2007 2007年8月15日

(K. Bulychevの作品に基づいて)「災害が起こらなかったこと」

発行: |カテゴリー: ニュース散文創造性 |

1。

- これ以上のチキンは - ロボットGrishaは宇宙船「セゲジャ」の乗組員に食糧を配布、言いませんでした。
- それなしディスペンス、 - キャプテングレブバウアーは述べています。 - 4日、十分なビタミン、およびアークトゥルス小補充について。
- そして、私はあなたに警告している - メカニック緑を置きます。 - 私は何も良いが来るPavlyshであなたのベンチャーから出てきていないことを言っています。
- あなたは絶対に何もない - Pavlyshは言いました。 - 私たちは何を意味するものではありませんでした...
彼は、信号中央コンソールによって中断されました。

- 注意ガザ84分の169に通過するすべての船を! 正体不明のオブジェクトによって送信された遭難信号で採択されまし​​た。 1376357223、ガンマAurigaeの方向56 - 座標は889421367412オブジェクト。 オブジェクトは太陽系と原因不明の宇宙船(おそらく死んで)に向かって移動され、連邦の惑星のいずれかに記載されていません。
- 昼食で待機する必要があります。 それは私たちに関係 - バウアーは述べています。 そして、マイクに向かって言った - あなたが理解しています。 もちろん不審物に行くために決定をします。 宇宙船「セゲジャ」バウアーのキャプテン。 Pavlyshと緑 - razvedkaterを用意します。
星間のフライトのために意図されていないが...「オブジェクト」は、同じ船の奇妙な、何もなかったです。 彼は地球人は20世紀の終わりに実行するようになった最初の軌道ステーションの1つのように見えた外観は、唯一の百倍に増加し、いくつかの未知の理由zachernёnnuyuため。 しかしながら、同時に、彼は原始星間エンジンを有していました。
- 私はそのようなドレッサーのスペースに行くのか分からないが - 彼らは外国船に船で送られたグリーンPavlyshを述べました。 - 個人的に、私はこれらのタイプastronavigatorskihの権利を奪うことになります。
- それは巨大で何を見て - Pavlyshは言いました。 - 多分それは伝説の「ブラック放浪者」ですか?
- ナンセンス、 - グリーンをカット。 - "ブラック放浪者」が存在しません。 サムは見ました。
- 注意! ドライバーは不明船です - 銀河の言語でスピーカーから聞こえました。 - "救い"宇宙ステーションの乗組員と乗客は彼らの救世主としてあなたを歓迎します! ノードの接続を報告します。
「うわー」 - Pavlysh思いました。 「彼らは、よりkosmolingvuを知っています。」
地球人が自分の文明の概要を報告している間、コマンドポストステーション、との交渉で過ごした二時間。 さらに二つの - ドックに。
黒髪の防護服に黄色い目をした女性と昔で警察官が着用したものとほぼ同じオーバーオールの男と同じようなヘルメット、:彼らは前庭に接続ゲートウェイから出てきたとき、彼らは地球人に非常に似て二人で会いました。
- フライトエンジニアのギャル - 女性として。 - 取締役会は、当社の駅でのご滞在中にあなたを同行する私を承認しました。 フォローしてください。
終了を押すと左、単独で地球人を残すことによって、そのような地上車両の消毒や除染でいるのものと - ギャルは、穿孔壁にいくつかの室に宇宙飛行士を取りました。 ドアは自動的に彼女の後ろに閉じました。
- 私はこのすべてを好きではない - グリーンは、個人的なチャネルPavlyshにしました。 - 彼らは今、私たちをロックする方法とSWATハエに見えます。
- 、アレックスを落ち着け、 - Pavlyshは言いました。 - これは、必要な予防措置です。 我々が来て、私たちが誰であるかどこに彼らは知りません。
カメラは本当に消毒しました。 手順の後、地球人は、彼らが華麗なマークで飾られた黒いスーツを着た男性のグループ、精通ギャルを待っていた廊下、に入りました。 "どのように昔の世界では「 - Pavlyshは思いました。
宇宙飛行士は、前庭の外に行くの黒の男性の一つは仕草。 彼らは一緒に出て、地面には多くの人々があった大ホールのバルコニーに立っているのを見た - おそらく最も乗客駅。 すべては、黄色やオレンジ色の目でした。
これらは、白髪黒と紫と背の高い男に会いました。 彼の胸にいくつかのより小さな、同様のブローチのスターと三角形の形でいくつかの大規模な鮮やかなマーク、コインに似たものがたくさんあり​​ました。
- 驚いてはいけない - グリーンは、インターコムにした - それならばとオーダーの背面に。
白髪で背の高い男がマイクを取り、話し始めた、と彼のスピーチのフライトエンジニアギャル翻訳:
- かつての惑星エルナの市民! 15年間、私たちは宇宙の広大な空虚にさまよいます。 我々はラッキーだった - でも、自宅で私たちの科学者たちは、それが知的生命体を発見することが可能であった方向を計算しました。 そして今日、私たちは最終的には待望の回復、すべてのこれらの年住んでいた夢を発見しました。 私たちの船で地球と呼ばれる惑星からの呼び出し衆生に応答しました。 予備交渉から、我々は彼らの文明は宇宙探査で大きな進歩を遂げたことを知ります。 これは、彼らはおそらく宇宙の孤独に運命私達の人々、苦しんでいる人の運命を無視しないことを意味します。
そして、マイクを持った男がPavlyshを回し:
- 地球の代表団の皆様ヘッド! 私は自分自身を紹介しましょう​​:最初デールディレクター、宇宙ステーション「救い」の取締役会の会長。 私たちの駅で500人の乗客です。 私たちは今、おそらくもう存在しない惑星エルナ、から飛びます。 我々は比較的高度な文明であった後、私たちは科学の高いレベルに達しており、技術が私たちの惑星系を開発し始めた、自由と民主主義の原則に基づいて高度に発達した市民社会を作成しました。
しかし、25年前の不安の最初の徴候がありました。 私たちの科学者たちは、人間の活動が核エルナで不可逆的なプロセスを引き起こすことを発見しました。 私たちの惑星は時限爆弾となっています。 私たちの年の30または40の中で彼女は、すべての生命を破壊し、爆発するように結合させました。 近隣の惑星上の私たちのステーションは皆を収容するには小さすぎたし、これらの惑星の条件は通常の存在には適していませんでした。 したがって、最大の国の政府は、一緒にエルナは、文明の存続を確保し、居住可能な惑星に到達するために、少なくとも地球の人口のごく一部を収容することができるであろう船を構築することを決めました。
私たちは、あなたに地球からエイリアンをアピール。 私たちは、避難所にお願いします。 私たちは、破壊的な宇宙放射線に苦しんで、窮屈な廊下で年を離れている間、ない、厚い大気で保護され、世界で再び生きる陸と海の広がりを楽しみたいです。 私たちは新しい世代に命を与えるために、それらの未来を構築したいです。
- 銀河連邦コードが即時の援助を提供するために、似たような状況で私たちを義務付け、 - Pavlyshは言いました。 - しかし、この状況では、私は船の司令官と協議せずに判断を下すことができません。
- 私たちは、あなたの船との電話会議まっすぐあなたを設定します - デールのディレクターは述べています。
- 私たちは非常に感謝するでしょう - グリーンは言いました。
分後に大画面でホールのキャプテン·バウアーの顔が見えました。
- 我々は、起こるすべてを見てきました - 彼は言いました。 一時的に地球が接触する委員会の監督下にある惑星の軌道にステーション「救い」をもたらす銀河連邦の規範に従って: - キャプテンとして、私は決定を下します。 さらに、決定は連邦の関連会社の取締役会によって行われます。

