2008 23 de enero 2008

Silencio Zaratustra

Publicado: | Categorías: Noticias , Prosa , Creatividad |

Silencio de Zaratustra

Okoloproektinka

N. Svetlov


Personajes:

Campana Krolikova - Investigador Jefe Miwa.
Footfate - escritor, erudito, bibliófilo, brillantemente educado, maldita talento, en el amor y el mal. El héroe de la novela de Lisa (Ver abajo.).
Fox - un ex administrador del sitio popular. El héroe de la novela Footfate'a (ver. Arriba).
Muñecas - una persona sin formación específica.
Martin Zaitsev - un estafador.
Belkin Carolina - avksomichka.
Slunj - animales presumiblemente exóticos.
Sepulki - Contenido Moscú sepulkariya.
Alisa Selezneva - colegiala Moscú, hija de Igor O. Selezneva (Ver abajo.).

Igor O. Seleznev - Director Kosmozo.
Richard Tempest - Investigador Senior Miwa.

Lugar:

Moskva, en septiembre de 2132, hronopotok 0.
Avksom mayo -2008, en hronopotok -1.
Moscú, mayo de 2008, hronopotok 1.

Mover el cursor sobre el texto seleccionado el color de leer la nota (no soportado por todos los navegadores).


- 1. Hronopotok 0 -

Alice estaba caminando a casa desde la escuela.

Es sólo eso dicen - van. De hecho, por lo general se ejecuta. Ella tiene mucho que ver.

Yo realmente no sé dónde está la hija del profesor Seleznev corriendo en este momento. Más bien, caminar la mantis marciana llamada ya sea Begemol, si Bogomot (lo siento, no tengo memoria pésima para los nombres).

Y de repente ... De repente Alice casi derribado sus pies Krolikova de Bell, giro de distancia en un scooter plegable hacia adelante.

- Hola, Bella! - Alice gritó tras él, sin apenas tener tiempo para saltar a un lado.
- Hola, Alice! - Respondió Bella. - ¡Qué horror! Llego tarde! Hopeless! ¡Lo siento!
- Bella, espera un minuto! - Llamado Alice. - ¿Qué pasó?
- tortilla! Tortilla! Tortilla! - gritó, desapareció entre la multitud de transeúntes, Bella.
- Qué? - Yo no escuché a Alice. ¿Tenía Yulka por hongos, los internos del siglo XIX , atrapado chevokanem.
No puede olvidar de él, aunque sabe: en este caso, debe decir "¿qué?" .

No escucho - y corrí tras él. No todos los días en la esquina de Krasnaya Presnya reúnen Bella Krolikova, del doctor Ciencias Agrícolas temporales, director científico Miwa, en un scooter plegable, e incluso con un sistema de acelerador jet portátil "poppers" en el negocio! Mientras tanto, Bella aún esquiva marzo prometió Alice cogió por el botón en la exposición de obras de arte-araña tejedora-troglodita ...

Ciertamente, es necesario ponerse al día con Bella. Aquí Alice y corrió tras ella a toda prisa.

Alice se queda rápidamente. Es, por supuesto, alcanzado a Bella Krolikova. Asegúrese de ser superado.

Pero, después, a su profesor paloma Seleznev.

- Alice! ¡Qué grande es que te conocí! - El profesor corrige correa de antigravedad mochila. - Me ayudarás.
- Papá, lo siento, tengo que ponerse al día con Bella.
- ¿Qué Slunj?
- ¿Qué otras Slunj? - Alice enarcó las cejas con sorpresa.
- ¿No estás viendo las noticias? - Él levantó las cejas con sorpresa, el profesor.
- Cuándo? Yo estaba fuera de la escuela.
-. Slunj Ordinaria Con s Lons . Imagínese cayó sobre mi cabeza!
- Papá, ¿estás bromeando de nuevo, - dijo Alice, están satisfechos con su visión. - Slunj no existe!

El profesor se inclinó de su bolsillo un pequeño slunёnok. Su toboh era púrpura y un poco de luz en la oscuridad. Para hacer este slunёnok más notable absorbe todos los fotones inadvertidamente podletevshie cerca de él que decímetro.

El profesor miró a su hija que se divierten.

Bueno, eso no es una prueba - Alice rompió. - En primer lugar, puede ser falso ...

- El único problema con el que parezca muy real. Llamo a todos los profesionales - Seleznev se quejó, acariciando cariñosamente slunёnka - e imagino, en vano! "No sé dónde van a ponerlo» ©!

