2006 22 de junio 2006

Corazón del Dragón

Publicado: | Categorías: Noticias , Creatividad |

Autor: Andrew aka Loner

***

Prefacio del autor

Miedo - una parte integral de la vida humana. ¿Quién tiene miedo de la oscuridad, el pensamiento alguien aterrador de la inevitabilidad del examen. Alguien tiene miedo del futuro. Pero el mayor temor de una persona - la pérdida de la individualidad, su "yo", que determina los derechos en el mundo.


No sé si alguna vez hubo Monokosm o instalación equivalente. ¿Hubo algún proyecto implementado Aureda. Tal vez es sólo una imaginación sin límites. Pero quería simular una situación en la que todo es como era. Esta historia comienza un pequeño ciclo de obras sobre Alice Selezneva, que estaba en la encrucijada de los intereses de varias fuerzas, entre ellos el heredero Monokosma. En general, la lectura, la velocidad.

Primera parte

EN EL UMBRAL

- ¡No! No, y no hay otra vez !!! Me opongo fuertemente a los grupos de origen. No podemos garantizar la seguridad adecuada!

Vesterianets, alto y delgado, nervioso agitaban sus brazos, se puso de pie abruptamente. Su oponente, corto, a sólo veinte metros, corona ksenoarheolog Abi sentó allí, mirando a vesteriantsa.

- Profesor Asociado Kite entiendo, no me refiero a enviar un grupo así como así. El primer curso será robots. Ellos explorar el camino, y asegurará a nuestros hijos. No te preocupes tanto, nadie quiere a las víctimas. También en el grupo son "especialistas" Milodara ...

Cometa se dio la vuelta, mirando una mirada aguda en los grandes ojos redondos de la corona.
- Parece que te olvidaste de perímetro, querido colega! ¿Cuál será la pena todo el "experto" cuando se aniquilan en el enfoque?
Sarcasmo profesor titular podría envidiar el escéptico más empedernido.
Corona dijo nada.

La solución es una enorme pantalla holográfica sobre un fondo de agujas afiladas oscuras estrella gigante extendía algo. Eso es algo, como para recoger una definición adecuada no podía ser cualquiera.

Algo se asemeja a una concha de caracol enorme, pero sólo desde la distancia. Cerca - algunos robots capaces de romper el perímetro y tomar fotos - se convierte en una ciudad grotesca generada por alguien que es imaginación enferma. Carámbanos, cinta, cráteres y cráteres formados sobre la superficie de un extraño, patrón fascinante. Calado "torre", salpicado de montañas espinas metros, que consta de flacidez figura, se asemeja a una mano de hombre - todo parecía desafiar los cánones de la estética y la funcionalidad galácticos.

Mismos argumentando ronca sobre el propósito del objeto, su origen, pero era sólo una teoría científicos.

Entre kosmoarheologov objeto era un nombre tácito del Dragón Negro.

Sólo los ingenuos pueden creer que el Galaxy se investiga a fondo. Sí, la Confederación ha existido desde hace casi mil años, pero ¿y qué. Incluso en los caminos trillados son posibles todo tipo de sorpresas de corriente de meteoros no registrada al brote espontáneo de una estrella cercana. Y por lo que la flota de naves búsqueda libre superan incluso la Patrulla Galáctica. Los seres inteligentes tienden a buscar el conocimiento, a los misterios, extrema. Y cada año más y más barcos, algunos automática, otros con la tripulación van en una larga búsqueda.

Famoso Polugus Zemfirsky era uno de esos "acosadores espaciales". Como un hombre joven en su barco "Olympus" hizo muchas expediciones, lo que le llevó a la fama y notoriedad, y ciencias de la información muy valiosa. Fue él quien abrió Penélope, que más tarde se convirtió en el centro turístico de la galaxia y reserva. Fue él quien encontró y abrió los Wanderers de base existentes, donde encontró ni más ni menos que el combustible absoluta planta de producción.

Pero el paso del tiempo es inexorable, la edad pasa factura, y cada vez menos un astronauta valiente se coloca en el puente. Este vuelo fue el último. En realidad, Polugus Zemfirsky han puesto al día con la idea de que es el momento de dar paso a los jóvenes. Pero el destino en la cara de un amigo cercano - Crom inspector intervino y dio permiso para la búsqueda. Últimas búsquedas - es el más difícil.

En el momento en el barco era de noche. Luces tenues, el silencio se vierte en los pasillos. Incluso los motores ahora trabaja en silencio, zumbido apenas audible. Mira llevar capitán Zemfirsky. En los buques modernos ver una gran tradición, más que una necesidad real. Repetidamente duplicado electrónica se persona más fiable y más rápido. Sin embargo, es capaz de operar sólo en una gama estrecha en los circuitos de memoria incorporados.

Relojes de Paz y de la noche tranquila contribuyen a la reflexión, y el capitán Zemfirsky mucho gusto les entregaban. Soñaba cómo completar este vuelo, sin pompa para celebrar su partida en un pequeño círculo de amigos cercanos, y finalmente regresar a su Pilageyu natal.

Allí, bajo la Chi-Skaanom que pacíficamente vivir el resto de sus días asignados, el cuidado de un jardín de rosas (capitán Zemfirsky estado en el alma del artista, pero no pincel y pinturas, e incluso con la última psico-fantomatiki - equipamiento complejo para "dibujar la idea" . Sus pinturas, que eran exactamente la imagen que hizo de rosas, que cultivaba, e incluso nuevas variedades) y recordando aventuras pasadas.

Soft ordenador de navegación señal teje en la nave tranquila carótida. El capitán abrió los ojos, ojos escaneando el control habitual. Equipo sensible en los exploradores de vanguardia vio delante de la anomalía gravitacional.

Detenga el funcionamiento de nuestra historia para dar algunas aclaraciones. En contraste con el viaje de los buques, naves de tiempo de búsqueda libre de casi todas llevan a cabo en el espacio euclidiano ordinaria. Por delante de sus exploradores automáticos movimiento Scouts nave cerebro subordinado. El mismo es muy volver nave espacial, la acumulación y análisis de información. Al entrar en el salto para llegar a la próxima sistema.

El capitán llamó a los derroteros de la pantalla. De acuerdo con este sistema BKF-3415 no contaba con los planetas y el cinturón de asteroides. El conjunto "material de construcción" se encendió la estrella - una enana roja con marcas de viruela marrones de las áreas de refrigeración. Y el instrumento juzgar anomalía dio 10.24 HT (gravitellurov - fuerza del impacto la unidad del campo gravitacional en el espacio 1 corresponden a los efectos de la TH sobre el espacio planeta Tierra.). Capitán silbó con asombro y solicitó información adicional. Muy por delante de cada uno de los ocho exploradores universales tiro sonda de investigación, equipado con cámaras, taladros, todo tipo de sensores y analizadores. El torpedo de plata de ocho metros se precipitó a la meta, y los exploradores, por su parte, comenzó a vivir de vídeo, la transferencia de la imagen en una variedad de gamas de ondas electromagnéticas. Zemfirsky visto en las pantallas crece cuerpo negro, similar al fregadero hipertrofiado. Las luces del teclado guiñan - el cerebro recibe información.