2。

2080年7月29日にドッキングernskoy局と地球に宇宙船「セゲジャ」アプローチ。 燃料船は部分空間このような大規模な駅への移行を行うことが許さので、エンジンはいくつかの段階で、「レスキュー」やスイッチ、植民地化惑星地球人のいずれかに隠れてするたびに搭載された変換しなければならなかったされていません。 太陽系で到着すると、星間エンジンはすぐに駅から削除されました - 予防策として。
...キャプテンバウアーは、彼のキャビンに座って、連絡先レベデフ委員会の委員長と会談しました。
- セルゲイペトロヴィッチは、唯一の500人です。 地球に似た惑星その条件について。 彼らは、フッ素雰囲気や液体アンモニアまたは低重力のプールもする必要はありません。 彼らは必要な唯一のもの - きれいな空気、水、食品。 要するに、健康的な性質は、どこに宇宙の影響を取り除くことができます。 我々が持っているように、すべての後、彼らは、船のようなバイオセキュリティではありませんでした。
- 私は、バウアーあなたを理解しています。 しかし、500席を与えることはできません。 あなたは今、モスクワオリンピックの準備をして理解していません。 すべての施設は、外国人観光客に専念容量に詰め込みました。 そして、私は何の権利を持っていない普通のホテルでそれらを置きます。 私は違法生物医学管理を受けていない土地の生き物未知の惑星に定住している場合と、私と私の上司、その他の生活は、すべての作業から除去することができます。 突然彼らは科学の病気には不明ここに入力されましたか? または社会的な災害を引き起こすyavyatsya? フレブを理解し、今、私たちはそれを危険にさらすことはできません。
- そして、どのような理由の法律はどうですか? 地球銀河連邦に参加するとき、どのようにコミットメントが作ったのですか? あなたはスポーツイベントが衆生を助けることを拒否に起因していますか?
- 親愛なるキャプテンバウアー! 私たちは彼らを助けることを拒否することは言っていません。 私たちはできる限りのことをしよう。 理解し、私はこれらの言葉は心からとしてではなく、愚かなブルジョア公式言います。 とすぐに我々はあなたがエルナ生物防除難民を過ごすことができ、適切な場所を利用できる持っているように、私はあなたがすぐに知ってもらおう。
- 、セルゲイ、ありがとうございました、 - バウアーは言って、電話を切りました。 レベデフはイライラ鉱山があった最後の時間のために彼の顔を見ました。
「テロとの - 彼は考えた - 彼は真剣に官僚のための私を検討するようです。 ない冗談 - しかし、私は宇宙飛行の11年の後ろに持っています! 不運な難民が実際に放射線病に苦しむ可能性があるため、何をすべきか。 破滅的な彼らのために惑星間空間でのご滞在におそらく毎分...しかし、今合理的な...すべての調査が行われている場所や隔離衆生を占めていましたか? 何気にならはい、はい! それはアイデアです!!!」
レベデフセレクタボタンが押されました。
- Kosmozooは、してください - と彼は言いました。 - こんにちは、イゴール! ああ、あなたが知っています。 はい、それはセルゲイです。 私は質問が持っている、見て。 あなたの動物園で、教えてください...
- 動物園は鉱山、およびパブリックではありません。
- 気にしないで。 Kosmozoo事故で500ヒューマノイドのためのスペースを見つけることができません、と言います?...