- Papá, tengo una idea. Vamos simplemente rápidamente, me pondré al día con Bella ... - entonces se zambulló en Alice escondido éxito tirón vacío, volviendo a la playa de estacionamiento.
- Sepulkary! - He gritado desde la altura de la casa de veinte pisos. Ella se despidió y se perdió entre las solapas grises nubes.

A la entrada de la IVI Alice finalmente casi alcanzado a Bella.
Pero ella hábilmente se deslizó más allá de la atalaya de plata Dzhonovich lanzando su perturbada "Ku-at-e-ah-ah-ah?" Una palabra - "Tortilla". Aunque aturdido ex pirata se rascó la cabeza, la espalda a la universidad y Alice deslizado.

Ella sabía: La plata no es real, sino un holograma. Después de todo, las personas y los objetos que se han movido en el pasado, deben necesariamente ser devueltos a la parte posterior - con la misma necesidad con la que el escalador por un precipicio, caerá hasta el fondo del abismo y descanso, incluso si él no quiere esto. Pero el instituto no necesitaba un verdadero pirata: holograma conoce su negocio. Tal vez no encontrar una protección más fiable de los niños y adultos de la pubertad, deseosos de volar en cualquier parte del Ordovícico y Carbonífero.

Alice nuevo casi alcanzó a Bella ya en el momento de la cabina. Pero, ¡ay! Krolikova, miró con aire de culpabilidad miró a Alice, una vez más, dijo el misterioso "tortilla", voló en la cabina del piloto y llenarlo desapareció en la niebla gris.

Date prisa! Atrapa como canal intertemporal no se cierra! Correr zastёgivaya traje , Alicia se metió en la cabina y, ignorando el intermitente LED con furia sangrienta " Внимание! Особый режим переброски! Может, лучше не надо? Внимание! Особый режим переброски! Может, лучше не надо? Внимание! Особый режим переброски! Может, лучше не надо? "pulsa el botón" Пуск ".

No paso nada.

Alice de nuevo, pulse " Пуск ".

La inscripción en el modo de transferencia especial reemplazado zhёltobukvennym " Вы, вообще, понимаете, что делаете? [Yes] [No] [Never mind] ". Alice confianza eligió la tercera opción y se fue volando.

... Cuando la niebla gris levantada y una sensación de infinita caída en algún lado sustituido por un sentido de punto de apoyo sólido, Alice, como corresponde a un hronavtu experimentado abrió los ojos - y estupefacto.

Estupefacto porque una vez que vio a dos estaciones de tiempo.

Ellos no tienen un número, pero no se superponen unos a otros, como es el caso cuando se mira al mismo tiempo en dos caleidoscopio diferente ... Bueno, ¿cómo se explica si no has visto esto? Ante sus ojos eran dos estaciones a la vez. Simultáneamente. Como si se tratara de dos, Alice y cada uno de ellos había visto la estación en la que se llegó.

Lo peor fue el hecho de que de un coche era el momento adecuado, y de la otra - a la izquierda. Esto desconcertó hronoputeshestvennitsu. En primer lugar, no está claro qué camino tomar, y en segundo lugar (y es el más triste) Ahora tratan de adivinar cuál de las salidas escapó escurridizo Campana Krolikova!

Es hora de sentarse en el suelo y llorar.

Pero tonto llorar por nada! Tenemos que actuar.

Alice salió con fuerza en la puerta derecha. Y duele hacerse daño en la pared de la época de la cabina. Tan pronto como se fue la luz de fuegos artificiales de año nuevo en los ojos - rápidas, pero el negocio miraron. Y cuando ese momento está en el taxi de regreso a la puerta - y con ella un cierto grado de poco espacio a la cabaña. En la cabeza alisina fue asesinado. Pero sólo en la cabeza, que en la cabina. Por una en la sala, no se ha encontrado ningún golpes.

Entonces Alice fue a el truco : se trató de dar la vuelta en la cabina de ciento ochenta grados, inmóvil permaneciendo allí en la pequeña habitación encima de un título. Y - ¿te imaginas? - Sucedió! Paso - y ahora ella salió de la cabina, se encontraba en otra habitación, que era espaciosa y mucho más cómodo. Aquí, también, era un desastre; pero este lío se sintió un poco de conveniencia oculto.

Aprender a manejar dos sebyami (o sobo) simultáneamente en dos realidades no apareció en absoluto difícil.

¿Quién no cree que es sólo - No voy a discutir con usted. Pruébelo usted mismo - y asegurarse.

- 2. Hronopotok 1 -

Alice cuidadosamente doblada traje, lo guardó en el armario y salió al pasillo.

El pasillo estaba oscuro y olía a tortilla quemada. Esto da esperanza - como se vio después, en vano.