La primera pantalla de explosión deslumbrante cuando el cuerpo permaneció desconocido hasta un poco más de diez kilómetros. Después se abrió amplia explosión de luz blanca dos. Las sondas restantes maniobrar, dejando la vía de ataque. El capitán ha encendido los exploradores de la cámara dio el aumento máximo. Había notado una chispa brilló sondas de plata por segundo antes de la pizarra en la superficie de la ONG - un objeto no identificado el espacio (el término de los motores de búsqueda gratuitos) brilló flores blancas explosiones.

- Todas las sondas son destruidos, - informó la indiferencia del cerebro.

Otoño de oro capturado Moscú. Ella vino suavemente, en voz baja. Vine con noches frescas y brillantes estrellas, serenatas de los grillos y el estallido de serbal escarlata en el Parque de la Amistad. Por la noche, cuando los últimos rayos del sol echaron sobre la ciudad, el follaje de arces en Gogol bulevar resplandecía de oro puro.

Alice miró por la ventana. Suaves luces ardientes de luz "de noche". Azul habitación crepúsculo nubes.

Alice, sin saberlo, sucumbió a la magia de la noche, y le parecía que ella no está sentado en un sillón en casa, y en la cabina de la goleta que lleva en mares desconocidos. Sopla plana Nord-Ost, crujido crujidos aparejo de vela. Y el último rayo del sol poniente repente rompe segundo verde esmeralda. Existe la creencia, si se las arregló para ver la luz verde, significa que tu vida será larga y feliz. Pero no todo el mundo puede verlo. Las diapositivas de haz verde en alas blancas velas, preocupaciones bandera y va.

Videoteléfono trino melodioso destruyó el frágil silencio. Alicia airadamente negó con la cabeza, y luego fue a la videoteléfono. Llamado Cora Orvat número de agente de tres sectores terrestre InterGpola.

Comisario de policía intergaláctico llegaron a la estación Milodar kosmoarheologicheskih investigación "Chevalier" con un grupo de expertos. Especialmente su visita no sorprendió a nadie, todo el mundo sabía que la operación "Dragón Negro" se controla InterGpolom. Para sorprender a la velocidad con que la estación fue el propio jefe del sector terrestre. Cuanto más que están interesados ​​en su conversación tuvo lugar hace poco más de tres horas.

Milodar rápidamente cruzó el laberinto de pasillos y sin llamar se precipitó en la cabina del Campo-estación académico. "Expertos" siguieron pisándole los talones.
Comisionado atacó inmediatamente.
- Usted dice que hay una manera de superar el perímetro?

Victor P. Campo, académico honorario ZAN (Academia de Ciencias de la Tierra) era una persona muy inteligente y bien educado. Ninguno de sus amigos no se acordaba de Académico alzó la voz, o, Dios no lo quiera, juro. Pero, como todas las personas de este tipo, subconscientemente espera de Viktor comportamiento similar de los demás. Por lo tanto, una presión agresiva Milodara lo cogió con la guardia baja, causando Comisionado perdió casi una hora para calmar el viejo científico.

La conversación anterior se llevó a cabo entre el mundo académico y la corona Campo Abi, que llegaron al jefe "en la alfombra" para discutir varias opciones para penetrar en el perímetro, que es nada más y nada menos que el sistema de defensa del espacio colmada diabólica, y actuar sobre la base de la aniquilación locales de la materia y Iniciación de "agujeros negros" microscópicos. Ya que esto es indicativo del hecho de que los creadores de nombre Dragón de un nivel mucho más alto de desarrollo técnico de la Confederación científicos.

Uno tras otro, plantear "reflectores", pero simplemente descartada rápidamente - nadie quería arriesgar personas. Y los robots, si llegaron a la superficie del objeto no podía dar información completa, por no hablar de la penetración en el interior del objeto.

Y luego la corona recordó que recientemente llamó la atención de un artículo en el "Boletín de neyrotroniki" - Diario de los sistemas de computación neural, que él, como un verdadero arqueólogo, leer sólo de aburrimiento. Se refirió a un razonable (y está escrito - "razonable", aunque los científicos han descubierto que la inteligencia artificial sólo emular lo natural, y el robot nunca será capaz de darse cuenta de sí mismo como una persona) nave espacial "Guy-up."

Corona dijo a este académico de la materia, y tres horas más tarde, el barco "Swift" con Milodarom a bordo, entró en la unidad de acoplamiento "Chevalier".

Cora Alice hizo caer en la avalancha de preguntas. ¿Cómo es profesor Seleznev? Y su esposa? Una familia? ¿Y cómo son las cosas en Kosmozoo? Pero como ...

Alice se prolongó durante quince minutos, después de lo cual se las arregló para entrar en un monólogo Cora con una simple pregunta:
- Que pasó?

Cora interrumpió nerviosamente enderezado terriblemente de moda "duende" posopela peinado y finalmente dijo:
- Necesitamos tu ayuda.
- ¿Qué, otra vez Shkomerzdet?

Alice frunció el ceño, estos recuerdos desagradables eran. Cora negó con la cabeza.
- No, la situación de otro tipo. Pero no puedo hablar sobre el video. Si está de acuerdo, a Sheremetyevo-4 está esperando "Stayer". Octava muelle. Inicio de una hora.

La pantalla se apagó, corteza, sin despedirse, colgando bonos.

Alice se preguntó exactamente tres segundos. Después de todo, mañana es sábado. Los fines de semana, los planes especiales que no, por qué no vuelan. El padre Abraham en el zoológico - una vez enfermo todo Sirio Croda, y la ayuda de Alice, se negó. De modo que ...

Alice llevaba un traje rojo, comprobar el nivel de carga de la batería (si es necesario mono se convirtió en un juego ligero), escribí una nota a los trabajadores de campo y llamado flip.

Suavemente brillante bola de color anaranjado se precipitó en el cielo nocturno, se deja llevar en la dirección de Sheremetyevo puerto espacial.

"Medio Fondo" se llamó "máquinas de cortar el té del cosmos." Rápida equipado con potentes motores, se valora kosmoletchikami para la velocidad. "Medio Fondo" parques atendido todos los servicios que requieren el transporte pronta - médicos, trabajadores de rescate, la Patrulla Galáctica. No me quedo a un lado y InterGpol. Como heredero de la KGB, la CIA, Kobeza (Kobez - La seguridad en el espacio, existía desde 2012 hasta 2069) y otras empresas de este tipo de lindo, no es sólo su equipo compl "stayers" y lleva a cabo periódicamente profunda modernización de la maquinaria.