3。

教授Seleznyovは彼の叔母シンフェロポリと逆の方法で、地下鉄の駅から家に戻りました。 Дома он застал своего старого университетского товарища Сергея Лебедева, которого впустил домроботник Поля.
— Добрый день! — сказал Сергей. — Решил заглянуть к тебе. А то единственный выходной за полгода выпал. Думаю, стыдно будет друга не проведать. Мы же не виделись после того, как тогда, в Космозоо…
— Это точно. Вот так заболтаешься совсем и обо всём забываешь. Ну, рассказывай. Как у тебя мама?
— Мама работает над книгой о Чарковском. Она в последнее время увлеклась его идеями рождения под водой. А отец всё время на Тихом океане — они на каком-то атолле китовую ферму строить собрались.
— А Таня, Степан?
— Таня на гастролях в Сиднее. Степан в пустыне Атакама, испытывает новый звездолёт «Пабло Неруда». Ну да что это я всё о себе! Ты лучше давай сообщи что-то новое. Что делает твоя драгоценная Алиска? Не случилось ли с ней чего-нибудь?
— Ты же знаешь, Сергей, — сказал профессор Селезнёв. — С Алисой никогда ничего не случится. Или её тебе предъявить? В трёх экземплярах, как у вас в КОМКОНе заведено.
— Ох, Игорь, — ответил Лебедев. — Не спорю, хотя правило троекратного повторения приносит в ксенологии немало пользы, но больше одной Алисы я не выдержу.
В этот момент растворилась дверь, и в гостиную вошла Алиса.
— Привет, пап, — сказала она. — Нас сегодня пораньше отпустили с практики, потому что на станции дождевания случилась поломка.
— Ну ладно, Алиса. Смотри, кто в гости пришёл.
— Здравствуйте, Сергей Петрович! — сказала Алиса. — А я помню вас, когда вы с папой на Ганимеде встретились. Вы на «Пушкине» летели, а мы на «Пегасе».
— Да, точно, — сказал Лебедев. — Мы тогда, кажется, везли разведчикам Ахернара гусеничный энергопоезд и фитотрон… Кстати, Алиса, у меня есть кое-что для тебя. Ценный сувенир. Исторического значения, можно сказать.
Лебедев достал из кармана плоскую стеклянную пластинку, похожую на обычную кассету памяти. С одной стороны на ней была нанесена рамка с незнакомыми письменами.
— Здесь написано: «Правительству планеты, которая примет станцию «Спасение». Это мы нашли на борту того «чёрного звездолёта», который Павлыш обнаружил весной. Никто не знает, что с этим делать. Даже бортинженеры. А правительства в их понимании у нас на Земле нет. Вот и подарили нам.
— Когда греки собирались завоевать Трою, — сказала Алиса, — они тоже подарили троянцам деревянного коня, с которым никто не знал, что делать.
— Успокойся, Алиса, — сказал Лебедев. — У нас в Комиссии по контактам не такие глупые люди сидят. Мы изучили эту пластинку вдоль и поперёк, но кроме этой надписи, ничего не нашли. Можешь брать безбоязненно.
— Большое спасибо, — сказала Алиса и помчалась с сувениром в свою комнату.
— Кстати, а что там с этими беженцами? Что решили? — спросил профессор Селезнёв.
— Беженцы успешно прошли карантин и временно приняты в состав земного человечества. Правда, приняты условно. За ними ведётся наблюдение, а послезавтра они должны будут пройти ещё одно плановое обследование у невропатолога. Сам понимаешь, какой риск держать на свободе людей из капиталистического мира. В их головах может оказаться полно самых разных комплексов, порождённых масскультурой и пропагандой.

4。

Директор Дайл сидел в кресле на балконе десятого этажа и тоскливо смотрел на Чёрное море. Даже по прошествии полутора месяцев ему было всё так же тоскливо, как и в Космозоо. Условия там оказались неплохие: ничего звериного – синтезаторы сформировали для беженцев с Эрны почти такие же каюты, какие на космической станции были предназначены для «нижнего звена» – инженеров и техников. Можно было жить, не опасаясь смертельных магнитных полей и космических излучений. Приспособиться к земной микрофлоре оказалось тоже несложно. Эрнианцы ели земную пищу безо всяких последствий, а некоторые находили даже в ней сходство с эрнианскими блюдами. Однако все они понимали, что пока, до поры до времени, они узники. С ними обращаются как с посетителями санатория, однако кто может сказать, что на уме у этих землян и что они сделают завтра.
Вообще в представлении директора Дайла земляне были странными людьми. Так, например, при первой дезинфекции у него потребовали сдать парадный мундир, все ордена и почётные знаки. Он вежливо осведомился, что будет с его наградами после. Услышав о незавидной доле своего имущества, он отказался проходить дезинфекцию. Тогда ему пообещали, что награды не будут уничтожены, а пройдут дезактивацию и будут возвращены законному владельцу. Впрочем, оказалось, что ходить без орденов было удобнее. Дайл оставил себе только один знак — медальон Первого Директора, сделанный в виде двух сопряжённых металлической оправой алмазов, каждый из которых нёс на себе монограмму. Этот медальон не полагалось снимать ни при каких обстоятельствах. Собственно говоря, и дезинфекцию директор тоже проходил со своим знаком на шее. И сейчас он сидел на десятом этаже санатория в Золотых Песках с тем же знаком на шее и тоскливо смотрел на Чёрное море…
На Земле ему было неуютно. Эрнианцев развели по разным курортам. Некому больше было его, Высокочтимого и Бесценного господина Дайла, почитать и прославлять. Больше никто не заискивал перед ним — теперь его долг был подставлять свою голову в шлемы томографов, выполнять указания врача, вовремя принимать назначенные процедуры и лекарства. Всё тут было почти таким же, как и в элитных клиниках Эрны. Он знал, что пока ему делают уколы безболезненным устройством, в больницах для простого народа употребляют такие же шприцы, что и сто лет назад, которые приходится после каждого укола дезинфицировать. Дайл испытал это на себе во время полёта в космосе. Однако как бы ему ни было приятно почувствовать облегчение от застарелых болезней, всё равно бывшего директора глодало мучительное сознание того, что ему больше не придётся властвовать над людьми: выдвигать, назначать, увольнять, казнить, миловать, вводить новые налоги, новые должности, новые праздники, заключать договора и провоцировать скандалы… Нет больше этого всего. Нет, как нет больше и планеты под названием Эрна. По крайней мере, нет для него…
Дайл поёжился – на Земле для него было холодновато. Он прошёл в фойе и включил видеофон.

