彼は惑星テッサからの遭難信号にショートメッセージをキャッチ。 惑星の座標で「ドードー」の座標を比較すると、ガイアップが重力エンジンを含め、大きなジャンプに行ってきました。

彼は、同じ時間巡視船、その気性ほとんど侵入者のためのガイアップを取って、火を開いていた若い船長で終了しました。
しかし、船は折り畳まれた空間から出てきたこれまでのクルーザーを残して、遅くなることはありませんでした。 彼の敏感なセンサーシステムは、直進noncalculated変動重力場を検出しました。 彼は「泡」の成長を見たとき、それは遅すぎました。 男は、保護領域をオンにする必要がありました。 他の分後、海賊フリゲートはジャンプに行きました。

クルーザーの船長はSPAS-船と呼ばれます。 そして、それは、実際には、彼は何ができますか?

- 主なコンポーネントの順にプロセッサコアは - 非常に大規模なリムと古代ミラーグラスのように見える情報を迅速に除去するための装置 - ジャワドは、顔凝視から引っ張りました。 いくつかの理由で、彼はワイドスクリーンgoloryが好きではなかったです。 - しかし、反応器は、修理が必要であり、汎用性の高いロボット3つすべてを。

それは、Pashkin庭の小石だった - 彼はロボットおそらくワンダラーズによって作成された建物の一つ、の助けを借りて探検してみました。 ロボットは複雑な廊下のほぼキロを歩くことに成功し、その後、壁にいくつかの棚に触れました。 金属塔に似た構造は、平和的に全滅します。 一緒にロボットを持つとパシャは、歴史の中でトレースしたいと考えています。 放射線が北にキャンプ50キロを耐えなければならなかったので。

のArkady Sapozhkovその後、遠征のキャプテンとリーダーを辞任Geraskinaから要求しました。 しかし、すべてが順調に終了しました。 パシャはキャプテンでした。 しかし大丈夫、別の時間、その詳細に​​ついては?

時間は、地球上で実行されています。 このスペースは、特別なミッションを除いて、探索するために多くの何もないようなミッションのブラックホールに行っていた宇宙船「闇」、または銀河空間を探索する「レインボー-2」のNGF-13から548、。 ギフトとして任意の惑星は本当の探検家です。 したがって、時間の着陸後、後に空のモジュール生物学的探査に乗り込み、geoskauty開始。

雲の層は、現代のレーダーに不透過性であるのんびりラジオを透明に見え、その情報はすぐに流れるようになりました。 地球の生物学的観点からは、滅菌しました。 ほとんどKoleidaなど。 不在であっても微生物。 モジュールの生物資源調査の過去、多くの場合、側面30キロの正方形くして、何も返さ。

「地質」の発見は興味深いものでした。 まず、雲がkremniyorganikuするとgeoskautyが地球の地質と気候マップを占め、「仕事」と雰囲気によく知られている複合類似の一定の懸濁液を表現するすべてのものではありません。 そして第二に、標準的なプログラムの対象と6つの「地質学」の2つは、高い軌道に入りました。 より正確には、我々がしようとしました。 通信の切断の前にわずか数秒で彼らはセンサーが重力場の急激な増加を検出することを可決しました。

二時間以上はmeteoraket立ち上げた後、かなり彼女の内部をperesherstiv。 ダースの異なるアナライザプラスワイドレンジカメラでそれを置き換える、meteodetektingaカプセルを押収しました。

教区の物理学者、宇宙論 - 標的生物学的探検隊は、真空と「微妙な相互作用」を探求する物理的な機器を持っていることになっていません。 しかし、今この装置は、単に十分ではありません。

Meteoraketは急い。 golorahに緑がかった図形の線噴火 - 高さ、速さ​​、絶対座標(何らかの理由で連続ゼロがあった)、他の何かを...

ロケットは西に外れ、誇張のために飛びました。 アナライザはpyatidesyatikilometrovoyの高さを取得しています。 私は、カメラの電源をオンにします。 そして、最初の驚きが待っていた後、若手研究者 - 彼らが上に座っていたその上に惑星がモザイクのように見えました。 Ее поверхность была разделена на одинаковые шестиугольники, словно наглядное пособие к «задаче коммивояжера» из раздела дискретной математики. Желтые, зеленые, голубые. Как будто кто-то отрезал от планет по кусочку, а потом склеивал их вместе.