Spaceport en la oscuridad parecía increíble. Una suave luz plateada brillaba "start pilares" - la zona de vacío campo de fuerza limitada.

Guiño de luces sobre las "espadas" ascensores orbitales. Корабли садились и взлетали ежеминутно, ведь для космонавтов не существует времени суток.

Оранжевый флип опустился у служебных ворот. Молчаливый дежурный провел Алису к кораблю, помог устроиться в маленьком пассажирском салоне, включил гипнотизатор.

«Стайеры» ИнтерГпола были самыми скоростными кораблями Галактики, но из-за этого приходилось жертвовать комфортом. Поэтому пассажиров на время рейса погружали в искусственный сон.

Корабль стартовал в двадцать два ноль-ноль и, спустя полчаса, ушел в прыжок длиной в сто семь парсек по вектору созвездия Треугольника.

Кора Орват встретила Алису в шлюзе. Без объяснений, потащила ее в свою каюту, бросила на стол вирткнигу (вирткнига – в конце двадцать первого–начале двадцать второго века портативное средство отображения аудиовизуальной информации и связи, своего рода, наследник современного ноутбука).
– Читай!

Было видно, что Кора не в духе. Алиса взяла книгу, открыла первую страницу. Книга сразу же затребовала пароль, папиллярную и голосовую идентификацию. Алиса удивленно взглянула на Кору. В обычной жизни ей не приходилось пользоваться системами ограничения доступа. Даже при работе в Космонете, использовались реальные имена, а не ники и пароли, как в старинном Интернете. Люди учились обходиться без лишних запретов и ограничений.

Кора коснулась пальцем страницы, произнесла:
– Служебный доступ. Максимальный уровень.

Страница заполнилась убористым текстом, перемежаемым анимированными иллюстрациями и схемами.
– Прочитай все, – сказала Кора. – Через час я приду и объясню твою задачу.
Она быстро вышла за дверь. Алиса осталась одна.

Через час Алиса знала все. Вернее то, что смогли узнать за год работы ученые и спецслужбы о Черном Драконе. Она внимательно рассматривала фотографии, таблицы спектрографического анализа. Читала сухие информативные строки отчетов и развернутые гипотезы, часто исключающие друг друга. Кора вернулась ровно через час.
– Ну как, все изучила?

Алиса кивнула.
– Хорошо. Тогда слушай вводную…
– Кора, – перебила девушку Алиса, – что произошло? Ты прямо сама не своя.
Агент Орват неопределенно дернула плечом.
– Пока ничего. И я молюсь всем известным богам, чтобы не произошло.
– Ты о чем?
– Ни о чем, – твердо произнесла Кора. – Я ничего не говорила, ты ничего не слышала сверх того, что нужно. Прошу тебя об одном, будь осторожна. Всегда и во всем. Обещаешь?

Алиса кивнула. Она по-прежнему не понимала странных намеков подруги. Но здесь нельзя идти напролом, здесь главное терпение. Все выясниться рано или поздно.

– Итак, ситуация такова. Нужно проникнуть внутрь Черного Дракона, предварительно преодолев Периметр. Обычные автоматы неспособны на это, а дистанционно управляемым мешают помехи. Единственным вариантом мы видим использование знакомого тебе корабля Гай-До.
– Гай-до? Вы что, собираетесь послать его туда?
Кора пожала плечами.
– Это решение Милодара.
– Но ведь он же живой! Понимаешь, Кора, он живой!! Он же почти как человек!
Алиса говорила негромко, размеренно, но каждое ее слово будто наливалось каменной тяжестью.
– Он же все понимает как человек. И боится…
Она умолкла на полуслове, затем взглянула Коре в глаза.
– Какие светлые глаза! – в памяти всплыла строчка из полузабытой детской книжки. Кора невольно поежилась.
– Я вам нужна, чтобы уговорить Гай-До лететь, так?

Она не спрашивала, она утверждала. И впервые в жизни агент Орват почувствовала, как ей тяжело сказать правду.

На каждом космическом корабле, на каждой станции существует два вида хронометров. Первый показывает эталонное солнечное время (соответствует времени Гринвича), по которому живут экипажи околоземных станций и баз Солнечной системы. По этому же времени ведется связь. Второй вид хронометров отсчитывает так называемое «зависимое» время, разное на каждом «борту». Соответственно и график дня разрабатывается в соответствии с зависимым временем. Такая система отсчета весьма удобна, так как на разных планетах различна длина суток, а в случае смешанных экипажей – еще и биологические предпочтения разных рас.
Зависимое время «Шевалье» опережало московское на сорок семь минут, поэтому, когда Алиса ступила на борт станции, все давно смотрели сны. Исключение составляли «эксперты» Милодара, сам комиссар и трое техников, налаживающих малый гравитационный телескоп, называемый «Комар», за его умение определять с высокой точностью материалы оболочки и внутреннюю структуру объектов по эху на площади в десять квадратных метров. «Комар» капризничал, техники вполголоса переругивались, Милодар с «экспертами» и Корой Орват корпели над своими, несомненно, жутко секретными планами. Поэтому никто не услышал легких шагов в коридоре, а силовой лифт работал беззвучно.

Алиса вошла в ангар. Несколько планетарных катеров, черные сигарообразные скауты, тяжелая туша «Бегемота» – катера с малой скоростью, но чрезвычайно мощной защитой. Гай-до стоял недалеко от стартового люка. Он так сильно отличался от того, каким его помнила Алиса, что она не сразу узнала кораблик. Корпус Гай-До сейчас опоясывали два толстых «бублика» из темного металла. Между ними сплетались, образовывая частую сетку, серебристые трубки. Двигатели по бокам прикрывали угловатые контейнеры, скошенные сверху. Нос корабля украшали два самых настоящих изогнутых рога. Но металлический блеск и четкость форм убеждали, что они перекочевали сюда не со шлема викинга, а из высокотехнологичной лаборатории.
– Здравствуй, Гай-До!
– Здравствуй, Алиса, – отозвался кораблик радостно. – Рад тебя видеть… А ты почему здесь?

Алиса тихонько вздохнула. Ну почему все взрослые считают своим святым долгом поинтересоваться, что здесь делает ребенок (ну ладно, подросток), кто его сюда пропустил и где его родители? Гай-До, при всех своих достоинствах, был не лишен некоторого тщеславия, считал себя взрослым и, естественно, вел себя как занудная тетушка.
– Кора попросила прилететь на станцию, чтобы поддержать тебя.
Алиса не сказала «уговорить», все было решено до нее, и Гай-До понимал это. Но кораблик нуждался в близком человеке, в друге. Ирия Гай не смогла прибыть на «Шевалье», хотя очень хотела.
– Спасибо, – тихо произнес разумный кораблик. – Это для меня очень важно.
Чтобы отвлечь кораблик от грустных мыслей, Алиса спросила его о назначении всего свежеустановленного оборудования, и Гай-До начал рассказывать. Все эти системы предназначались для обмана устройств наведения противокосмической обороны Дракона. Однако ученые расходились в оценках принципов работы этих устройств, и поэтому в качестве мер противодействия наворотили с полсотни различных генераторов помех, катапульт, выстреливающих тепловые и световые ловушки-приманки, «прожекторов» жесткого гамма-излучения, установок, создающих точную визуальную копию-голограмму, что-то еще.