Alice estaba justo en frente de la puerta principal, a la derecha - un gran calendario de pared para el año 2008 con algunas notas crípticas el, luego azul, luego negro pluma roja de punta de fieltro, más cerca de la puerta - percha en la que colgaba un lugar desaliñadas chaquetas tipo y abrigos. Izquierda - abrir la puerta a una habitación donde había un ordenador encendido, nada mejor que hacer para dibujar en la pantalla complejidades Artful de tuberías de alcantarillado y un segundo pasillo que conducía - por la puerta del almacén y WC - en la cocina.

Allí, de acuerdo con el ruido del agua y golpear los platos, no había vida inteligente.

Alice estaba un poco confundido. Rompí hay demanda en el apartamento de alguien más ...

Al entrar en la cocina, hronoputeshestvennitsa silencio tosió para llamar la atención sobre sí mismo, y dijo:
- Discúlpame, por favor ...

El anfitrión se volvió bruscamente y dejó caer un plato - consiguió romper.

- Y ... Alice?! - Se quedó sin aliento, pálido como la muerte, y se sentó a la derecha en el linóleo.

En apariencia, era un hombre muy inteligente, tal vez, no hace mucho tiempo entró en la categoría de "hombre de mediana edad." En apariencia puede ser seguro decir que él era taciturno, terco, reservado, una gran cantidad de consumo de cerveza, un poco - vodka, bien leído, no agnóstico, se refiere a la humanidad con desdén, y su actitud ante la vida, lo más precisa puede ser expresada por la frase " sólo hay que vivir ", a pesar de que él mismo" simplemente vivir "sale.

De hecho, por supuesto, uno busca estos resultados no es suficiente - ¿y qué? Tú no? De repente me Sherlock Holmes?

- Ajá. Selezneva - explicó Alice. ¿Y dónde me conoces?

El propietario de la vivienda durante medio minuto mirando al suelo. Luego se dijo a sí mismo:
- Todo. Suficiente. A partir de mañana - no hay líneas!

La frase era misterioso. Pero Alice no estaba antes.

- Dígame, por favor, aquí Bella Krolikova no encontré?
- Nadie aquí pero, no corrieron. Dime, ¿de dónde vienes aquí.
- A partir de ahí, - dijo Alice, agitando la mano hacia el pasillo. Pero el dueño y miraron al suelo, como si cegado por el brillo del flash impensable; y el gesto, por supuesto, no vio.
- Se entiende que hay. Me pregunto, ¿cómo llegaste aquí.
- En una máquina del tiempo. Aquí estación intermedia en 2008, ¿no?
- ¿Qué otra estación? Donde yo vivo.
- ¿Por cuánto tiempo? - Alice sonrió.
- Por mucho tiempo. No creas que soy estúpido. Sólo confundido. No todos los días se lleva a dar la bienvenida a los huéspedes desde el futuro - que finalmente apartó la mirada del linóleo amarillo y tímidamente miró a la chica. Alice le sonrió alentador, pero el dueño de alguna manera quedó de nuevo en el suelo. - Mi nombre es [corte por razones hronobezopasnosti - aprox. auth.]. De lo contrario - Footfate. Es un apodo. Tal vez incluso escuchado ...
- Sí, he oído, por supuesto. Una figura legendaria, Dostoievski siglo XX , y lo más sorprendente - y no se enteraron de quién era en realidad. Sólo, ya sabes, no es muy agradable - tomar sus apodos grandes.
- Yo no conozco a nadie sino a sí mismo, que suscribió ese apodo. Creo que es una coincidencia.

La expresión de Footfate'a no era difícil adivinar que en realidad no lo encuentra una coincidencia. Pero Alice, que tiene una longitud considerable de viaje en el tiempo, los aborígenes utiliza para perdonar a sus pequeñas debilidades.

- Pero aún así, ¿qué pasó con Bella? - Le pregunté al visitante.
- Pero aún así, ¿cómo vienes? - Repitió para que coincida con el maestro, que comenzó poco a poco a tomar la presencia de ánimo.
- Sí, eso es lo mismo aquí! - Alice tomó Footfate'a mano (se estremeció), compuesto y dirigido a una habitación donde había una cabina. Para ella pensó:
"Por supuesto, él sabía dónde estaba; pero como él tenía que fingir que no sabía - que lo haga. No estoy en contra.

No hay tiempo de cabina la habitación no estaba.

Eso es una cosa!

Alice miró a su alrededor en la confusión, se asomó al pasillo - la puerta estaba ahí?
No, no me equivoqué, sólo hay dos habitaciones, y este equipo. Examinado cuidadosamente las paredes, como si uno de ellos podría absorber la cabina.

No hubo cabina, y un punto.