5。

Вечером того же дня к Алисе в гости пришёл Пашка Гераскин. Уже заранее по его лицу можно было безошибочно догадаться о его намерениях.
— Опять ты нашёл какую-нибудь историческую реликвию! — язвила Алиса. — Хватит с тебя прошлого раза, когда ты говорил, что твой прапрапрадед сражался на гражданской войне с фашистами.
— Не с фашистами, а с петлюровцами, — ответил Пашка. — И потом, всё равно суть одна. Ты лучше посмотри, что я принёс.
Он достал из кармана маленькую трубку, похожую на шариковую ручку, но оканчивавшуюся каким-то стеклянным глазком.
— Что это? — спросила Алиса.
— Этому прибору восемьдесят лет! — гордо произнёс Пашка. — Когда ещё были бумажные деньги, этой трубкой их проверяли на подлинность. На деньгах были напечатаны тайные знаки, которые было видно только в лучах вот этой штуки. Смотри. — И Пашка тут же показал Алисе действие детектора на взятой из своей коллекции потёртой купюре в 10 немецких марок.
— Вот здорово! — обрадовалась Алиса. — Что бы ещё такое просветить… Подожди, я сейчас.
Она открыла ящик своего стола и достала оттуда подаренную ей табличку.
— А что же делать с этим? — спросил Пашка. — Она же стеклянная. Вдруг на неё не подействует.
— Ну и что? — ответила Алиса. — Отрицательный результат в науке тоже результат. Давай сюда свой детектор.
Она взяла детектор, направила его на поверхность таблички… Ничего не произошло.
— Ну вот, — сказал Пашка. — Я же говорил!
Тут на поверхности таблички стали проступать какие-то светящиеся знаки. Они двигались. Сначала это были расходящиеся круги, потом по центру пошла бегущая строка, которая двигалась слева направо. Состояла она не из тех знаков, которые были на табличке.
— Алиса, что это? Откуда это у тебя? — сказал оторопевший Пашка.
— Наверное, — ответила увлечённая своими мыслями Алиса, — ради этого они и сделали табличку. Они хотят что-то нам сказать. Но что это значит? Как это расшифровать?
— Я знаю, — сказал Пашка. — Пошли в Институт времени. Покажем Ричарду, он ведь работает по древним культурам. Значит, должен знать мёртвые языки.
— А ещё я думаю, — сказала Алиса, — что здесь написано что-то очень важное. Иначе бы табличку не стали прятать так глубоко в корабле.
…Ричард отвернулся от окна и сказал:
— Разумеется, я владею структуральным анализом, однако не на таком уровне, чтобы прочесть надпись абсолютно неизвестного происхождения. Вам бы следовало обратиться к профессору Рррр с Брастака, или к академику Прулю с планеты Океан, однако сейчас они оба участвуют в межпланетном симпозиуме, который проходит в резиденции Пруля на Океане. Академик совершенно не переносит космических полётов.
— Мда, — сказал грустно Пашка, выходя из кабинета Ричарда. — Так мы и не узнаем, что же написано на этой табличке. На Океан летают только «Бхарат» и «Вернадский», да и то лишь раз в год. Значит, к академику Прулю нам не добраться.
— Подожди, Пашка! — остановила его Алиса. — Я читала вчера книжку писателя Кира Булычёва про город Великий Гусляр. Там написано, что в этом городе в XX веке жил профессор Лев Христофорович Минц, который умел прочитать текст на абсолютно любом неизвестном языке!
— Да ну?! — подпрыгнул Пашка.
— Честное научное! — ответила Алиса. — Правда, не знаю, как к этому отнесётся Ричард…
— Привет, ребята! Что вы тут делаете? — услышали Алиса и Пашка за спиной тихий весёлый голос.
— Полина! — обрадовалась Алиса. — Мы тут как раз собирались просить Ричарда, чтобы он разрешил нам слетать в прошлое… В двадцатый век.
— Надо же, какое совпадение, — ответила Полина. — Я тоже лечу в двадцатый век. Там намечено экспериментальное испытание машины времени, которую изобрёл гениальный самоучка. Мы уже послали ему письмо, в котором предупредили его о моём визите.
— А в какой год и куда вы отправляетесь? — спросил Пашка.
— В 1930 год, в Москву, — ответила Полина. — Мы должны будем забрать изобретателя и его чертежи в наше время, чтобы они не могли достаться жадным до власти политикам, которые могут сделать из машины времени оружие. Вокруг изобретателя и его друзей уже увивается самый настоящий шпион. Поэтому я скажу им, что прилетела из будущего для отбора и переброски самых достойных в коммунистический век. — Полина показала свиток, на котором светящимися буквами горело слово «Мандат». — Здесь мы обработаем им память и вернём на место, и никто из них ничего не вспомнит.
— Ух ты, здорово! — вскричал Пашка. — Только не могли бы вы по пути подвезти нас с Алисой в 1985 год, в город Великий Гусляр?
— И это тоже намечено, — сказала Полина. — Профессор Минц как раз строит свою модель машины времени. Но и его открытие тоже явится преждевременным. Мы не должны допустить, чтобы каждый бандит или диктатор мог позволить себе перекраивать прошлое на свой лад. Однако поскольку Институт выделил для моей операции топлива с запасом, то для вас я с удовольствием сделаю исключение. Однако из вас я могу взять с собой только одного…
— Лети, Алиса, — сказал Пашка.