Узнала Алиса и о том, как планируется заброска десанта. Первым пойдет Гай-до, отвлекая системы ПКО на себя, вслед за ним – три модуля с десантниками. Первый – универсальные роботы-разведчики, второй и третий – люди. Параллельно запускалась еще дюжина беспилотных машин и почти полсотни скаутов. Их задача состояла в том, чтобы банально перегрузить систему защиты. Ведь, как известно, любой механизм, любое устройство имеет свой лимит производительности. И в данном случае, этот лимит нужно было превысить.

Они разговаривали бы еще долго, но Гай-До спохватился, что «Алисочке надо спать». Алиса не спорила, пожелала кораблику спокойной ночи. Но, сделав несколько шагов, вернулась.
– Скажи Гай-До, а ты летишь с пилотом?
– Сначала хотели посадить пилота, – простодушно ответил кораблик. – Даже нашли подходящего по росту. Японец Такэда. Понимаешь, после установки всех этих «обманок» в кабине стало тесно. А Такэда невысокий, прямо как ты. Но потом отказались. Решили, что слишком опасно.
– Гай-До, миленький, – спросила Алиса самым сладким голосом, – а скафандр на месте?
– А то. Все на месте, все проверено. Скафандр, оружие, связь, аптечка – все в полном порядке. А с чего это тебя так заинтересовало? – подозрительно спросил Гай-До.
– Да так, просто интересно, – сказала Алиса, направляясь к выходу из ангара. – Спокойной ночи.

Операция «Прорыв» началась в девять тридцать по времени станции. Все, кто не был занят на вахтах и срочных работах, включали экраны. Милодар мудро рассудил, что шила в мешке все равно не утаишь, а записи переговоров потом проще объявить фальшивкой, чем напрягать персонал станции обысками и проверками.

Гай-До стартовал первым. Отошел от станции, притормозил, завис, поджидая десант-модули. Те, похожие на толстые и короткие шестигранные карандаши не замедлили появиться, и пристроились в хвост кораблику. Медленно, почти незаметно начали набор скорости.
– Внимание всем. Общая готовность.

Голос Милодара разнесся по конференц-залу «Шевалье», ставшему штабом оперативного управления на время операции.
– Фаза один – старт. Прикрытие – старт.

Из недр станции вырвались серебристые линзы катеров. Висящий в мегаметре патрульный крейсер «Сёгун» выпустил десять скаутов, потом еще десять, еще.
Юркие машины быстро выстроились в равнобедренный треугольник, катера заняли позицию в его центре, и группа рванулась к цели. К объекту они должны были подойти одновременно с десантной командой.

Черный Дракон рос на глазах. Камеры обеих групп работали в режиме трансляции. Зеленые визирные метки на экранах позволяли определить оставшееся расстояние. Десантная группа снизила скорость и вперед вырвалась группа прикрытия. Именно им предстояло сыграть первую скрипку.

Расстояние стремительно сокращалось. Километр, семьсот метров, четыреста… Четкий строй беспилотников сломался, машины брызнули в стороны, оставаясь, тем не менее, в пограничной зоне. Окутались сверкающими облачками дипольных отражателей и нырнули к самой поверхности Дракона, резко ускорившись.

На пультах вспыхнули россыпи зеленых огней – аппаратура сигнализировала, что операция идет по плану. На экранах было видно, что поверхность Дракона озаряют короткие тусклые вспышки – это трудились катера, выполняя роль бомбовозов – подрывали плазменные заряды, которые начисто глушили связь в широчайшем диапазоне электромагнитных волн. Скауты в свою очередь имитировали массовый прорыв глубоко в пространство противника.

Ослепительная точка вспыхнула на черном бархате экрана, развернулась слепящим цветком. Одновременно погас один из шестидесяти двух экранов, получающий информацию от группы прикрытия.
– Один готов, – прокомментировал Милодар. Склонился к микрофону.
– Фаза два – старт. Гай-до, идешь быстро, но так, чтобы десант не отстал.
– Понял, – коротко откликнулся кораблик.
На мониторах кругового обзора было видно, как несколько звездочек увеличили скорость.

Алиса сидела в кресле пилота, запакованная в скаф высшей защиты. Широкие ремни крест-накрест удерживали ее. На главном экране вырастал силуэт Черного Дракона.
Строго говоря, своим поступком Алиса нарушила скопом весь устав космического флота, правила техники безопасности при работе в космосе и тринадцатый пункт устава спасателей и косморазведчиков, именуемый «срам», что означает сведение риска к абсолютному минимуму. Но меньшим ли нарушением можно считать полет на Пять-Четыре или погружение в точке падения метеорита с целью выследить подводного змея. Я, во всяком случае, так не думаю.

Гай-до, конечно, был против. Но Алиса сумела его убедить.

Голос кораблика отвлек ее от раздумий.
– Подходим к Периметру. Пристегнись, будут резкие маневры.

Алиса щелкнула застежками добавочных ремней-фиксаторов. В следующую секунду корабль сделал резкий скачок влево. Один из черных контейнеров отделился от него, отплыл в сторону. По его аспидной поверхности пробежали пушистые молнии, и контейнер превратился в точную копию Гай-до с идущими в кильватере модулями. Это был особый генератор голограмм, создающий все эффекты реального тела – массу, отражение радиоволн. Суперпозиция особых полей обеспечивала полный эффект присутствия. «Двойник» начал собственный маневр.

Прикрытие сделало свое дело. Гай-до, ведя за собой модули с десантом, сумел проскочить опасный участок, и сейчас шел над поверхностью Дракона, маневрируя между гигантских «скал» и «башен», продираясь сквозь сети, сплетенные из широких черных лент. Он искал место для посадки.

Удар был абсолютно неожиданным, хотя инженеры базы насытили Гай-до дюжиной новейших систем обнаружения. Слева по борту, примерно в километре в небо ударил столб изумрудного огня, окутанный шубой из пурпурных молний. Словно невиданное дерево выросло в пространстве за несколько секунд. Молнии рванулись прочь от «ствола», и одна угодила точно в первый модуль. Тот мгновенно взорвался, хотя был рассчитан на эксплуатацию в экстремальных условиях. Взрывная волна рванула Гай-до вперед и вниз, разбросала остальные модули. Гай-до почувствовал, как изменился вектор гравитации, затягивая его словно водоворот утлую лодку. Он успел только включить двигатели ориентации, и, когда принял положение посадки, дать одиночный импульс на ходовые планетарные, делая встречу с поверхностью максимально мягкой.

