2006 27 de abril 2006

Интервью с Онуфриевым Сергеем Леонидовичем от 24 мая 2005 года

Опубликовал: | рубрики: Гостья из будущего , интервью , Новости , Создатели |

Собираясь на это интервью, никто из нас и предположить не мог, что мы узнаем ТАКОЕ огромное количество информации. Рушились стереотипы, мы постоянно испытывали восхищение, как с имеющейся техникой наши умельцы могли снять такой фильм. После окончание интервью мы не могли разойтись более двух часов, пытаясь переварить услышанное. Поэтому надеемся, что нижеследующий текст принесет такое же море положительных эмоций и вам.

Беседовали: ГорЫн, Cher, Falcon, Andrew
Подготовили: ГорЫн, Andrew

ГорЫн: Как Вы оказались на съемках фильма “Гостья из будущего”?

Онуфриев : Вы знаете, была государственная киностудия, была запланированная работа. С Арсеновым я познакомился на предыдущей картине, неудачи были у режиссера Васильева, картина плохо шла, что-то не получалось, и Арсенова назначили от дирекции студии поправлять дело. Он должен был спасать картину. И вот он доснимал какие-то эпизоды, монтировал картину, и я так с ним познакомился. И в результате он и пригласил меня потом на следующую съемку. Я был тогда совсем молодой – это был год 80-й, 81-й, я только начинал. В те годы трудно было получить самостоятельную работу. Перенасыщение специалистами, другим работы не хватало, целая система.

Г: Фильм до сих пор пользуется такой популярностью. А когда снимали, ожидали, что фильм будет иметь такой большой успех у детей?

О: Никто не думал над тем, будет ли большой успех, небольшой успех… Все сложно шло как-то. Во-первых, раньше были фиксированные деньги. Я не помню, сколько на каждую серию денег отпускалось. По-моему, миллион рублей или полтора миллиона весь фильм стоил. То есть 200 тысяч рублей стоила серия, примерно так. Но этого было мало, должны были быстро снимать.
Много было разговоров о том, как сделать будущее, и обращали внимание, когда готовились, и на американские картины: тогда уже были “Звездные войны” (но фильм мы не видели). В статьях, журналах были фотографии. И я помню, Арсенов говорил, что это не наш вкус, ни сил, ни денег, ничего не хватит придумывать и полностью создавать настоящее будущее. Надо какими-то другими способами пытаться это сделать. Мы пытались: художник Оля Кравченя, еще были художники комбинированных съемкок Слава Ребров, Володя Мазохин. Вот все пытались придумать, что-то привнести.

Г: Тогда сразу такой вопрос. Где территориально снимали Институт времени, космопорт?

О: Институт времени, внутренняя его часть, снималась в 3-ем павильоне к/с Горького – от проходной сразу первый поворот. Внутри строилась большая декорация. А вход снимался в Ботаническом саду. Там на поляне делалась домакетка. Делал ее Слава Ребров. Домакетка – это когда перспективно совмещают небольшой макет вот такого размера (показывает руками высоту около полуметра) с реальным видением. Его вывешивают на тросиках и т.д. etcétera Это комбинированный кадр.
Космозоо снималось частично в Ботаничеком саду, а вход снимался у метро ВДНХ: если по Аллее космонавтов пойти, то справа большая поляна. Я не знаю, есть ли она сейчас или нет – она была, по крайней мере. Там можно было подъезжать на машинах, монтировать конструкции. А внутренняя часть космопорта снималась в павильоне. Тоже большая декорация. Потолок делался комбинированным способом, его так не могли, конечно, сделать. Делалась потом дорисовка, домакетка.

Г: А вход в Космозоо – там тоже было совмещение маленьких фигурок? То есть, надпись, скульптура ящероподобного создания.

О: Да, надпись на стекле делалась, потом все долго совмещалось.

Г: И ящероподобная скульптура? То есть, это все было перед камерой?

О: Да, да. Это было перспективное совмещение.

Г: Теперь немножко об актерах хотелось бы поговорить. Вы не помните, долго проходили кинопробы актеров, либо, действительно, Вы говорите, что времени было мало?

О: Нет, времени было достаточно. Вообще, раньше это было очень четко поделено на периоды. Был период режиссерского сценария – месяца два минимум. Потом был подготовительный период, тоже долго – месяца четыре. И за это время (полгода) искали актеров. Вера Линд была ассистентом по актерам. Она обходила школы, и подбирала на свой вкус детей, приводила к Арсенову. Их фотографировали, раскладывались фотографии, все смотрели, все участвовали, но решение принимал, конечно, Арсенов. И дальше, уже отобранных по фотографиям детей, приглашали на пробы, на кинопробы, где им давали тексты, и они играли вдвоем.
Вот, допустим, главные герои: Фима (Илья Наумов) – он сразу подошел, там вообще не возникло никаких вопросов, потому что он настолько естественно, настолько хорошо себя вел в кадре, на пробах, настолько убедителен и интересен был, что вообще не было никаких размышлений. Также и Алеша Фомкин, то же самое. Как-то он был похож на Буратино, немного смешной такой, тоже он не вызывал сомнений.
Алиса вызывала больше сомнений, но тут вкус Арсенова, его какая-то интуиция – и он увидел в ней и сказал: “Да, вот эта,” – так и произошло.