6。

削除一方、Veliky Guslarコーニーリアスの1985年8月14日ディレクターの修理と建設事務所は、彼の隣人やアレクサンドルGrubinの年金受給者ニコライLOZHKINは、新たに構築された教授のタイムマシンの立ち上げを確認するために教授レオミンツKhristoforovichのアパートに集まりました。 Grubinすべての時間は、彼が自分自身の素人モデルPCの構築の経験何の困難、コーネリアスイワを教えしようとしていました。 主な困難は、ストアが必要なチップを持っていなかったという事実だった、と代わりに何とかPosyltorgスキームを注文した車のフロントガラスのワイパーを送りました。
- だから、 - レオHristoforovichは言った - 今私はhronokinnyエンジンを含む、ボタンを押して、オープンコックピット時空ホールのこの種の。 のは、それが実際にどのように見えるか見てみましょう。
彼はつや消しの光を点灯し、廃棄された医療用高圧室から作り直し、リモコンのキャビンの内側にボタンを押しました。 コックピットのドアが開き、そこからは約12赤いオーバーオールでの女の子が来ました。
- あなたはどこの女の子、ありますか? - ミンツは言いました。
- 尋ねるにしがみつく - LOZHKINは彼を停止しました。 - たぶん彼女はロシア語を知りませんでした。 あなたが自分で見ることができます:それは明らかに、国内ではない上に着用してください。
- 国内、ガガーリンの工場には、私の服 - 少女は言いました。 - そして、私自身はモスクワから来て、私の名前はアリスです。
- あなたが見る、LOZHKINは、私はいつもあなたに言った:それはより多くの人々を信頼する必要があります! - ウィスパーコーネリアスを除去しました。
- だから、それはモスクワから到着したと言っていますか? - サーシャGrubinを尋ねました。
- モスクワから。 むしろ、それは、あるが、一般的に、また、モスクワから...モスクワからのものではないが、私たちは21世紀のための時間を持っています。 しかし、私はに急ぎます。 教えてください、ここで生きている学者と辞書編集Hristoforovichレオミンツはありますか? 私は彼のために非常に重要である持っています。
ミンツは彼に答えることかわかりませんでした。 彼はすべてのものに慣れていました。 彼の魂の深さに彼はアインシュタインとツィオルコフスキーは、歴史に残るし、将来の世代の記憶に留まると共に、に発見感謝をしたと信じていました。 しかし、子孫はあっても重要なことで、生活の中で彼に行ってきました - レオHristoforovichが想像できなかったこと。
- 親愛なる、あなたのビジネスは何です... - 親愛なるアリス - 単語を見つけることができませんでした教授?
- あなたが知っている、我々は別の惑星からの船に非常に重要な碑文を発見しました。 それが暗号化されているので、しかし、我々はそれを読み取ることができません。 そして、私はあなたについての本を読んで、それはあなたが誰もが知っていなくても、任意の言語を解読できることが書かれていました!
- スウィートアリス! - レオHristoforovichは言いました。 - 残念ながら、これは本当です。 はい、私は任意の言語で書き込みを読むことができます。
- なぜそれが残念ながらありますか? - 私はLOZHKINに尋ねました。 - それは、私たちの教授の外国人のエージェントが切望ということですか?
あまりにも、自分の能力を見てみたい、あまりにも多く、本発明だけでなく、他のGuslyarskieの奇跡であったため、残念ながら、 - - ミンツは言いました。 - すべての後、私たちの街の、あまりにも頻繁に観光客が活火山を見に来て、またはどのように湖コペンハーゲンでワニをキャッチします。 そして、誰も私たちの火山実際に絶滅したことを納得させることはできない、とアクションは、それは誤解であると考えられました。 または湖コペンハーゲンのワニは2つだけ、と最後の時間、彼らは湖に身それら場合でもGulkina地主見られ、決済されたされたこと。 まあ、棒でそれらを座って、戻ってきます。 人類が私にあれば、私の非常に優れた能力を学習した場合でも、特別な注意される - それは私がモスクワを投げ、静かな地方都市に移動して、そのためではありません。 とすぐ記者の質量が来ていたとして、それから終わりが来ます。
- だから、レオHristoforovichを助けることができますか? - アリスは尋ねました。
- もちろん! - 教授は言いました。 そして、答えは絶対に心から、今、彼らはこのような作業は、長い時間のためにそれを排除するものではない、特にため、もっぱら科学的利益を移動させます。
アリスは彼に神秘的な透明板を得ました。
- 不明私のスケジュール - ミンツは言いました。 - しかし、何も、終了とプレフィックスは、構造が簡単で、句読点が推測され、検討されています。 私に10分を与え、私は言語学の天才の任意の場所を好きで、私はこのテキストを読んでください。
レオHristoforovichは方法シャンポリオン、Knorozov、ならびに独自のノウハウを使って、テキストを解読し始めました。 彼はアリスに興味guslyartsyを表しているが。 彼らは、人々が火星に着陸する際、学校のコンピュータでいるかどうか、あなたはアトランティスを見つけることができるようになりますことを、世界の生活についての彼女に質問し、どれだけの21世紀では、カセットレコーダーになります。 年金受給者LOZHKINは祭りのロゴがアリスのバッジを与えた:«XII - モスクワ - 1985 "。 最後に、晴れやかで教授が観客になって:
- まあ、タスクが完了した - 復号化されたメッセージを。 これらの本の親切な注意。
ミンツと厳粛にテキストを読み始めました:
- 「私たち、中央設計局の代表宇宙ステーションを開発するために、「救い」、もしこの地球上の任意の政府が存在した場合には、当社の駅、道の端に到達する惑星の世界政府に訴えます。
局のディレクターは、惑星からの利益は、爆発または不適切な人間活動を爆発する可能性が高いことをあなたに言います。 実際には、私たちの惑星の世界的な革命を発生します。 寡頭政治の代表者は、最大の状態と企業のヘッドはプログレッシブ力に電力を供給するために来た場合、20年間で動作するはず爆発装置を置く惑星のコアに分類軍事技術を使用して、決定しました。 同時に、ステーションは、「救い」を建設されました 世界の天文台がすでに銀河中心の信号を取った、私たちの科学者は、言語kosmolingvuを解読しているが、一般の人々は、地球外文明の存在は​​開示することは禁止されました。 あなたのギアから、我々は我々のステーションを装備していた星間エンジンの原理を学びました。