Кора ворвалась в центр управления как разъяренная фурия.
– Это вы сделали!

Милодар принял удивленный вид.
– Что именно? Я многое сделал за сегодня.
– Вы отправили туда! Вы… А я вам помогла!
– Агент Орват, соблюдайте субординацию, – Милодар перешел на официальный тон. – В конце концов, вы агент ИнтерГпола…
– Да, – крикнула Кора, – я агент. Но для агента позор втягивать в дело ребенка!
– Во-первых, этот ребенок имеет необходимый опыт, во-вторых, она способна к нестандартным решениям, а в данном случае это важно.
– А что, есть и в-третьих? – ядовито поинтересовалась Кора.
– Есть, – ровно ответил комиссар. – Но вашего уровня допуска недостаточно для этой информации.

Луч прожектора вспыхнул сразу, как смолкли двигатели. Посадка была проведена на «ять». Мощный импульс ходовыми компенсировал увеличение гравитации, а остальное в себя амортизаторы.

Луч обежал помещение, куда попал Гай-до, уперся в сверкающую полусферу в полусотне метров от корабля. Двинулся дальше, замыкая круг. Все это время Алиса сидела молча, глядя на экран – камера следовала за прожектором.

Гай-до доложил:
– Предварительные данные: гравитация на уровне земной, атмосфера – инертные газы плюс примесь фтора, связи нет, видимо поверхность Дракона блокирует радио. Температура минус сто тридцать по Цельсию. Химический состав поверхности – сложное металл-полимерное соединение с чудовищной плотностью. Похоже, гравитация контролируется искусственно. Мы находимся в пещере. Выхода из нее я не вижу. Пока все.

– А ты можешь взлететь? – спросила Алиса.
Гай-до помолчал, потом виновато произнес:
– Не могу. Что-то непонятное. Двигатели проходят все тесты, но не запускаются. Словно что-то их держит. Все остальные устройства работают, а двигатели – нет.
Алиса завозилась, выпутываясь из многочисленных ремней безопасности. Поднялась. На ее левом запястье затеплилась желтая искра – скафандр тестировался на готовность. Вспыхнула еще одна – зеленая. Тест завершен успешно.
Алиса шагнула к люку.
– Гай-до, выпусти меня.

Люк отодвинулся. Кораблик сказал:
– Будь на связи. Маячок не отключай, я буду следить за тобой. Анбласт взяла?
Алиса кивнула. Анестезирующий бластер входил в штатный комплект снаряжения скафандра.

Алиса в последний раз оглянулась и шагнула на черную поверхность Дракона. Сначала она направилась к полусфере. Гай-до подсвечивал ей путь прожектором. Но добраться до объекта не смогла. Метрах в пяти от него, Алису стала отталкивать мягкая, но неодолимая сила. Словно ровный ветер или речное течение.
– Ладно, – произнесла Алиса. – Не хотите пускать, и не надо.

Она вызвала Гай-до, коротко рассказала о неудачной попытке проникновения. Потом сказала, что будет обследовать дальше эту пещеру. Гай-до ответил, что его датчики зафиксировали структурное нарушение стен пещеры, возможно, там находится выход. Кораблик передал координаты этого места компьютеру скафандра, и на внутренней стороне шлема вспыхнули метки целеуказания.

До места со структурной аномалией Алиса добиралась почти час. За это время она успела придумать и отвергнуть полдюжины гипотез о назначении Черного Дракона вообще и столь обширного помещения в частности. Странное ощущение взгляда в спину возникло, когда она подошла к искомому месту, но почти сразу исчезло.
Алиса коснулась перчаткой стены, и та внезапно подалась внутрь, разошлась как мембрана. Алиса шагнула в открывшийся проем, и тут ее кольнуло острое чувство опасности. Она обернулась, но было уже поздно – мембрана стянулась, отрезая Алису от пещеры.

Анбласт, казалось, сам прыгнул в ладонь. Алиса надавила спуск. Золотой луч рванулся к мембране, но бессильно опал, погас. Алиса увеличила мощность до максимума, но энергии выстрела не хватило даже на то, чтобы немного оплавить стену. Ведь анбласты никогда не рассчитывались на большую мощность. Их задача не убить, а иммобилизовать цель.

Алиса опустила оружие и вызвала Гай-до. На его борту есть мощные ремонтные лазеры. Но вспыхнувший красный огонек показал, что связи нет. Стены экранировали все виды электромагнитных волн.

Тяжелое молчание висело в центре управления. Всем было ясно, что операция провалена. Спокойный вид сохранял лишь Милодар, но это давалось ему с огромным трудом. Из всех присутствующих только он и Кора знали истинное положение дел. Но у комиссара был еще один козырь в рукаве – в скафандре Алисы был вмонтирован маленький гравитационный маяк. Его удалось втиснуть в размер наперстка, правда, отказавшись от остальных функций вроде передачи биометрических параметров. Для этого требовалась система величиной с рояль. Ведь гравитационные передатчики оперируют с тончайшими флюктуациями энергетических полей, а для этого нужны огромные вычислительные мощности, что неизбежно сказывается на габаритах.
Поэтому комиссар периодически переключал свой экран, и смотрел, как на схеме, напоминающей очертания знаменитого критского лабиринта, теплится зеленая точка. Схема являла собой синтезированный компьютером «интерьер» Дракона, полученный на основе почти года гравитационного и тахионного сканирования.

El punto verde parpadeó y se desvaneció. Комиссар не поверил собственным глазам и запросил подтверждения. Операционная система выдала его почти мгновенно. Милодар в сердцах грохнул кулаком по клавиатуре и выбежал из центра, не обращая внимания на удивленные взгляды диспетчеров и операторов.

Алиса немного успокоилась и огляделась. Длинный грот уходил в неизвестность. Что ж, как там, у древнего поэта:
– Но помните, что сидя на пороге,
Дорогу не найти к неведомым мирам…

Алиса сунула анбласт в кобуру, отрегулировала яркость и рассеивание луча нашлемного фонаря и зашагала вперед.

Грот был прямым как струна. Стены в мягких наплывах, с потолка свешиваются черные «сталактиты». Зато пол ровный, будто отполирован. Но идти не скользко. Алиса включила видеокамеру в шлеме – будет отчет по возвращении. О том, что она и не вернуться, Алиса не думала.

Тоннель сделал поворот, мембрана расслоилась, пропуская Алису. Та сделала шаг, и остановилась. Потому что за мембраной начинался тускло освещенный коридор, обычный коридор с серебристыми дверями по обе стороны. Свет давали узкие полосы вдоль самого пола.

Возле стены стояло несколько предметов, напоминающих маленькие копии египетских пирамид, только серо-стального цвета. Алиса на всякий случай прижалась к противоположной стене. Мало ли что.