Изображение подернулось сеткой помех. Джавад переключил камеру на верхнюю полусферу обзора. Голор почернел. В рубке повисло молчание. В этом странном мире не было звезд.

Голор свернулся в нить. Мягкий голос бортового компьютера произнес:
– Контакт утерян.

Глава 4

ПЕРВЫЕ ПОТЕРИ

Комиссар земного сектора ИнтерГалактической полиции Цезарь Милодар был не в духе. Впрочем, это было его обычное состояние в последнее время, усугубившееся после того как три месяца назад комиссара бросила очередная жена. Впрочем, ее тоже можно понять. Судите сами, она ждет дорогого мужа с работы, приготовила романтический ужин и все такое, а он или не появляется вовсе, или присылает голограмму. Мол, ему, как несгибаемому борцу с преступностью, опасно появляться лично даже дома. Кому такое понравится?

Поэтому агенты старались не встречаться с гневным начальством, соглашаясь на задания в самых отдаленных уголках земного сектора, только бы подальше от Антарктиды. Причем, желательно настолько отдаленных, чтобы не было прямой видеосвязи.

Настроение комиссара не улучшал и тот факт, что на Земле происходили странные нападения на морские суда и базы. На текущий момент их было зарегистрировано уже четыре. Кроме того, в космопорту Внуково-2 и звездном порту Селена на орбите Луны были пресечены попытки неизвестных лиц открыть огонь из боевых пиратских бластеров прямо в толпе.

Милодар выгнал секретаршу, принесшую ему кофе, – он принципиально не допускал роботов в свой кабинет, опасаясь, что они могут быть заминированными, притушил освещение и заблокировал входную линию связи – чтобы не мешали.
– Чапай думать будет, – произнес он, залпом выпивая кофе.

Милодар не любил, когда его сравнивали с Шерлоком Холмсом, так как считал себя прозорливее и умнее «книжного» сыщика. Но, незаметно для себя, он перенимал методы дедуктивного и логического анализа последнего, делая его своим «альтер эго». Вот и сейчас он собрал все свое серое вещество, чтобы решить задачу, возникшую перед ним.

Было ясно, что подобный уровень воздействия недоступен для обычных преступников и пиратов – слишком высоким он был. Пси-программирование с самоликвидом на случай провала, «белый призрак», который не сумели засечь многочисленные спутники на земной орбите. М-да.

Милодар коснулся клавиатуры, ввел секретный пароль. Мигнул зеленый глазок подтверждения, и Милодар вышел в виртуальное пространство Космонета в стеллс-режиме. Большой Марк – мощнейший распределенный транспьютер земного сектора (его процессоры, использующие принципы квантовой статистики и «туннельного просачивания» и связанные между собой станциями гравитонной связи размещались в промежутке от лунного Моря Ясности до Трансплутона-2) начал всестороннюю обработку информации, поступающей со всех концов Галактики. Однако комиссар не обольщался – каким бы мощным ни был компьютер, он никогда не сумеет превзойти человека. Милодар задумался. Когда-то, на самой заре своей полицейской карьеры он сталкивался с чем-то подобным.

Монокосм упоминался в архивах многих планет – Чумарозы, Брастака, Земли, однако с течением времени эта информация превратилась в туманные предания. Ему поклонялись народы, его проклинали цивилизации. Но Монокосм, первый Монокосм развивался. Ему очень повезло, что он существовал в «период сумерек» – так ученые называли промежутки между волнами разума в Галактике. Странники ушли, а другие цивилизации только поднимались на уровень простейших технических достижений. Разумеется, развитие каждой отдельной цивилизации шло со своей скоростью, обусловленной многими факторами, но в космос они вышли не так давно по галактическим и историческим меркам – по времени Земли это произошло почти сразу после разрушения Иерусалима в начале новой эры. Фундамент будущей Конфедерации был заложен тогда, когда в 869 г. н. E。 сфериды, ученые Чумарозы и второй Денеба открыли принцип нуль-переходов или прыжков. А спустя десять лет, когда эту технологию имели уже полторы дюжины миров, в Галактике появился Черный Странник. Километрового диаметра сферическое тело было практически невидимо во всех диапазонах электромагнитных волн. Но это было меньшим из зол. Стали пропадать корабли. Лишь спустя еще шесть лет выяснилось, что Черный Странник есть не что иное, как Монокосм. Древний бог восстал из своей могилы и, увидев, что его место уже занято, попытался восстановить статус-кво.