中央設計局の代表者は、ホスト国の政府に通知するために許可されています。 駅の監督の手に、事前に難民としてそれらを受け入れる世界で権力を掌握する計画を設計されています。 惑星エルナ電力の上位層、最も強力な企業だけでなく、その家族の代表者 - すべての乗客は駅です。 Перед отлётом они прошли курс специальной подготовки, предусматривающий внедрение беженцев в ключевые социальные структуры принимающей планеты и совершение в устанавливаемый первым директором станции момент государственного переворота. Представители Центрального конструкторского бюро от имени жителей планеты Эрна просят представителей принимающей планеты проявить максимум бдительности и осторожности».
Лев Христофорович оглядел публику сияющим взглядом, ещё не поняв до конца значение того послания, которое он огласил.
— Но это же мировая катастрофа! — вскричал Грубин. — Они могут поработить наших потомков! А мы что же, будем сидеть тут сложа руки? Нет, этого так оставить нельзя! Действовать, действовать и действовать!
— Брось ты, Саша, — сказал Ложкин. — Действовать, конечно, надо. Я предлагаю не суетиться и спокойно отправить нашу юную гостью в её родное будущее, а заодно с ней заявление в будущие компетентные органы. А то, чего доброго, арестуют за вмешательство во внутренние дела потомков.
— Товарищ Ложкин, — сказала Алиса, — не надо никого арестовывать. Я сама расскажу обо всём. Я вернусь к себе домой, и мы с Пашкой проберёмся в телецентр и прочитаем послание всему миру.
Тогда со своего стула поднялся Корнелий Удалов.
— Нет, я решительно протестую! Как можно отпускать такую маленькую девочку в путешествие на сто лет без взрослых? А если с ней что-нибудь случится?
— Глупости! — удивилась Алиса. — Что может со мной случиться в Солнечной системе, в конце двадцать первого века?
— Алиса, не спорь, — возразил профессор Минц. — Ты ещё маленькая. Ты, наверно, ещё не учила в школе, что такое государственный переворот и не знаешь, как это опасно.
— Нет, я учила! — воскликнула Алиса. И захотела рассказать, что она знает о перевороте в Москве 1991 года, но вовремя остановилась, потому что об исторических событиях знать заранее не позволено никому.
— Поэтому, — продолжил Минц, — с тобой должен отправиться кто-то из взрослых…
Лев Христофорович покривил душой, когда сказал «кто-то». Он имел в виду лишь одного человека на Земле: самого себя. Уж очень ему не терпелось посмотреть, как в будущем будут использованы его многочисленные открытия.
— Совершенно правильно! — поддержал профессора Корнелий Удалов. — Поэтому в качестве сопровождающего я предлагаю себя. У меня уже есть опыт путешествия на другие планеты, поэтому земное будущее мне не страшно.
— Соглашайтесь, Лев Христофорович, — сказал Грубин. — Вас мы не отпустим — вы для нас слишком большая ценность.
Эти слова задели самолюбие Минца, и он согласился.
— Итак, — продолжил Грубин, — кто за то, чтобы послать в будущее директора ремонтно-строительной конторы Удалова Корнелия Ивановича?
Решение было принято единогласно.
Корнелий Иванович и Алиса вошли в кабину, когда Грубин закричал:
— Стой, Корнелий! Будешь там — достань микросхему КР13484АП5, мне для моего компьютера нужно!
Лев Христофорович возился минуты три, прежде чем ему удалось завинтить все задвижки как следует. Наконец он включил рубильник, и внутри кабины засветился белый свет. Когда свет погас, в кабине не было уже никого.