Двери шли через равные промежутки в четыре метра. Серебристые, без ручек и датчиков. Возможно, последние были замаскированы, или же система базировалась на совершенно ином принципе. На некоторых дверях были надписи. Легкий, летящий шрифт напоминал рукописные тексты, курсив и арабскую вязь одновременно. Без лишних элементов и «хвостов», он был красив своей функциональной красотой. Но прочитать надписи Алиса не смогла, хотя встречались символы, похожие на кириллические. К сожалению, у нее не было приставки лингвистического анализатора, так что Алиса только сделала снимки надписей.

Двери она коснулась случайно. Серебристая поверхность дрогнула и растворилась, расползлась струйками дыма. Внутри зияла чернильная тьма, в которой таял даже луч фонаря. Алиса включила прибор ночного видения и перебрала несколько диапазонов. Тусклую вспышку она увидела в УФ-спектре. С периодом в четыре секунды загорался и гас пурпурный в этом диапазоне огонек.

Алиса протянула руку, дотрагиваясь до огонька. Пальцы свело легкой судорогой, как от слабого тока. А затем вспыхнул синий свет.

Пятиугольная комната была заполнена приборами непонятного назначения. У стен громоздились металлические, на вид, шкафы. Холодно блестели замысловатой формы инструменты. Они явно предназначались не для человеческих рук. На треугольном столе стояла какая-то конструкция из гнутых прозрачных трубок, черных шаров, величиной с грецкий орех, пересекающих друг друга плоскостей. На полу были осколки. Синий свет придавал всему оттенок нереальности. Словно видишь сон. Алиса медленно обошла «лабораторию».

Вторя дверь отреагировала на прикосновение точно так же. Вспыхнул свет. Это тоже была лаборатория, но приборы стояли другие. Между двумя черными столбами, упирающимися в потолок располагались два предмета метровой высоты, похожие на тюльпаны с сомкнутыми лепестками. Местный свет делал их густо-фиолетовыми. Вдоль стен стояли прозрачные емкости в человеческий рост. К ним вели шланги и провода. Все они были пусты.

В третьем комнате Алиса увидела стенд, на котором располагалась конструкция из нескольких черных зубчатых барабанов разного диаметра, нанизанных на одну ось. Барабаны медленно вращались.

На исходе второго часа Алиса присела передохнуть и подкрепиться. Во всех экспедиционных скафандрах есть емкости с горячим бульоном, чаем, соками, чтобы можно было перекусить на месте, не возвращаясь на базу.

Алиса потягивала бульон и пыталась найти ответ. Ответ не находился. Все происходящее противоречило элементарной логике. Зачем строить такую огромную станцию, создавать совершенную систему внешней защиты, чтобы потом вот так все бросить. Какие эксперименты здесь ставили, и главное – кто?

Алиса допила бульон. Вставать не хотелось. Ей надоели эти пустые помещения, освещенные мертвенным светом, надоели бессмысленные загадки Дракона. Усталость давила, не физическая, а моральная. Хотелось с кем-нибудь поговорить. Что ни говори, полное одиночество – страшная штука.

Усилием воли Алиса заставила себя встать. Последняя дверь была еще не обследована, а любопытства у Алисы хоть отбавляй.

Дверь, истаивающая дымом, густой ультрамариновый свет. Комната была гораздо меньше предыдущих, квадратная. Посреди ее в полутора метрах от пола висит светящееся оранжевым светом кольцо. Алиса подошла поближе. Кольцо диаметром сантиметров двадцать. Наверное, голографическая проекция…

Кольцо вспыхнуло, скачком меняя цвет на травянисто-зеленый, запульсировало. Алиса повернулась, чтобы поскорее покинуть комнату, и увидела, как дверной проем на глазах зарастает, будто процесс замерзания озера сняли и прокрутили с большей скоростью.

Кольцо последний раз вспыхнуло и рассыпалось на сияющие искры. На Алису обрушился удар гравитации, и возникло знакомое ощущение падения в бездну. Такое, какое бывает при путешествии во времени.

Часть вторая

ЗА ПОРОГОМ

Комиссар ИнтерГалактической полиции Милодар тихо сходил с ума. В одиночестве, сидя в своей каюте. Ситуация была действительно безвыходной. Да, он часто подставлял под удар своих агентов, чтобы в последний момент прибыть «на объект» во главе подразделения рейнджеров. Да, он был неразборчив в средствах, когда речь шла об угрозе Земле. Все это было, и Милодар давно смирился с критикой, убеждая себя и других, что такова специфика работы. Но сейчас…

Алиса ведь даже не состояла в агентурном активе. А галактических законов права никто не отменял, так что… Он мог говорить Коре, о том, что все под контролем, но себя то не убедишь. Комиссар был человеком своего времени, и, несмотря на цыганские корни, не умел врать самому себе.

Что-то легко зашелестело, по комнате прошелся ветерок. Комиссар поднял глаза. Напротив него стоял человек. Среднего роста, в иссиня-черном комбинезоне. На левой стороне груди ромбовидный знак со сложным внутренним узором. В черных глазах человека плавилась сила. Милодар с запозданием понял, кто перед ним.
– Здравствуй, Цезарь, – звучным голосом произнес человек в черном.
Милодар облизнул сухие губы.
– Ведьмак…

Отдел по отслеживанию идей в фантастических произведениях проявился в ЦРУ при Гувере. Десятью годами позже аналогичное подразделение родилось в недрах КГБ. Последующие спецслужбы пользовались наработками своих предшественников.
ВЕДЬМАК (Ведомство магии и колдовства) родился в 2064 году. Несмотря на претензионное название, поле работы ведомства лежало на переднем крае научной мысли. Паранормальные способности, расширение возможностей мозга и тела, физическая трансформация (позже эти разработки были переданы Институту биоформинга и Центру бионики), налаживание контактов с дельфинами – этими и другими проблемами занимался ВЕДЬМАК. Не стоит думать, что это современный аналог масонской ложи или тайного правительства. Ведомство преследовало цели научного познания мира, но шло своим путем. Разработки, после всесторонней проверки, передавались различным НИИ.

С галактической полицией ВЕДЬМАК стал работать после Контакта 2069 года. По мере расширения влияния Земли, расширялся и спектр задач ведомства. В настоящий момент оно формально числилось подразделением «АН» – альтернативной науки ИнтерГпола.

Среди наиболее известных разработок ВЕДЬМАКа был, в частности, семантический алфавит. Его особенность состояла в том, что информацию с листа бумаги мог воспринять любой разумный, причем независимо от знаний языков и даже умения читать (!).

Смысл текста передавался напрямую в мозг.