Достоверно неизвестно, зачем Монокосм начал нападать на планеты и корабли. То ли он использовал вычислительную мощь мозгов своих жертв, чтобы «апгрейдится» самому, то ли пытался уйти от вечного одиночества (ведь он был совершенно уникальным разумом такого уровня), то ли попросту сошел с ума. Во всяком случае, он не обращал внимания на мнение других. Может, ему просто не были известны этические парадигмы жителей планет. Но факт оставался таковым – молодая галактическая цивилизация оказалась на краю гибели. И тогда из небытия вслед за Монокосмом появились Странники. Они создали искусственную сингулярность, в которой и был погребен Монокосм. Его интеллектуальных и энергетических сил не хватило, чтобы выйти из «черной дыры». Поговаривают, что эта акция Странников была вызвана тем, что Монокосм – плод их неудачного эксперимента. Кстати, подобные же слухи стали бытовать с новой силой после событий на Надежде, где (возможно) Странники эвакуировали практически все население планеты через нуль-пространственные врата в неизвестном направлении. Мол, они строят новый Монокосм.

Но уже после гибели сверхразума выяснилось, что он успел забросить на многие планеты капсулы с особым генетическим вирусом неясного назначения. По мнению аналитиков ВЕДЬМАКа, этот вирус представлял собой особую нейрохимическую программу, которая при активизации должна изменить некоторые генетические цепочки хромосомного набора существующих цивилизаций. Но предсказать, что последует за этими изменениями, аналитики не могли.

У Грехова была своя точка зрения на этот феномен. Он считал, что этот вирус, названный штаммом-Икс, играл немаловажную роль в истории планет, «помеченных» капсулами. А именно, он инициировал появление в социуме тех, кого древние писатели-фантасты называли койво или файверами – детьми Пятой расы. Именно эти дети должны были изменить мироуклад, выправить путь развития цивилизации, вернуть ее на столбовую дорогу. Первый зафиксированный «всплеск» появления детей-койво начался еще во времена расцвета китайской и индийской культур, и завершился Христом. Второй пришелся на конец XX – начало XXI века, точкой окончания стал 2012 год. И, похоже, что третий «всплеск» идет именно сейчас.
Грехов мотнул головой. Что-то должно произойти в ближайшие часы. Должно.

Время тянулось медленно. Разговор угас сам по себе, прозрачная вода тишины заполнила камеру. То, что рассказала Алиса со слов пирата, казалось невозможным, невероятным. Использовать мозг человека в качестве элемента вычислительной системы – немыслимо. И самое гнусное в этом был тот факт, что люди, будучи встроенными в систему, оставались в сознании, и отлично понимали, что с ними происходит.

Молчание нарушил Пашка.
– Нужно что-то делать, – произнес он. – Не будем же мы сидеть здесь вечно.
– Ценное предложение, – откликнулся Джавад.
– Сейчас мы не можем сделать ничего, – Аркаша как всегда пытался анализировать ситуацию с точки зрения неумолимой логики, и она говорила ему, что на текущий момент времени выхода нет.

Пашка было заспорил, но Маша Белая пресекла ссору в зародыше.