Г: А вообще, много было претенденток на роль Алисы?

О: Очень много.

Г: Мы знаем, что Шанаева, которая тоже снималась в фильме, была претенденткой.

О: Пробовали очень много. Огромные пачки фотографий делали, просматривали. Вера Линд приводила детей, человек по двадцать, через день. Очень много было просмотрено. На студии Горького “Ералаш” давно же существует, и там тоже большой архив фотографий детей – они занимаются этим много лет, там и фотопробы были. Пользовались их банком данных.

Г: На съемках трудно было работать с детьми? Было с кем-то сложнее, труднее работать, по сравнению со взрослыми актерами?

О: Не могу сказать. Нет, дети очень дисциплинированны, очень хотели сниматься. Нет, я не могу сказать, что с кем-то было трудно. У кого-то лучше получалось, у кого-то хуже. Но нет, сложностей не было.

Г: Мы уже поговорили о том, где снимались некоторые вещи. Вот о машине времени, подвал, где она находилась?

О: Это то ли в первом, то ли во втором павильоне в старом корпусе. Была построена декорация, причем долго думали, как она должна выглядеть. Арсенов предложил в классическом стиле, Оля предлагала африканские какие-то мотивы, добавить настенных росписей – чтобы странность была. Потому что создавать какое-то будущее, совсем будущее, которое сейчас пытаются делать в кино из каких-то необычных материалов, совершенно необычные архитектурные формы. Построили колонны, поставили в подвале.

Г: А из чего были сделаны колонны? Как проводились взрывы, чтобы детей не повредить? Или все это отдельно делалось?

О: Колонны были сделаны из пенопласта и картона. Картон тонкий, миллиметровый, обтягивался. Пенопластовые кольца были соединены стержнями – это легкая конструкция (они чисто декоративные, не несущие) – обтягивали картоном и красили. Вот и все. А пиротехник потом, когда это все разрушалось, закладывал в определенные места пиропатроны: разрезалось, распиливалось, сверху разрезы замазывались шпатлевкой, закрашивалось, и в нужный момент он просто нажимал кнопку, и там даже не взрывпакеты, а, по-моему, детонаторы, которые разрушали. Там не надо было сильного какого-то воздействия. То есть дети были там – даже если бы колонна упала кому-то на голову, картонкой ударило бы неопасно.

Г: По хронологии, что снималось раньше: будущее, косомозоо, космопорт или, все-таки, начало фильма, полет Коли?

О: Нет, будущее снималось уже в конце. Те декорации, которые были построены в павильоне, не так сложно было снимать, потому что декорация стоит, свет стоит – все, пожалуйста, снимай сколько хочешь и как хочешь. С натурой сложнее, потому что связано с погодой. Допустим, вот часть не успевали – ездили снимать в Гагры. Мы в сентябре или даже в августе ездили на три дня, выбрали натуру, хорошее место, в Гаграх. Там Космозоо должны были снимать. Прекрасная природа, экзотическая. Выехала группа туда в конце октября, и только успели что-то сделать, погода испортилась, налетел шторм, сдул всю декорацию, все развалилось… И мы уехали в ноябре, потому что снимать было нельзя. Снимали на следующий год весной или летом, примерно, в мае на ВДНХ. Потому что там ничего не получилось. Единственно, куски там сняты были морские. Входит в автобус – море, выходит, и кусочек стадиона был снят тоже в Гаграх. Успели мы снять, потому что еще была погода, а потом все испортилось.

Г: А, кстати, была какая-то причина, почему стадион именно на юге снимали?

О: А не успели просто, не успели за летний период снять, и холодно уже было.

Г: То есть у нас уже холодно было, и поэтому решили там?

О: Да, это называется “уходящая натура”. Не успевают снимать и едут на юг. Раньше это было очень распространено. У картина план есть, есть сроки ее сдачи, сроки готовности. И не успевают, испортилась погода… Чаще ездили в Крым. Мы поехали в Гагры.

Г: Уже месяцы назывались. Вы можете точно сказать по годам, по месяцам, когда что снималось?

О: По годам нет.

Г: У нас до сих пор идет спор…

О: Я забыл уже, конечно, по годам. Вот я помню, в 83-м году (это точно) мы снимали в Гаграх. Вот это я точно помню. 83-й год, осень, ноябрь месяц. Мы закончили. Числа 12, или 14, или 15 ноября уехали оттуда, а приехали туда в конце октября. Были там дней двадцать, в 83-м году. Вся натура летом снималась (83-й год), вплоть до поездки все снималось в Москве.

Г: Теперь, возвращаясь, опять к детям. Вы выделили Илью Наумова, Алешу Фомкина. Кого можно еще отметить из детей, кто мог бы стать в будущем актером, у кого были задатки?

О: Больше всех – это, конечно, Илья. Я не знаю кем он стал.

Г: К сожалению, до сих пор не можем его найти (как вы понимаете, эта информация уже устарела – ГорЫн).

О: У него папа был художником. Для актера важно быть внутренне раскрепощенным, не должно быть стеснения. Это важно. И очень такая яркая была Марьяна.