Например, брастак мог свободно читать поэму на суахили, а житель Марса – техническую документацию на чистейшем чумарозском. Правда, этот принцип был доступен только при чтении с пластпапира, заменившего бумагу активного пластика, или с вирткниги. При отображении записи на мониторе любой системы (от древних жидкокристаллических до современных голоров) терялся весь эффект, «смысловой иероглиф» превращался просто в замысловатую картинку.

Человек из ВЕДЬМАКа коротко улыбнулся.

– Вообще-то я думал, что ты помнишь мое имя, Цезарь.
– Помню, Габриэль, – глухо откликнулся комиссар. Ему было неуютно. Слишком много событий произошло за последнее время.
Комиссар постарался взять себя в руки.
– Что тебя привело на станцию, Габриэль?
Человек в черных одеждах щелкнул пальцами, опустился в выросшее из пола кресло.
– Твоя подопечная, – произнес он. – Мы давно наблюдаем за ней.
– Зачем это вам? – вырвалось у Милодара.
– Есть некоторые соображения, – ответил Габриэль. – Мы полагаем, что она как-то связана с Влиянием. Твоя подопечная сыграет решающую роль в скором времени. А ты ей поможешь. Здесь некоторые рекомендации Совета.

Габриэль вынул из кармана квадратик пластпапира с «семантическим иероглифом», щелчком послал его Милодару. Коротко улыбнулся и исчез. Только слабый ветерок прошелся по комнате.

Комиссар вытер вспотевший лоб, всмотрелся в иероглиф. Передача информации была почти мгновенной. Комиссар скомкал пластпапир, отправил его в утилизатор.

Падение замедлилось. Вспыхнул свет. Комната была почти такая же. Почти. Наличествовали два небольших пульта неясного назначения. Да и свет был обыкновенным, желтоватым, «солнечного» спектра.

Алиса шагнула к двери, и та послушно расслоилась, пропуская девочку. На периферии зрения возник зеленый огонек. Невероятно, но факт – анализатор скафандра показывал, что внешняя среда пригодна для жизни.

Однако Алиса пока не решилась снять шлем. Он вышла из комнаты, и мембрана стянулась за ее спиной.

Да-а-а. Вот такого поворота она не ожидала. Коридор был другой. Нет, если присмотреться, он был тот же самый. Но ярко освещенный. Но чистый, без позабытых контейнеров. Но обитаемый.

Алиса видела, как открылась дверь, и в коридор выскользнул псевогуманоид, похожий на человека вертикальным расположением тела и числом конечностей. Однако голова его напоминала голому муравья с длинными «антеннами», вместо кистей рук были клешни, и еще Алиса успела заметить суставчатый хвост.

Как будто скорпион решил погулять на задних конечностях.

Неожиданная картина заставила Алису замереть, и эта задержка стала роковой. Существо развернулось на сто восемьдесят градусов, сделало несколько быстрых шагов-скачков к Алисе. В наушниках, подключенных сейчас к внешним микрофонам, раздался скрип, – по-видимому, существо спрашивало, кто перед ним и откуда.

Негнущимися пальцами Алиса включила акустический переводчик. Пока тот задумчиво подгружал библиотеки негуманоидных языков (существо еще раз проскрипело), Алиса вдруг вспомнила, где ей приходилось видеть раньше представителя этой цивилизации. Третья планета системы Медуза. Грот-ловушка под поляной с зеркальными цветами. И пират Крыс, сбросивший свою синтетическую оболочку…

– Идентифицируй себя, существо!
Ровный голос переводчика вернул Алису к действительности.

- Soy humano. Disculpe, ¿dónde estoy? - Dijo la chica, ya es consciente de la estupidez de la frase. Bueno, no más lecciones en las escuelas de Moscú para establecer contactos con otras civilizaciones. ¿No tiene tiempo para entrar en el programa. Y por una buena razón.

Krokr (conocida informalmente como representantes de la civilización mundial Krokrys), y se le tendió una extremidad y agarró el hombro de Alice. Incluso a través de la tela de su traje con músculos biónicos, sintió los amplificadores de potencia garras. Otro "mano" Krokr agitó, lo que indica la dirección. Bueno, vamos a ir.
Un breve pasaje por el pasillo, cerrar la cabina del ascensor, otro corredor. Membrana estratificada, dejarlos en el interior. Alice miró a su alrededor con curiosidad. El interior de la habitación era espartana. Pero krokr hizo un movimiento de la mano, la luz brilló, el piso en el centro de la habitación comenzó a alejarse, formando el contorno del sofá y sillas. Sin embargo, si él esperaba impresionar a Alice, el gran error de cálculo - existía muebles de conformación en el mundo. Krokr nuevo algo con voz ronca, y los auriculares sonaba la traducción:
- Se puede quitar el traje. El medio no es agresivo.

Castillos click en seco en el aire, Alice tiró su casco. Ella se sentó en el borde de la silla. Krokr pie un metro de distancia, mirando a su mirada escrutadora.

- Estoy preguntando. Usted contesta - krokr rallado. - De donde vienes? Tiempo. Ubicación. Propósito.

Alice dijo mecánica excesiva "máquina" discurso krokra, falta de color emocional y algo más, difícil de alcanzar.

Suavemente dijo:
- Soy del planeta Tierra. Dos mil ochenta y seis años ...
Krokr tiró tan de repente que Alice retrocedió involuntariamente.
- Tierra, - dijo entre dientes. - Usted encontró la yema.
- Disculpe, ¿puede explicar lo que está sucediendo?

Krokr congeló como recibir información de alguna parte. Luego asintió movimiento muy humano.
- Ya sabes lo que quieres. Pero esta información no cambia nada. No estaba equivocado!

Alice sintió un vago temor.

- ¿Quién es tu vida planeta sólo sirve para el nivel de la mente.
Alice tuvo que hacer un esfuerzo por mantener la expresión tranquila, aunque el corazón y saltar.
- Estás a bordo de la investigación de base número uno.
Krokr movió su mano, y parte de la pared en una pantalla gigante. Al parecer, la imagen del Dragón Negro. Alice lo reconoció de inmediato, aunque el panorama es diferente de la fresca que había visto antes. En el dragón parecía sin terminar. Falta casi todos "bobinas" superficie de la cáscara consistía en un gran número de ceder, como si por el fuego.
- ¿Y por qué la base de esta forma? En mi tiempo es diferente.
- Esta Bud-sh-sh - última carta se estiró en un siseo.
- ¿De quién embrión?
- Nueva Monokosma!

Служба наблюдения зафиксировала изменение формы Дракона в 3.17 ночи по корабельному времени. Начинались вторые сутки отсутствия Алисы на базе. Милодар прибыл по первому вызову, пролистал спектрограммы и результаты гравизондажа. Отдал приказ «следить во все глаза и локаторы» и убыл. В своей комнате он приложил палец к идентификатору, и, получив доступ, вызвал по спецканалу Антарктиду. Короткий обмен занял всего тридцать семь секунд. Крейсера должны были прибыть через полтора часа.