7。

В вечернем Вильнюсе было прохладно. Прилетевший из Токио бывший директор Рау посадил свой флаер на посадочной площадке проспекта Космонауту. Сегодня в ресторане «Млечный путь», размещённом на Вильнюсской телебашне, беженцы назначили встречу. До встречи оставалось ещё около часа, и Рау решил устроить себе прогулку по городу, который изобиловал достопримечательностями. Когда-то на их планете подобные встречи устраивали себе эмигранты, но никто из директоров не думал, что ему когда-нибудь придётся побывать в эмигрантской шкуре.
Как ни странно, директорам почему-то на Земле приходилось труднее, нежели остальным желтоглазым. Инженеры, техники, врачи были нужны везде. А вот услуги в области государственных дел на этой планете почему-то не понадобились. Здесь не было видно признаков власти. В новостях не было ни единого слова о политике, хотя упоминались советы, которые решали важнейшие вопросы хозяйства. Некоторые из директоров поначалу думали, что это местный парламент, но растерялись, узнав, что все советы отраслевые. Чтобы занять место в таком совете, надо было обладать знаниями в какой-либо области. А директоры в своей прошлой жизни специализировались либо на военном деле, либо на предпринимательстве. На Земле же их способности оказались никому не нужны.
Рау поморщился. Ему было неприятно снова появляться в одном месте с Дайлом и Чике. Вот они сидят там, за столиком. Вокруг ещё десять желтоглазых, все директора, кроме бортинженера Галь. Когда они ещё жили на своей планете, Рау был начальником разведки могущественного государства, для которого Дайл и его страна считались вероятным противником. Вернее, не столько противником, сколько соперником. Они не думали вести ядерную войну, однако проводили ядерные испытания, которые принесли немало бед местным жителям. Чике в то время был хозяином энергетической корпорации, которая поставляла природное топливо целому ряду стран, не имевших запасов своего топлива, поэтому государство Дайла вертело ими как хотело. И всё же здесь, на чужой планете, дело общей выгоды заглушало вражду. Рау подошёл к столику.
— Теперь все в сборе, — сказал Дайл. — Директора Менгриз и Коа находятся сейчас на особом задании, каком именно, вы узнаете позже. А теперь приступим к делу. Мы не случайно собрались именно здесь, рядом с телецентром, передачи которого может видеть полмиллиарда человек. Если Коа и Менгриз выполнят своё задание, мы войдём в этот телецентр и объявим Земле о том, что Большой Блямс готов и ждёт моей команды…
Галь поднялась из-за стола и быстро зашагала к выходу.
— Стой! — закричал Рау! — Хватайте её!
Директора вскочили и, опрокинув стулья, бросились за ней. Галь уже спускалась в лифте к основанию башни. Рау оглянулся — остальных директоров схватили дежурившие в зале ресторана роботы. Рау открыл широкое окно и выпрыгнул в него.
«Млечный путь», ресторан Вильнюсской телебашни, расположен ниже, чем берлинский или московский, но всё же достаточно высоко. Однако Рау с его подготовкой профессионального разведчика не остановила высота. После дезинфекции ему удалось сохранить специальный браслет, выстреливающий очень тонкую металлизированную нить с наконечником-буром, способным закрепляться в любых поверхностях. И сейчас эта нить тормозила его падение. Он упал с высоты многоэтажного дома на все четыре конечности, щёлкнув, распался браслет, и сразу увидел Галь, которая бежала к стоянке флаеров. Двумя прыжками он настиг женщину, скрутил её и засунул в багажник флаера. Затем поднял флаер в небо и скрылся в южном направлении…

8。

Прозвучал зуммер, и Удалов вспомнил, что он всё ещё стоит в кабине машины времени, и что пора выходить в будущее. Нетерпеливая Алиса подталкивала его к выходу.
— Спокойно, девочка, не суетись, — сказал Корнелий. — Так, а где же мы сейчас находимся?
— В институте Времени, — сказала Алиса. — А сейчас мы должны как можно скорее поехать к Сергею Петровичу и передать ему наше послание!
Когда Алиса и Корнелий Иванович выходили из здания института, Удалов сказал, что надо на всякий случай пригнуться и передвигаться ползком. Алисе он приказал залечь за колонной, а сам по-пластунски вылез наружу и произвёл оценку обстановки.
Из кинохроники, телепередач «Международная панорама» и книг Юлиана Семёнова и других авторов Удалов знал, что во время государственного переворота, как правило, не работают телевидение и радио, объявляется комендантский час, на улицы городов выводятся войска и возможны перестрелки.
Обстановка вопреки всем ожиданиям Удалова оказалась довольно мирной: по улице шли прохожие, в воздухе проносились непривычные глазу аппараты… Но ничего похожего на войну или переворот Корнелий не увидел.
Алиса догнала Удалова и повела его к стоянке флипов, где они сели в двухместный пузырь. Корнелий Иванович засомневался, что такой маленькой девочке доверяют летать над Москвой, но успокоился, когда узнал, что флип управляется автоматом. Через 5 минут 23 секунды они уже стояли на площади перед Домом Космоса. Огромный небоскрёб из стекла и металла, похожий на ракету на старте, стоял на том месте, где в тридцатые годы собирались построить Дворец Советов и где позже был устроен бассейн «Москва». В этом здании размещалось сразу несколько служб: Управление гражданской космонавтики, Совет по контактам и ещё несколько подобных организаций.
— Бегом! — воскликнул Корнелий Удалов. — Надо быстрее спасать планету!
Алиса успокоила его и попросила не суетиться, потому что в таком случае их могут не допустить к председателю Совета.
— Здравствуйте, товарищ. Здравствуй, Алиса, — сказал Сергей Петрович. Он не ожидал увидеть её здесь в такое время. — Почему ты не в школе? И кто этот странный человек?
— Сергей Петрович! Помните, когда вы нам приходили, вы принесли табличку на неизвестном языке? Мы с Пашкой взяли эту табличку, и я повезла её в двадцатый век, одному профессору, который её прочитал. Вот перевод, посмотрите. А Корнелий Иванович из Великого Гусляра говорит, что если бы мы не прочитали, то могла бы начаться война.
— Корнелий Иванович, — сказал Лебедев, — и ты, Алиска, вы можете не волноваться. Войны не будет.
— Здесь написано, — испуганно сказал Корнелий Удалов, — что группа беженцев с взорвавшейся планеты хочет захватить на Земле власть.
— Мы уже всё знаем, — сказал Сергей. — Пока вас не было, поступило сообщение, что в Севастополе неизвестными захвачен экраноплан, готовившийся к отправлению на космодром Понт. На снимках они были похожи на желтоглазых. Тогда мы связались с бортинженером Галь, но ответа не последовало. Галь исчезла. На космодроме террористов уже ждал патруль. Там их и арестовали. Это оказались директоры Коа, Менгриз и Рау. С ними была связанная Галь, которую они использовали в качестве заложницы…
Нам не пришлось вести допросов: испуганные директора сами предложили нам информацию. Оказывается, они имели предписание от бывшего директора Дайла добраться до космодрома и по его сигналу захватить патрульный корабль, а дальше добраться до станции «Спасение» и войти в пилотскую кабину. Затем группа, возглавляемая самим Дайлом, должна была захватить телецентр и объявить о свержении существующего строя. И если бы земляне отказались признать власть Совета Директоров, они ударили бы по Земле аннигиляционной пушкой своей станции. Правда, они не догадались о двух вещах: во-первых, что пушку мы предусмотрительно демонтировали месяц назад, да и разряд такой пушки был бы отражён полем противометеоритной службы, а во-вторых, что у нас просто некого свергать.
Из рассказа директоров станции следовало, что на их планете существовало буржуазное общество с общественным неравенством. Поэтому было понятно, что в станции, предназначенной для спасения остатков гибнущей планеты, место нашлось бы только для власть имущих. Без власти они прожить не могут, поэтому рано или поздно они обязательно попытались бы вернуть её себе. Неважно, над кем и в каком месте Вселенной. И они применили классическую методику переворота, описанную в шпионском пособии конца XX века. Но поскольку на Земле оружия не осталось, они все свои силы сконцентрировали на захват телевидения и радио. Теперь им будет отказано в выделении свободной планеты. И специальная комиссия решит, что с ними делать.