Г: Ионесян. Сейчас она Грэй по мужу. Она в Штатах. Приезжала в сентябре на несколько месяцев, когда НТВ снимало сюжет. Был год со смерти Булычева (Игоря Всеволодовича Можейко). Нас снимали, их снимали с Натальей вместе – cюжет проходил по НТВ. Должен был быть на 20 минут, но у них там были перестановки, и в результате сюжет был небольшой. Так и не дождались мы большого сюжета.

R: Que ella era muy liberada, esto es muy enérgico, primavera recta. Feliz siempre, siempre listo para cualquier cosa. Escuche con atención a las recomendaciones que se hizo. Lo mismo se podría pensar que se va a lograr algo.

D: Y ella Natalia Guseva? Aquí, como yo lo entiendo, el voto decisivo fue Arsenova, ¿eh?

Oh si por supuesto. Siempre el director decide, pero todavía tienen consejo artístico. A pesar de que nadie argumentó.

T: Y, en general, en el trabajo, en la vida, Pavel Arsenyev era un hombre complejo, fácil de trabajar con él fácilmente encontrar un lenguaje común?

R: Él es una persona muy talentosa, muy creativo, pero la rápida-templado, muy mal genio. Si algo no encajaba en su visión de cómo debe ser, inmediatamente se dirigió podría gritar, muy rápidamente podrían dar lugar a nosotros mismos. No importa de quién se trataba, o el director (el nivel junior en el sitio), o el director de la fotografía. Podía atacar, si algo no es lo mismo. Luego se marchó, lamentó que él lo hizo. Dentro había un buen hombre, pero él era un rasgo tan prominente - un temperamento. Estaba de mal genio.

D: Si el caso, y que pudo así?

R: Es difícil de decir "en el caso." Es su punto de vista "del caso." Él pensaba así. Hubo un episodio vimos el material. Ahora todo el mundo está mirando videos - básicamente al instante. Antes de la película se retiró el día siguiente enviado a una unidad de revelado, tres días donde fue atendido después de 4 días se podían ver en la pantalla grande de todo eliminado. Por lo general, todo el grupo no va a, sino que forma parte: director, camarógrafo, artista, director. Todo el grupo no fue invitado por primera vez. Entonces, si se quiere, invitamos a todos. Y esperó Arsenova. Por ejemplo, en 11 tuviéramos que comenzar. Él no está en la habitación reservada durante 11 horas (11 a 12). No hay poldvenadtsatogo once y cuarenta y cinco minutos que termina el horario, y no dejamos nada que ver. Y once y cincuenta dijo: "Vamos." Y llegó, vio que sin material de mirar. Estaba tan enojado, "Tal como es, todos lo hacemos sin mí ...". Estaba ofendido y muy enojado.

T: para el rodaje de una escena en particular en la película se recuerda? Tal vez algunos recibieron con más éxito?

R: No, no puedo identificar.

D: ¿Hubo algún tipo de un material en bruto que, al final, no se incluyó en la película?

R: Creo que sí, había muchos.

D: ¿Hay alguna posibilidad de que este material se almacena en alguna parte? Había una especie de sistema?

R: Es necesario pedir Malyavina Tanya (Tanya Malyavina - editor de la película). Tal vez ella sabe dónde tiene que. En general, se está archivada en algún lugar, compuesta en el estudio. Pero fue en el socialismo, entonces todo cambió. Tal vez la habitación en la que se almacena, se pasa a alguien, no lo sé.

D: Estábamos en el museo, vimos lo que estaba pasando. Bueno, voltear encontrado (pequeño modelo).
Y él Igor Vsevolodovich Mozheyko frecuentado rodaje una vez controlado toda la creación del futuro, los actores?

R: Él vino a discutir. No puedo decir que muchas veces, pero una vez, dos veces al mes que visitó para discutir. En el set? Bien aburrido disparar esta cosa, él no se sentó tan aburrido, es necesario esperar ... Ponga entre sí, linterna correcta, el actor trajo, y luego lo llevaron. Es una historia larga, no todos sobreviven. Mozheyko no le gustó. Y aquí para discutir el material, algo para corregir, para evaluar la diferencia que era. Esa instalación. Es interesante. La pantalla muestra el resultado de algún tipo, es posible intervenir para hablar. Pequeños trozos, ya que será, que no interfieren. En la etapa de preparación, sí - pero no con demasiada frecuencia.

D: Y los miembros de la tripulación sí ofreció algunas ideas, que finalmente entraron en la película?

R: Sí, por supuesto, todo lo que ofreció. Se ofreció un montón. Lotes Olya Kravchenya ofrecidos en la decoración. Encontró algún grupo de Asia Central en Moscú, lo que hizo que el cocodrilo, he aquí que se moldean. Luego otra cosa. Lo han hecho algunos de estos objetos. Los dinosaurios de moda. Ella se dio cuenta. De acuerdo en algo, que está pintado, y luego se encontró con los responsables. Flips hicieron en algún lugar de los Estados bálticos, Lituania, en mi opinión. Y luego los trajimos aquí. Ellos están sanos, son alrededor de cinco lo hicieron. Sí, ellos ya allí una vez, sin descargar, justo frente a la camioneta, que la metida de pata, y agrietada. "Al igual que, ¿qué estás haciendo, idiota!" No, es todo. "Pensé que era fuerte ..." - los trabajadores, que aún tenían. Se descompone inmediatamente.