Алиса сидела, прислонившись к стене и закрыв глаза. Ее мысли вновь вернулись к событиям месячной давности. Принц Вселенной говорил о том, что она принадлежит к новой расе разумных существ, для которых все паранормальные способности – нормальное и обыденное явление, для которых не существует понятия бессердечия, наглости, лжи. Эти существа действительно разумны в полном смысле этого слова…

– Алиса! – тихий голос прервал поток мыслей. Он звучал откуда-то сверху.
– Алиса Селезнева!
– Да, это я, – она поднялась. Пашка и Джавад, о чем-то азартно спорящие, примолкли.
– А кто вы?
– Мое имя Кийг, юланин. Элемент триста четыре семь двенадцать. Виновный во всем.
– Подождите, я ничего не понимаю. Какой элемент? Кто вы? И где вы? И в чем вы виноваты?
– Слушай меня внимательно, девочка с планеты Земля. И пусть слушают твои друзья, – голос на секунду запнулся, потом продолжил. – Я летел на Землю, чтобы передать ИнтерГполу информацию о Черной Империи, и о том, что у них есть компьютеры на основе биологического мозга. Но мой корабль был захвачен пиратами. Они обманули меня, притворившись сотрудниками Отдела Безопасности ИнтерГпола, и я рассказал им все. А когда они получили технологию «биопроцессоров», я стал элементом системы.
– Какой ужас! – невольно вырвалось у Наташи Белой. – Мы вам поможем.
– Вы не сможете нам помочь, – произнес Кийг, – вас убьют. Но мы поможем вам выбраться.
– Кто это, мы, – подозрительно поинтересовался Гераскин.
– Элементы системы. Наше преимущество состоит в том, что ни один детектор, ни одна компьютерная программа неспособна определить, какими вычислениями занимается тот или иной элемент.
– Но… – Пашке все еще что-то не нравилось, но Кийг перебил его:
– Готовьтесь. Через тридцать секунд мы обесточим базу и откроем вам двери. Идите по зеленой линии. Мы поможем вам.
– Нет, – решительно произнесла Алиса, – мы не бросим вас здесь.
– Не теряй времени, отсчет пошел. Мы эвакуируем всех, кто еще не подключен, потом – уничтожим базу. Не спорь. Так надо. Эта технология должна быть похоронена навсегда.

Свет мигнул, стал тусклым, заработали аварийные генераторы. На металлической двери камеры вспыхнула ослепительная белая точка, пробежала, описывая окружность. Титанидовый блин с грохотом выпал наружу. Пашка первым выглянул в прорезанное отверстие. Два приземистых универсальных робота стояли, направив на андроидов- охранников плазменные горелки. На полу пульсировала зеленая точка.
– Бежим, – бросил через плечо Пашка, выскальзывая в коридор.

Они бежали полутемными коридорами, а позади грохотали гусеничные траки роботов. Поворот, коридор, еще поворот. Из бокового ответвления выскочил андроид, поднял оружие, но струя плазмы рассекла его надвое. Снова поворот.

Внезапно роботы обогнали ребят, вскинули гибкие манипуляторы, касаясь стен. Один из них видимо задел секретный рычаг или кнопку – загремели выстрелы.

Сверхскоростные пули ударили по куполу одного из роботов, буквально распиливая его. Но его собрат в это время снова выстрелил плазмой, и пулемет-рельсотрон превратился в спекшийся комок металла и пластика.
– Скорее! Осталось недолго, – зазвучал с потолка голос Кийга. Он следил за ребятами через внутренние камеры. Пираты никому не доверяли, и поэтому насытили внутренние помещения своей базы разного рода «сюрпризами», чтобы задержать Патруль в случае обнаружения или втихомолку «убрать» неугодного подельника.
– Сейчас прямо и первый поворот направо. Там ангар и ваш корабль.

Гай-до стартовал так резко, что компенсаторы не сумели погасить ударной перегрузки. Все шестеро сейчас лежали в кокон-креслах, придавленные тройной тяжестью.
– Держитесь! – произнес кораблик. – Сейчас будет болтанка.
Он завалился на левый борт, потом на правый, развернулся почти на месте.

Лазерные импульсы полыхали вокруг, видимо пиратам удалось восстановить энергоснабжение орудий. Но тяжелые пушки не могли попасть по верткой цели, и Гай-до, «танцуя» в пространстве, удалялся от пиратской базы. Потом был взрыв.