9。

В Нью-Йорке, в здании, где в XX веке располагалась Генеральная Ассамблея ООН, подходил к концу суд над самозваными захватчиками. Уже много лет суды как таковые не проводились, но тем не менее у объединённых наций всегда был наготове чрезвычайный трибунал, состоявший из учёных-историков со степенью не меньше докторской. И сегодня трибуналу предстояло решить, какое же наказание понесут пришельцы, взорвавшие собственную планету и вознамерившиеся захватить Землю. В качестве свидетелей были приглашены Корнелий Удалов и Алиса.
После того, как судья зачитал доказательства состава преступления, слово получил представитель обвиняющей стороны, глава исполнительной власти Земли президент Маруяма:
— От имени исполнительной власти объединённых наций планеты Земля я требую для заговорщиков наказания в виде пожизненной ссылки на рудники Меркурия. Там эти люди, никогда не знавшие труда, будут приносить Солнечной системе реальную пользу.
— Рудники — это слишком жестоко, — заявил адвокат заговорщиков, известный историк, специалист по политике XX века профессор Гвиниашвили. — Каторжный труд многие государства перестали использовать уже в XX веке. Я предлагаю наказать виновных пожизненным заключением в тюрьме Шпандау, в которой после второй мировой войны были заключены нацистские преступники.
— К сожалению, это тоже невозможно, — ответил судья. — Вы, профессор, забыли, что лишение свободы в качестве наказания на Земле отменено, и тюрьма Шпандау давно снесена.
— Позвольте мне сделать важное сообщение! — поднялся со своего места Лебедев. — Сегодня Комиссия по контактам приняла сообщение из Галактического Центра. Принята в Галактическое содружество планета Эрна, галактические координаты 568003/878520301, направление 56 по Гамме Возничего. Вместе с верительными грамотами представители Эрны передали в Галактический центр заявку на розыск корабля, ушедшего с планеты 30 лет назад. В сообщении дано описание экипажа корабля, которое соответствует внешности подсудимых. Поэтому я предлагаю суду выдать подсудимых их планете.
— Это полностью меняет дело, — сказал судья. — Мы поступим по Галактическому кодексу: пусть участь горе-властителей решает народ их родной планеты, которую они так нагло обокрали. Итак, принимая во внимания полную вменяемость обвиняемых и неопровержимость улик, суд постановляет: выдать подсудимых властям планеты Эрна.
…После суда участники заседания вышли на площадь.
— Ну, вот и всё, — сказал Лебедев. — Мы благодарим вас, Корнелий Иванович, за вашу самоотверженность, а также просим передать нашу благодарность профессору Минцу за его вклад в предотвращение опасного преступления. Слыханное ли дело — на Земле, в конце XXI века, совершать преступления! Даже в голове не укладывается.
— И вам большое спасибо, товарищи, — сказал Удалов.
— А теперь, — сказал научный сотрудник Ричард, — мы, согласно регламенту нашего института, а также Международной научной хартии, обязаны возвратить вас в то время, в котором вы проживаете. Желаем вам благополучного возвращения. Позвольте ещё раз выразить вам благодарность.
— Не за что, — ответил Корнелий, нервно осматриваясь бегающими глазами.
И в этот момент в помещение вбежала Алиса.
— Ричард, задержи старт! Я должна передать что-то Корнелию Ивановичу.
Алиса протянула ему маленький пакет.
— Вот, возьмите, Корнелий Иванович. Это микросхема КР13484АП5, которую просил тогда ваш сосед.
Удалов прослезился. Он совсем не рассчитывал на то, что девочка из будущего проявит о нём такую заботу… И тогда он сказал:
— Спасибо, Алиса! Ты настоящий друг!

У нас 2 комментария на запись ““КАТАСТРОФА, КОТОРОЙ НЕ СЛУЧИЛОСЬ” (по мотивам произведений К. Булычёва)”

あなたも自分の意見を表現することができます。

  1. 1 18.08.2007, Sovyonok :

    Вот так сюрприз! Я очень рада, что – наконец-то.;) Это ещё одна ваша победа, Коллега Пруль! Само произведение, безусловно, стержневое, и его можно отнести к категории “del ore”. Спасибо, что порадовали.

  2. 2 08.01.2014, Djambulat :

    О таком общественном строе,где нет алчных ,властолюбивых правителей – диктаторов,где все войны и преступления прекратились, и ,где все решают руководители профессиональных советов,а представители разных народов и даже иных цивилизаций живут в содружестве и взаимопомощи- об этом можно только мечтать!Интересно,наступит ли такой чудесный мир, хотя бы через двести лет?!!

コメントを残します

あなたがする必要がありますログインコメントを残して。

によって作成されたフラッシュウィジェット時間イーストヨークの簿記係