G: Fue necesario decir cuánto costó.

R: Caro.

D: Nos dijeron que valía 5.000 cada uno.

R: Probablemente, sí.

D: Cuando se dispara en Gagra, tenía tiempo libre o todo el tiempo empleado en el set?

R: No, ya era hora. Esperamos paisaje, nadar, tomar el sol.

T: ¿Todavía tiene algunas cosas de las películas, fotos, que no fueron publicados en cualquier lugar?

A: Foto creo que sí. Pero la cosa - no. Máscaras que tenía. Le di la máscara de maquillaje después de la película.

D: Pirata?

Oh, sí, sí. Mi hijo era pequeño, me lo puse, que están en la escuela ... No sé donde tienen su Delhi, desapareció.

T: Ahora, después de tantos años que te puede dar un poco de música de la película.

R: No, no puedo. Tomé parte en ella, por lo que es difícil. Yo quiero que sea bueno. ¿Cómo es en realidad ...

D: Esto es bueno.

R: He oído diferentes opiniones.

D: Pero hay cientos de personas, exactamente el país, que todavía significa mucho. Incluso, tal vez miles.

R: En efecto, cuando la película era la primera vez que el estudio comenzó a llevar las bolsas de letras, aquí están las bolsas (pokazyvet). Arsenov distribuida - un placer!

D: Cuando un éxito.

R: Sí, no sé cómo responder a estas cartas no pueden ser respondidas, pero cada día trajeron aquí por esta bolsa.

D: Ya hemos tocado algunos puntos técnicos. Todavía tengo preguntas, directamente en los conjuntos. Hubo momentos divertidos, pueden recordar estos episodios, situaciones imprevistas? Las bicicletas están siempre desde el tiroteo.

R: No son, de alguna manera siempre los olvido. Por supuesto, no era la masa de cualquier episodio. Recuerdo que estábamos rodando en Gagra ... pero no es episodio muy divertido - un hombre enmarcada. Filmamos un episodio cuando los piratas a ponerse al día y tratar de voltear Koli su alcance. Aquí se están poniendo al día con él, que su mano se extendió, empujé. Y la forma de disparar? Ahora es la tecnología moderna permite a una pantalla azul: se saca de aquí, que está ahí. Y entonces, ¿qué hizo? Dos camiones cerca, esta construcción de hierro, ya sabes, el tipo de cambio que los rodamientos. Mueve tirón uno y otro está muerto. Y dos camiones en la carretera en Gagra - y todo. Estos diseños están clavados, bares, atornilladas, todo casero. Y, por supuesto, del cuerpo al otro lado de los barrotes están atascados. Manejamos una doble levantado, segundo matrimonio, la tercera doble levantado. El camino es estrecho, dos camiones siguiente para ir y ocupar todo el ancho camino. Y nos fuimos a conocer a algunos "Zhiguli". El conductor trató de ir por el camino, pero el lugar no era suficiente, y que este foro, que está más allá de las dimensiones del camión pelado "Zhiguli" todo el lado. Y el conductor de los pobres, el desafortunado hombre que conducía el camión. Salí del inspector de la policía de tráfico, como estadounidense, vasos, recuerdo, vasos están de moda en el momento, gafas oscuras - que era inusual para la policía. Algunos camisa ... Todo era poco convencional. Milicia, sino como un americano. Y reprendió conductor de camión obligados a pagar (no recuerdo exactamente) 200 rublos. Y entonces era mucho dinero. El grupo comenzó a reunir un poco de dinero para ayudar a este tipo. Que tal episodio, pero no es divertido.

D: Desde que comencé a hablar de volteretas. Hay una escena en la que volteretas vuelan con la gente. Fue filmado con una grúa?

R: No, se trataba de un sistema. También se hicieron y la pequeña tapa, no se plantaron muñeca. Y es en los cables, en una grúa de largo tiempo (grúa de 20 metros, este auge se van), y aquí y lo condujo. Y es por ahí en algún lugar voló. Elija un fondo. Supongamos que vuela más allá del hotel "Cosmos". Conjunto de la cámara, la elección de un lugar para este auge, colgó y echar un vistazo. No, no hay resplandores hilo - alambre ungido.

F: lubricar el propio alambre?

R: Sí, cuando brilla. Se continúa, y el sol brillaba. Eso significa que necesitamos para pintar - pintado. Y nos fuimos a diferentes lugares. En Krylatskoye filmado algunos volando sobre el agua.

D: Sólo hay una escena en la que volar sobre el agua, y uno de los piratas caer en el agua. En este momento en lo colgó volteretas? No te acuerdas?

R: Recuerdo por qué, me acuerdo muy bien. Porque creo que va a ser capaz de moverse. Crane fue "Bronto" sabe quién nominados flecha bomberos todavía los utilizan. Fue, creo, 30 o ampliación altura de 25 metros. Y pensamos que esta suspensión voltear y toque un poco de movimiento aquí, en el marco impulsará flip. Nada de lo que no se mueva, que no podía. Porque cuando él comienza a moverse, flip comenzó a tambalearse. Y entonces decidimos, todos vamos a colgar, y caímos. Oleg cae Korytin y segundo ... no, no te olvides ... Kohl Sysoev.