Глава 9

ПОСЛЕДНИЙ БОЙ, ОН ТРУДНЫЙ САМЫЙ…

Удивительная штука – время. Когда занимаешься чем-нибудь интересным, оно летит. Когда же чего-то мучительно ждешь – оно тянется бесконечно.

На борту «Индекса» время, казалось, замерло, замерзло. Члены команды вполголоса травили анекдоты, что-то обсуждали, спорили. Милодар, хоть и не был доволен таким расхолаживанием, тем не менее молчал, понимая, что призывы, сохранять молчание и поддерживать дисциплину, сейчас неуместны.

Тихий гул голосов перекрыл «дикторский» баритон Стратега – мощного компьютера, который располагался на борту «Индекса», и был, фактически, «дирижером» предстоящей схватки со стороны Конфедерации. Именно Стратег должен будет обрабатывать всю поступающую информацию от роботов-перехватчиков и автоматических станций. А пока он следил за окружающим пространством, получая данные с радаров и детекторов обоих флотов.
– Внимание, – произнес Стратег, – зафиксированы гравитационные возмущения типа «финиш». Мощность – ноль тридцать один. Похоже, одиночный малотоннажный корабль. Точка выхода на расстоянии десять мегаметров.

Милодар коснулся пульсирующего красным сенсора, и на всех кораблях хрипло взвыли ревуны.

Полчаса прошли в напряженном ожидании. Корабль тормозил форсированно, из-за чего связь с ним была сейчас невозможна – двигатели «забивали» все мыслимые диапазоны.

Агент 003, в миру Кора Максимовна Орват, на время операции приданная группе экспресс-анализа, скучала. Ее работа начнется, когда противник выйдет в реальное пространство. Именно ЭА-группе предстоит работать в паре со Стратегом, анализируя постоянно меняющуюся боевую обстановку, и предлагая оптимальные решения. Кора сначала обижалась на комиссара, считая его решение неправильным, но потом поняла, что Милодар обеспечил ей наиболее безопасное место в предстоящей схватке. ЭА-группа располагалась на борту крейсера «Константин Циолковский», который висел в пространстве в километре от «Индекса».
Кора рассеянно смотрела на голоры, пока еще пустые, если не считать бегущих бланк- и фаст-сообщений, которыми обменивались между собой компьютеры кораблей. Вспыхнувшая, на первый взгляд бессмысленная россыпь цифр и символов заставила ее вздрогнуть. Сейчас на пульт «Циолковского» стекалась абсолютно вся информация, проходящая через коммуникационные компьютеры. Кора запустила дешифратор, который тут же выдал: «Лазер-связь. Диапазон семь тринадцать. Код устарел. Не используется уже в течение года». Полуосознанная догадка мелькнула в мозгу девушки, а пальцы уже выбивали команду на расшифровку.

В наушнике зазвучал тихий голос Милодара:
– Двадцатисекундная готовность. Огонь ракетами Зет-130 с упреждением по курсу. Девятнадцать, восемнадцать, семнадцать…

Голор выбросил короткий текст: «Комиссару Милодару. Срочно. Есть информация о нападении на Землю. А. С.». Кора замерла на мгновение, переваривая информацию, а тем временем отсчет, продолжавший звучать в наушниках, дошел по семи.
– Комиссар, не стреляйте! Это не враг!

На мостике «Индекса» началась тихая паника.

Четыре десантно-штурмовых катера типа «Белый медведь» сопровождали Гай-до почетным эскортом. Отстали они перед стыковочным модулем. Гай-до вошел в него, подчиняясь силе гравироторов, замер. Воздух, заполнивший модуль, серебрился на обшивке.

Герметическая дверь открылась, пропуская в модуль группу людей: комиссара Милодара, прикрывающих его четырех телохранителей, Кору, Карла Крома. Последним вошел Грехов.

Люк Гай-до распахнулся, из него появилась светловолосая девочка в комбинезоне космолетчика.