– Зачем вам это нужно? – Алиса старалась говорить спокойно, но нервы ее не выдерживали. Да, до последней минуты легенды о Монокосме, о Странниках, об их помощи молодой еще Конфедерации были только легендами. Страшными сказками, которые рассказывают замогильными голосами друзья в летнем лагере, когда дежурный погасит свет и объявит отбой. Были. Но сейчас Алиса с ужасающей ясностью поняла, что все это правда. Конечно, легенды многое приукрасили.

Странники не были божествами, а Монокосм исчадием ада. Но такова логика любого разумного существа. Такова особенность мышления, основанная на страхе утратить индивидуальность.

- El objetivo es recrear la Monokosma potencia de cálculo. Esto permitirá un nuevo nivel de inteligencia. El nivel de la creación. Impactos sobre las leyes básicas. En el espacio y el tiempo.
- ¿Pero por qué, por qué?
- Primer Experimento Monokosma incompleta. Se debe ser completado.
- ¿Qué experimento?
- Crear una mente perfecta.
- Tú no sales - Alice saltó. - Vuelvo en el tiempo y advertí.

Krokr la miró.
- Usted no puede parar - dijo con voz áspera. - Usted no da las leyes del tiempo. No puedes cambiar lo que es.

Alice se quedó sin aliento. Se dio cuenta de que en realidad no va a cambiar nada. El pensamiento arraigado en la cabeza, y romperlo todo el tiempo hablando, de repente, estalló - Alice se dio cuenta de que le molestaba en un krokra discurso. Él nunca dijo: "Yo soy".

Ella no recuerda cómo llegar a la cabina de tiempo. Se despertó cuando la entrada de la membrana arrastró detrás de ella. Anillo de luz se rompió y se derrumbó en chispas. El proceso de transferencia comenzó.

Tira de iluminación comenzó en la cámara. Alice se dio cuenta de que ella señale el camino. El traje se sella automáticamente.

Una vez más, pasillo vacío, recipientes en forma de las pirámides de Egipto, la tenue luz. La enorme cueva y plata bellota Hasta individuo. Alice se echó a shlyuzokameru casi se hundió en una silla.

- Empezar!
Motores rugido hizo eco.
- Danos. Guy-para arriba. Con Comisionado.

El transmisor se ha ganado. Individuo llamado a la estación. En la conmoción de difusión. Incapaz de soportar, bichero en el sistema de comunicaciones y un llamado a radiobraslet personal Milodara. Él respondió al instante.
- Escuchar el Comisionado, y no interrumpa. Negro Dragón - es el embrión de un nuevo Monokosma. Se debe ser destruido. Todavía hay tiempo. También hay ...

Милодар действовал быстро. Еще и потому, что подобный вариант развития событий предусмотрел и Совет ВЕДЬМАКа. Крейсера, вызванные им с Сириуса, финишировали двадцать минут назад, и были полностью готовы. Атака началась. Десять боевых космических машин, увеличивая скорость, ринулись к цели.

Гай-до шел длинными галсами, повторяя свой путь в обратном направлении. Он искал уцелевшие капсулы. Его чуткие датчики засекли «след» металла на бугристой поверхности Дракона. Мгновенно снизившись, он подхватил обе капсулы и включил двигатели на полную мощность. И вовремя – к поверхности ставшего почти кубическим Дракона уже неслись ядерные и аннигиляционные ракеты.

Но спустя секунду все изменилось. Куб Дракона окутался призрачным зеленоватым сиянием. С вершин куба ударили узкие злые лучи. Один чуть было не задел «Шевалье», а другой аккуратно срезал корму одного из крейсеров. Лучи погасли, и Дракон исчез. Без ярких визуальных эффектов и неизбежного при переходе гравитационного шторма. Ракеты, потеряв цель, ушли на самоликвидацию.

Алиса лежала в пилотском кресле. Очень хотелось спать. Вспышку уничтожаемых ракет она увидела перед тем, как провалилась в темноту.

На Землю Алиса вернулась в тот же день. Милодар настаивал на немедленном докладе и полном медицинском обследовании, но Алису спасла Кора. Ей девочка и рассказала все.

«Стайер» опустился на старт-поле Внуковского космодрома, когда затеплился рассвет. Флип уже висел у служебных ворот. Дома еще все спали. Алиса тихонько прошмыгнула в свою комнату. Душ привел ее в надлежащее состояние, но не сумел изгнать воспоминания. Слова крокра сидели в памяти как заноза. «Ты не сможешь изменить будущее. Не сможешь. Не сможешь!..»

Но исчезновение Дракона, вернее теперь Зародыша давало надежду. Монокосм испугался смерти. Значит, еще есть надежда. Тем более что она не одна – Кора все знает, и передаст Милодару и Карлу Крому.

Все, все, хватит об этом. Сейчас она немножко отдохнет, и полетит в Парк Дружбы. Аллею должны были уже восстановить.

Солнечные лучи вырвались из-за горизонта, позолотили Алисины короткие волосы. Жизнь продолжается, ведь правда?

Эпилог

ПОЛГОДА СПУСТЯ…

Жесткий свет Солнца лишь немного приглушался светофильтрами. Он казался ощутимо плотным, красноватым туманом. И на его фоне все предметы становились плоскими, словно вырезанными из черной плотной бумаги. Но троим, стоящим на верхней балюстраде сборочного цеха, свет не причинял неудобств. Под их ногами расстилалась огромная площадь, заполненная роботами, механизмами, транспортными лентами. Наметанный глаз выхватывал из общей картины корпуса строящихся кораблей.
– Ты уверен в выводах аналитиков?

Милодар задал этот вопрос, наверное, уже в сотый раз. Кром медленно кивнул.
– Остался след. По словам ученых «одномерная черная дыра», «струна». И ведет он…
– Знаю-знаю, в Треугольник.
– По этому вектору обнаружен объект класса «Сфера Дайсона». Вернее, не сам объект, а его излучение. Но астрономы категоричны в своих выкладках.

Габриэль Грехов молча слушал диалог двух руководителей спецслужб. Он знал, что скоро Галактика окажется на краю. А перешагнет ли последнюю черту – Грехов не мог сказать. Ведь энтропия не снимает свободы выбора. Она лишь задает вероятность событий. Степень их реализации. И только от носителя разума зависит, какой вариант станет объективной реальностью. Только от разума.

И орудием разума станет проект «Легион», начатый пять месяцев назад.

Габриэль прищурился, отыскивая взглядом корпус флагмана. Гигант километровой длины был почти закончен.

Грехов прикрыл глаза. Где-то там, в глубинах космоса набирал силу Монокосм-2. Но это было еще в будущем. Время еще есть. Время поразить Дракона в самое сердце. Перефразируя древнего мыслителя:
– Разумный, помоги себе сам.

Los comentarios están cerrados.

El tiempo de secado Widget Creado por East York tenedor de libros