D: Ya truco es todo?

R: Sí, sí, por supuesto.

T: ¿Cuáles fueron algunos de los actores de improvisación, que también entonces entraron en la película?

R: Quiero decir que el inocente y Kononov, que improvisar todo el tiempo. Inocencio llegaron a los disparos y dijo lo siguiente: "Por lo tanto, lo que tenemos hoy es el escenario? Léame ". Arsenov leyó el texto. Él dice: "Esto es lo que no vamos, es que no lo hacemos, somos nosotros." Es decir, él mismo define. Y después de eso es tan interesante y todo hecho convincente de que nadie no discute con él, como lo hará, nunca. Él nos da tan bien sugiere que mejor que nadie podría llegar a ofrecer y todo acaba en el temor, dijo: "Sí, sí, sí! Tengamos una vez más dublik despegar ".

D: la parte técnica también se ven afectados. Porque lo que es interesante, ya que todos ellos filmados, por lo que esas cosas ...

R: Todo esto ahora es tan diferente ... nos dio dos cámaras: "Mitchell NC" fue un gran escala, la cámara de producción antes de la guerra, los EE.UU.. Quién visores de cámara se están moviendo de esta manera (muestra cómo el ocular se puede girar con respecto a la cámara). Es fácil. Ponga menos - a fin de buscar, instalar - así que usted busca. Allí es exactamente. Dicho operador Vyacheslav Shumsky, un muy conocido, dijo que en general hay tres disparos punto: de pie, sentado y acostado. Porque si entre, es muy incómodo de ver. La cámara es tan baja aquí, cómo mirar este espectáculo? De alguna manera tenemos que ir a la cama, inventamos. En alguna ma-y-grana ventana, ma-y-uno-bermellón algunas personas van allí. En realidad, simplemente es difícil de ver. Aquí hay una cámara. Pero a veces dado a polkartiny sobre "Arriflex BL", que ya está bien visto, buena óptica, excelente. Es un placer.

D: Algunas preguntas donde se filmó, si usted recuerda. No podemos encontrar una casa, la escena en la que Julia - Mariana y Alice - Natalia miran por la ventana a los piratas. ¿Dónde estaba el apartamento de Julia?

R: Todo está filmado en carriles Arbat, aquí, allá. Aquí va directamente Gagarin carril y el carril de la izquierda en primer lugar, yo no sé cómo se llamaba. Solía ​​haber en construía la esquina. Ahí es donde el gran episodio de tiro. Entonces, si gira a la izquierda en el carril para pasar, será un área pequeña, también se filmó una escena al caminar con un perro, e Ilya cumple con Julia.

D: Sí, lo encontró.

R: Sí, es aquí. Luego se ejecutan en el porche, mirando Kohl. Esto también se filmó en Sivtsev Vrazhek final Sivtseva Barranco.

D: También se ha encontrado. No podemos encontrar donde había una casa, apartamento Julia, aproximadamente qué área?

R: No, eso es todo lo que había. Debido a que la vieja casa, nadie se fue - se desperdicia, algunas piezas pequeñas filmadas en un solo lugar. Todo está en un solo lugar para elegir.

D: Una casa Coley? Debido a que el interior se ve como una casa típica de los años 70.

Acerca de Inicio Kohli protagonizó Medvedkovo. Se Sergei Tkachenko (segundo operador -. Aprox Andrew) Apartamento, su entrada, directamente en su casa.

D: Eso es. En el exterior, que es una casa diferente o el mismo?

R: Lo mismo. Una gran cantidad de carreras, los episodios filmados ... Esta es la zona Patriarca Estanques. Pero el callejón, si desde el Anillo de los Jardines de Herzen vuelta ... Estanques del Patriarca. Carril Vspolny, probablemente. Aquí, también, no corre, pasa una gran cantidad de filmación.

G: En términos generales, toda la naturaleza ir aquí. Hermoso lugar, sin prestar atención a la geografía de la ciudad, porque ella no encontró bastante.

A: no tiene relación alguna. En general, en películas nunca prestar atención a la geografía de la ciudad. Ни один фильм, я хочу сказать, не снимается, когда люди думают, чтобы это как-то совпадало, чтобы специалист по Москве смотрел. Вот они сели в машину, выехали где-то там с Арбата и приехали на Кремлевскую набережную. Это снимается где удобно. Милиция говорит, что вот здесь можно снимать проезды, мы Вам тут перекроем. Ну, давайте тут. Абсолютно безразлично, никто не следит за этим.

Г: Очень много вопросов, как снималась сцена, когда Алису сбивает троллейбус.

О: Да, это, кстати, здесь снималось на Кропоткинской. Прямо угол Староконюшенного и Кропоткинской. Снималась девочка-трюкач, Оксана. Она бежала, машина ехала, и ее перекрывали в этот момент, когда ее “сбивают”. Этого не показывали. Это просто совмещение было. Она могла ускориться очень сильно. То есть она бежала с одной скоростью, но когда уже казалось, что троллейбус ее “ударяет”, мы не видим ее, она ускорялась и убегала.

Г: То есть, там ускоренных и замедленных съемок не было, все натурально?