– Комиссар, как хорошо, что вы нас услышали… – она осеклась, увидев направленные на нее стволы боевых бластеров.
– Стой где стоишь, – голос Милодара был холоден как жидкий азот. – Одно неверное движение – стреляем без предупреждения. Пусть твои сообщники выходят.
Все, кроме телохранов, удивленно воззрились на комиссара.
– Ты что, Милодар, белены объелся? – поинтересовался Кром. – Ты свои штучки шпионские брось. Совсем ополоумел, своих не узнаешь? Это же Алиса.
– Внешне, да. А гарантий, что это действительно Алиса Селезнева, у меня нет.

За то время, пока Гай-до тормозил, маневрировал и стыковался, Милодар получил информацию об экспедиции «Дронта».
– Я думаю, комиссар, – подал голос Габриэль Грехов, – нам стоит поверить. Это действительно Алиса.

Они обменялись короткими взглядами с Милодаром, и тот махнул рукой.
– Внимание, зафиксированы сильные гравитационные возмущения типа «финиш». Множественное эхо. Точка выхода на расстоянии двенадцати мегаметров. Мощность двести девятнадцать и возрастает.
Голос Стратега разнесся по кораблю. Милодар поднес к губам браслет:
– Боевая тревога!

Комиссар краснел и бледнел с периодичностью в пять минут. Флот противника, даже с учетом того, что часть кораблей была оставлена для контроля захваченных планет, превосходил объединенную группировку Конфедерации втрое. А если прибавить к этому еще сотни малых кораблей и катеров, то положение было крайне незавидным.

Штурмовые и десантные катера уже отстыковались и ушли в штатный автоном, выбирая цели.

Флот Черной Империи располагался полумесяцем. Первую волну составляли черные крейсера «Меч», дополненные кораблями-носителями психотронных установок «Шок». За ними шли огромные неповоротливые авианосцы и мониторы. А в центре строя располагался километровый темный куб – Союзник. Было ясно видно, что корабли Империи выдерживают определенную дистанцию с Союзником.

Флоты медленно сближались.

Неяркое сияние вспыхнуло на гигантских параболических антеннах носителей.
И в тот же момент четкий строй катеров распался на беспорядочные элементы. Радисты оцепенели, когда связь донесла до них крики ужаса и невыносимой боли.
Милодар отдал приказ боевым станциям о начале атаки. Серебристые цилиндры отозвались острыми фазерными залпами, потом началась ракетная атака. Но ни одна ракета не достигла флота Империи. В пространстве вспыхнуло зеленоватое сияние, и ракеты исчезли. Просто пропали, словно были голограммами.
Флот Империи не стрелял, медленно приближаясь. Лишь сияние на антеннах пси-генераторов.

Потом был залп.

Комический бой ведут автоматы. Человеческая реакция слишком медленна для этого. Человек может лишь управлять.

Сжатые до предела команды звучат в наушниках, порождая столь же скупые ответы. Раз – и роботы вгрызаются в обшивку вражеского корабля. Два – и стартуют ракеты. Три – и пространство раздирает залп фазеров.

Милодар приказал ввести в бой резерв – корабли класса «Рой». И сразу же на серой броне прорезались черные трещины – началось разделение. Почти две тысячи «связок» рванулись туда, где догорали боевые станции.

Линейные крейсера и рейдеры вели плотный огонь, который таял, натыкаясь на зеленоватое сияние неизвестного защитного поля врага. А ответный огонь медленно, но верно выбивал корабли по одному.

– Фиксирую появление объекта в боевой зоне. Тип не определен. Сфинктура объекта… Что-о?

Оператор Танич вывел на голор изображение объекта. Конусовидная «крона», короткие толстые «корни». «Дерево Странников» встреченное впервые около месяца назад во время поисковой операции в системе ЕН 7032. В эфире воцарилась удивленная тишина.

«Крона» замерцала, выстрелила лунно-прозрачным лучом, ударившим в зеленоватое призрачное сияние. По полю разбежались изумрудные молнии.

«Дерево» исчезло, словно ожидая следующего хода сторон. И он не заставил себя ждать. Ракеты стартовали, и, беспрепятственно преодолев пространство, лопнули в средине строя имперских звездолетов смертоносным голубым огнем. Строй сломался, силовые поля кораблей не выдерживали энергии мезонного распада. Несколько кораблей попросту испарилась, остальные неслись вперед обожженные, глухие и слепые.