О: Нет, не было. А потом одну машину (на крупном плане) толкали в другую руками, но тоже, чтобы не ударить. Машину об машину, кто платить будет (смеется)?

Г: Тоже был вопрос, бились или не бились машины?

О: Нет, не бились. Толкались. Машины снимались, в основном, сотрудников. Кто работал в группе? Вот Женя Весник был такой. Adjunto. директора. Его машина снималась, моя машина снималась (смеется).

Г: Свою бить не станешь.

О: Ну, конечно, нет. Но и искать машину чью-то. Это же платить деньги надо. Человек целый день стоит, чтобы один кадр снять. Там был эпизод, когда выходит Олег Корытин. А он же за Кононовым и перепрыгивает через машину.

Г: Да, тоже задавали такой вопрос.

О: Это снималось в районе, где Вспольный, там арку нашли. Они над аркой подвешивают лонжу, и в момент, когда машина едет, они его дергают изо всей силы. Он подлетает, машина проезжает. Но это моя машина снималась, и он два раза каблуками проехал по крыше, поцарапал.

Г: Жертвы были. (смеются).

О: Ну тогда это было как-то неприятно.

Г: Приятное остается, а плохое забывается. Следующая сцена, где Весельчак, убегая от собаки, взбирается по дому, по стене дома. Это тоже подвешивалось на лонже, на крыше?

О: Да, конечно, и тянули.

Г: А прыжок через забор Алисы, когда она прыгает, показывая, что у ней нет никакой техники.

О: Ну это не Алиса прыгала, а с подкидной доски прыгала девочка, и ее ловили руками. Она на нее становилось, два человека прыгали на эту доску, она вылетала, и ее ловили три человека. Там подстилали маты. Падение, вылетание, это все Коля Сысоев сделал, такой метод привел, очень хороший. Я помню, когда он в старом доме вылетает через раму (выламывает, летит). Он тоже так отважно делал, травмы получал. Еще падение, он выпрыгивал с какого-то этажа…

Г: В школе. Мы посчитали, получается третий этаж, по колоннам посмотрели. Такой еще вопрос насчет “травматичного” эпизода, когда пираты бегут по улице и натыкаются на батарею с бутылками. Были ли какие-то последствия или все очень аккуратно делалось?

О: Это, кстати, тоже все снималось во Вспольном переулке, недалеко от Садового кольца. Нет, не было. Это предложили сами трюкачи. Очень много трюков они сами предлагали. Вообще, каскадеры тщательно изучают американское кино. Они помнят, удивительно, они помнят до кадрика, каждый трюк, изучают откуда камера, где, как, что. И они предлагали. Вот это они предложили. Нет, никаких травм не было, ничего. Они все еще тогда были совсем молодые ребята, все спортсмены.

Г: Дом с машиной времени как был найден?

О: Искали натуру. Я не помню кто (Оля, наверное, предложила), потому что там стояло несколько подряд домов, разрушать их должны были. Они были выселены, забитые окна, они были пустые. Целая улица была, четыре подряд дома стояло. Ну и мы выбрали этот. Мы посмотрели, с одной и с другой стороны, нас это полностью устроило, мы выбрали его.

Г: Это рядом с Цветным бульваром? Было много споров, он или нет.

О: Да, да. Это точно он. Это переулок…

Г: 2-ой Волконский переулок.

О: Да. Их стояло четыре дома, он стоял последним в этом ряду слева, после него ничего не было.

Г: Ну вот в январе этого года он прекратил свое существование. Некоторые там даже были за сутки до сноса: ребята были, все снимали, даже сделали как там все было заснято (царапины на стенах и т.д.), есть материал (через некоторое время он появится на нашем проекте – ГорЫн). Сейчас там руины, но подвал еще остался – поиски машины времени еще ведутся.

О: Я тоже думал, что его нет. Потому что он тогда стоял под снос, заколоченный…

Г: Несколько еще вопросов о съемочной группе. Вы сказали, что с Арсеновым познакомились на фильме. После этого еще были у Вас совместные работы?

О: Нет, с Арсеновым не было. Потом он снимал “Лиловый шар”. Там уже Сережа Ткаченко работал.

Г: А вообще, Вы поддерживаете какие-то отношения с членами группы до сих пор?

О: Да, конечно. Но все-таки все уже занимаются чем-то своим, столько лет прошло, но, конечно, как-то иногда перезваниваемся, разговариваем. Слава Ребров стал режиссером-документалистом. Он был художником по комбинированным съемкам. Оля Кравченя, она так и продолжает работать в кино художником. Кто еще? Сережа Ткаченко занимается фотографией. Женя Герасимов, Вы знаете чем занимается. Ну многие ушли, там же немолодых было много. Оля Черняк, второй режиссер, я не знаю. Студия Горького умерла.

Г: Можете назвать свои фильмы, где Вам довелось работать?

О: Да, конечно. Был такой фильм, я начинал, “По данным уголовного розыска” на Мосфильме, “Бармен из “Золотого якоря”, потом, Жени Герасимова “Забавы молодых”. По Тургеневу “Вешние воды” – он назывался “Поездка в Висбаден”. С Кулиджановым снимал “Умирать не страшно”. Потом с Женей еще мы снимали “Ричард – львиное сердце”. “Белый танец” я снимал.