Когда экраны очистились от помех, стал виден куб Союзника, Черного Дракона, Монокосма-2, медленно дрейфующий в пространстве. И было в нем что-то такое, донельзя чужое и непонятное, что Милодар впервые в жизни почувствовал, что не знает, как ему поступать дальше.

Пискнул сигнал вызова. Вызывала Кора.
– Комиссар, я знаю, как нам победить.
– Говори!
– На борту Гай-до находится устройство, называемое контрактор. Он способен создавать зону сингулярности. В эту сингулярность мы загоним врага.
– Действуйте!

Потребовалось семь с половиной минут и один беспилотный катер. За пульт управления села Кора. Катер стартовал.

Яркие фиолетовые лучи ударила с носа катера, порождая впереди удивительную иллюминацию. И флот противника начал исчезать. Лучи медленно сходились, тускнея. В последний раз ярко вспыхнули и погасли. Космос был чист.
Милодар отдал приказ, и «Индекс» выстрелил. Катер с контрактором перестал существовать.

Внезапно сами собой заработали приемники и записывающие компьютеры, и помещения всех кораблей заполнила музыка. Незнакомая, но прекрасная, она звучала, понемногу затухая. Когда она стихла, люди не могли пошевелиться, околдованные неземной мелодией. Второй пакет данных также записали компьютеры.
– Ну что, домой? – поинтересовалась Кора.
– Да.

Алиса посмотрела на подругу.
– А все-таки, мне его жаль.
– Кого? – не поняла Кора.
– Монокосм. Он ведь такой одинокий. Страшно представить, что он чувствует, когда думает, что, таких как он больше нет.
– Скажу тебе по секрету, – Кора заговорчески улыбнулась, – теперь он не таков. Он сейчас в мире, где возможен только коллективный разум.
– Откуда ты знаешь? Ведь контрактор уничтожен, а в именно нем сохранялись матрицы компактифицированных миров.
– Грехов рассказал. Сказал, что контрактор – это только врата, элемент системы перехода между Вселенными. Наша Галактика еще не готова к такой информации. Надо сначала у себя порядок навести.
– Значит, существуют другие Вселенные?
– Да, но об этом – никому.
Алиса кивнула, пожала на прощание руку Коре и пошла в ангар, где ее ждали друзья и Гай-до.

Эпилог

– Объясни мне все-таки, что это была за музыка? – Милодар нервно прошелся по кабинету.
– А что, понравилась? – ехидно поинтересовался Грехов. – То-то я смотрю, крутишь ее все время.
Милодар резко остановился.
– Я тоже имею право отдохнуть. Что я, не человек, что ли?
– Отдыхай, ради Бога. Только не более трех месяцев. В конце сентября будь готов.
– К чему? – подозрительно сощурился Милодар.
– К событиям.

Они помолчали, потом Габриэль снова заговорил:
– Эта музыка на самом деле набор математических сложнейших формул. Наши специалисты до сих пор не могут в себя прийти, настолько они совершенны. Если хочешь, посмотри.

Габриэль вынул из кармана квадратик пластпапира с «семантическим иероглифом».
Милодар отрицательно покачал головой:
– Я всегда был не в ладах с точными науками.

Грехов спрятал квадратик, пожал плечами, мол, как знаешь.
– А что было во втором пакете? – поинтересовался Милодар. Он предпочитал выяснять деликатную информацию в таких вот неформальных разговорах. Он уже знал, что данные пока не удалось прочитать, и надеялся, что Грехов знает больше.
– Там было всего одно слово, – Габриэль широко улыбнулся, – только одно.
– Что ты несешь, – возмутился комиссар, – там полтора гигабайта информации.
– Это слово записано на всех земных и галактических языках звуковой формы общения. Как на существующих, так и на исчезнувших. И это слово – спасибо.
Грехов подмигнул обескураженному комиссару и исчез. У него было еще много дел.

Потому что это еще не конец.

Обсуждение закрыто.

によって作成されたフラッシュウィジェット時間イーストヨークの簿記係