Г: А сейчас чем Вы занимаетесь?

О: Для телевидения разные документальные фильмы, сюжеты. Для разных кинокомпаний, в основном, для нероссийских, потому что российские (российское телевидение) обманывают всегда. Я имею в виду, в смысле оплаты.

Г: А вообще, когда снималась фантастика в советские времена… Конечно, это было сложно. Понятно, что не было техники и т.д. А чувствовалось какое-то либо препятствие со стороны вышестоящих инстанций, либо наоборот, какая-то помощь? Или это просто фильм: ну фантастика и фантастика.

R: Bueno, la película es una película completamente. Cómo fue? Reunidos un grupo. Aquí usted hace y lo hace. En la época soviética, siempre los organismos oficiales soviéticos están ayudando. Bueno, ayuda a ambos? Hoteles Resolución,, entradas, la policía (cerca de nada). Siempre fue, siempre ayudando, nunca tuvimos ningún problema.

D: ¿Fue esta información es que la película pasó algún tiempo en el estante, que no estaba permitido en la pantalla de cine.

R: No, no lo era. Había más reclamaciones por "pantalla". Esta unión aduanera "Pantalla". Y para hacer la película a la que asistieron representantes de "pantalla": el redactor jefe, director de la asociación. Ellos vinieron a nosotros para el estudio para ver una película en dos películas, y nos miraban. Expresaron sus comentarios: "No es tan ..." Era. "Eso es rehacerlo limpio."

D: Pero reshoot o recableado?

R: No, no volver a tomar. No ha habido grandes correcciones, que eran, yo ni siquiera recuerdo eso.

D: Instalación decidió todo.

Oh, sí, sí.

D: Cuando la filmación se llevó a cabo es el futuro, el propio equipo, mano en el corazón, creo que cien años después aquí llegamos a la etapa de desarrollo, que se muestra allí? Por otra parte, dado el hecho de que la película no dice cualquier lugar francamente, es el comunismo. Además del hecho de que cada cual según sus necesidades. Me refiero no sólo al sistema político, sino también técnica, volar a las estrellas, etc.

R: No era la idea principal. Así entonces (este fue también el 83o, 84o año) el socialismo estaba firmemente en nuestras mentes, parecía que nada en absoluto no puede cambiar. Eso es lo que es, así sea el socialismo. Nadie no podía imaginar que algo puede cambiar. Con un poco de progreso técnico serán todos entender. Lo cierto es, pero ¿cómo - nadie lo sabía. Debido a que la experiencia momento de la vida no me muestro que dicha tecnología puede desarrollarse rápidamente a medida que desarrollan en la actualidad. Aquí recuerdo, había televisores a color que apenas podía ver. Es decir, los cambios en la tecnología, de la experiencia, entonces mi vida y Arsenova no era genial. Como ahora, por ejemplo, un teléfono móvil tiene un teléfono móvil con una cámara, un año más tarde con una cámara de vídeo. A los ojos de esta tecnología está cambiando y evolucionando. En aquellos años no era así. En aquellos años eran "Lada", lo hacen, lo hacen, y lo hacen, y nada ha cambiado. Así que de que las expectativas de tal manera que será ... Por supuesto, todo el mundo cree que algo va a cambiar una vez, era completamente abstracto.

T: Y ahora te ves películas fantásticas, libros que lees? Tal vez hay algo un favorito? ¿Qué se puede señalar por última vez?

Acerca de: Ficción Estoy muy pocos leen, lea sobre todo plan de educación. Una película? Bueno, veo una película. Algo que me gusta algo menos. Por supuesto, la tecnología es ahora encuestas tan complicados, tales oportunidades han surgido, que entonces nadie podía soñar. Recuerdo cuando había Schwarzenegger en "Terminator", entonces no había nadie VCR, eran cuatro años de edad. Entonces empecé a decir que el equipo hizo en el equipo. Nadie entendía lo que hace que un equipo como este. Todo el mundo pensaba que el equipo aquí, hay algo atascado y salió allí, estas fotos. Nadie imaginó.

D: Por cierto, que de alguna manera nos cayó el tema cuando Nick se movió a tiempo para el fondo son varios efectos visuales ópticas.

R: Todo se hace a mano. Hubo un laboratorio láser, dos chicos jóvenes en el Museo del Espacio bajo esta flecha a ENEA. Allí estaban, tenían dos láser. Experimentaron con estos medios ópticos. Los pusieron delante de los láseres y obtener todas estas fotos. Los invitamos y le disparó en la película. Y a partir de entonces todo se reduce intrigantes manera muy compleja. Un mes se hizo cada disparo. Did - no funcionó - de nuevo. Esta comida que tenían. Todas las manos fundamentalmente diferentes de lo que es ahora.

D: Eso es comprensible. Por lo tanto, me pregunto cómo se ha hecho.

R: Todas las manos que hagan. Aquí le van a quitar el corcho uno, muestran que es compatible. Yuri Ivanov, era un operador, que está haciendo todo. Muy sensible, bueno, lamentablemente fallecida.

D: Ahora hay perspectivas de que los niños serán removidos ficción? Tengo en los últimos años sólo se sabe que ha sido restaurado "A través de las espinas de las estrellas" (hijo de Richard Viktorov hizo). Y, si no me equivoco, "El Señor de los charcos". Es decir las películas de los únicos niños.

R: Antes, había un programa, el dinero asignado, y que ahora será asignado. También debe asignarse centralmente el dinero, y luego todo empieza. Debe haber un programa. Este programa. Gorki Plató de cine se ha convertido en todo lo clara. Es tan triste cuando vuelvas - no hay caras conocidas, no, todo es extraño, todo completo. Es desagradable.

D: Si usted tuviera acceso a una máquina del tiempo, desearía ir en cualquier época?

R: Por supuesto.

D: ¿Qué?

R: Creo que más atrás que hacia adelante.

D: ¿Hasta dónde?

R: A lo lejos.

D: Es decir, para ver a los dinosaurios?

Oh No. En los días de la cultura griega, la cultura de Egipto.

D: La mirada Mundo Antiguo.

Oh Sí.

Cher: El episodio más difícil, donde tuve que sacar el máximo provecho de dobles?

О: Был сложный эпизод, когда убивают робота Вертера. У него две железки было, и туда заложен пиротехнический патрон, специальный. И он сам, нажимая где-то у себя кнопку, замыкал и начинал гореть. Вот он ходит, горит. А этот кадр был длинный, метров 60, больше минуты, полторы минуты, когда они бегают. Стрельба пистолетами, бластерами. Они просто пластмассовыми игрушками были. Потом комбинаторы вставляли светящиеся лучи.

Г: Тоже в лаборатории лазеры вставляли?

О: Нет, это Юра Иванов. Из лазеров в лаборатории они только на экраны сбрасывали эти фигуры.

Г: А луч чем делался?

О: А луч делался Юрой Ивановым, который отдельно, у себя, снимал этот луч нарисованный мультипликационно. А потом второй экспозицией накладывал.

Г: То есть, он даже нарисованный был?

О: Да. Я не помню. Может быть какую-то прорезь делали в черной бумаге, он снимал светящуюся. No lo sé. Это такая довольно трудоемкая работа. И вот этот дубль, когда Жене заряжают пиротехнику, все это крепится куда-то. Защита для тела, чтобы не было ожога. И начали снимать. Мы репетируем. Пять репетиций: в какой момент стреляют, в какой момент зажигают… Репетировали полдня, все это готовили. “Давайте снимать”. Сняли дубль. Хорошо, очень хорошо все получилось, “давайте еще дубль снимать”. Так, а это камера “Convas” была, с большой кассетой 120-ти метровой. Ассистент Эдик Тафель говорит: “Сейчас, сейчас, у меня нет размоток, я сейчас возьму другую кассету”. Побежал кассету перезаряжать. Перезарядил кассету, давайте снимать. Сняли еще раз, хорошо сняли. И после того как мы это сняли, проявили все, выяснилось, что мы два раза сняли на одну и ту же пленку. Эдик Тафель, который сейчас живет в городе Кельне, побежал, вынул из кассеты пленку. Как он там что перепутал (это не специально) в темноте. Он должен вынуть, положить в отдельный пакет, но он мог полениться положить в отдельный. Перепутал и второй раз зарядил. И вот это была тогда беда. Крика было много.

Г: Наверное, нужен был новый комбинезон?

О: Ну да, потом шили опять. Скандал был большой. Конечно, все на меня кричали. Виноват, но переснимали. Женю опять заряжали… И потом меня все время спрашивали: “это не вторая экспозиция будет”? Вот такой был эпизод.

Г: А почему на пульте машины времени кубик Рубика?

О: А никто не знал, что можно сделать. Тогда было модно кубик Рубика. В метро ездили все. Вот фантазии на столько хватило. Дальше не двинулись, к сожалению. Вообще, это художник предлагает, а режиссер уже утверждает. Вот художник рисует, предлагает так-то так, режиссер говорит, что нет, фантазии нет, надо так. Поправляют то, что он просит, делается окончательный эскиз и Оля Кравченя отдавала в художественные мастерские. На студии не могли сделать это. Бутафорский цех, он у нас очень хорошо делал исторический – лепнину, фактуры такие сказочные. А блестящую пластмассу, это не могли, поэтому отдавали куда-то в другое место.

Andrew: А яркий свет в комнате с машиной времени?

О: Оклеили белыми обоями стены и светили изо всех сил.

Falcon: С актерами были какие-нибудь проблемы?

О: Нет, такого не было. Здесь не было проблем. Я говорю, что взрослые актеры приходили, и никто текст заранее не готовил. Репетировали, подсказывали слова на репетиции. Там, десять репетиций, уже запоминали слова. Дети дома еще учили все свои слова.

Г: Вы знаете, что в Москве существует аллея Алисы Селезневой?

О: Нет. Где это, как? (смеется).

Falcon: Это, где мы отмечали 20-ти летие. Там была небольшая экскурсия по местам съемок и вот несколько фотографий.

Г: 9 октября мы отмечали 3-х летие аллейки. Это на Речном вокзале, в парке, на берегу озера рябиновая аллейка Алисы Селезневой. Камень стоит. (Показываем фотографии).

Г: Если что-то будет, приглашать Вас?

О: Да, конечно (смеется).

Los comentarios están cerrados.

El tiempo de secado Widget Creado por East York tenedor de libros