- Bueno, yo no sé cómo sucedió, - habló el invitado - pero no había estación tiempo justo, equipado con todas las reglas.
Con el tiempo de ducha con almacén de copia de seguridad social giperergogena ... No me puedo imaginar donde todo esto tiene que. Oh bien.
Necesito para ponerse al día con Bella. Ya he perdido un montón de tiempo! Nos vemos!

Y Alice decisiva fue a la puerta principal.

La puerta estaba cerrada, y Footfate, tropezó al pasillo detrás del invitado. Gimiendo y murmurando algo largo vanamente con el perno, mental reprender a mí mismo valía por no haber surgido como Alice retrasar ni por un momento.

Pero, finalmente, se abrió la puerta.

- Dime, ¿cómo es que me conoces, aquí, aunque la estación no?
- De los libros, - dijo en breve maestro.
- A - Alice se dio cuenta. - Entonces nada sorprendente. Bueno, me encontré?

Footfate siguió con la mirada.

Cuanto más que nunca lo verá. Y las noches claras de verano, y las tardes de invierno sombrío que año tras año va a maldecir a ti mismo por ser preguntado por nada, no dijeron nada ...

¿Qué eres, Footfate? Sólo tienes que vivir! Música corte, ir al teatro, perechti, al final, "Las bodas de Fígaro" ...

- 3. Hronopotok -1 -

... Y traje aquí Alice como bien doblado, lo pongo en el armario y salió al pasillo.

El pasillo estaba oscuro. Tortillas ni siquiera se huelen.

Mirando a su alrededor, Alice se encontró en un apartamento bien cuidado de cuatro habitaciones con una gran sala. La habitación, de la que la chica acababa de salir, fue el más desordenado.

El apartamento estaba vacío. A juzgar por el interior, dos habitaciones fueron entregados a los niños.
El tercer dormitorio tiene un adulto. El cuarto, probablemente significaba para recibir a los invitados. Aquí había un ordenador. Al igual que en la otra realidad, la computadora estaba encendida.

La puerta principal estaba cerrada con seguridad - en los últimos cinco minutos, nadie vino aquí. Dónde Krolikova? Una inspección superficial de la calle y el patio desde las ventanas de absolutamente nada aclaradas.

La situación se hizo más y más confuso. En primer lugar, no está claro cuál de los dos mundos en los que hay ahora Alice, buscan la Krolikova desaparecidos. O tal vez ambas cosas a la vez? No, no es necesario tampoco, porque si Bella, como Alicia, hay aquí y allá, cualquiera de los dos Campana sabe la respuesta a la pregunta alisina.

O cualquier?

"Alice, ¿qué eres divertido! Sufrió de cabeza de Bella para encontrar una brisa - todos piensan en nada. Y usted Alisochka parece enfrenta con este misterio. ¿Por qué son ustedes dos? ¿Qué clase de personas viven aquí? Y lo más importante, ¿qué pasó con Bella? De repente, por ejemplo, el ex Bell - esto es ahora uno de ustedes? ¿Qué pasó en el coche de la exhibición advertencia? "

Alice sintió un escalofrío desagradable bajo los omóplatos. Br-rrr!

Perseguido un miedo fugaz, hronoputeshestvennitsa se puso a trabajar.

Alice sabe lo mucho que se puede aprender acerca de una persona por su equipo. Una vez que el propietario no está presente y no pidió, usted puede pedir la computadora. Tal vez se acuerda de nada de Bella? Por supuesto, no es bueno para utilizar el ordenador de alguien en ausencia del propietario, sino porque Alice nunca nadie emitirá sus secretos! Especialmente en su hronopotoke anfitrión tal vez nunca existió. Mientras su equipo. E incluso si lo hubiera, por un largo tiempo ... ah ... ella murió.

Ajuste a la antigua técnica de la tarea fue difícil, pero solucionable. Al final resultó que, sobre el equipo Bella cualquier información no almacenada. Pero Alice supo que golpeó la ciudad Avksom que el tribunal de menos de 2008 que el nombre de host es Alexander Lees que era en el pasado reciente ha administrado cualquier sitio - archivo de la web estaba aquí, pero, por desgracia, fue despiadadamente protegido por contraseña - y, lo más importante, que él, Fox, escribir una novela. Al igual que - por sí mismo, para sus amigos ...

Zorro? Apellido parecía familiar. Incluso el doble familiar. Una asociación surgió en la memoria casi inmediatamente - "El Principito". Segundo Alice no pudo atrapar desde las profundidades de la memoria. Con hronavtami sucede. Acerca Lema Petrova oyó? Todo es por su culpa.

Sin darse cuenta de Alice LEER manuscrito. Leer en el futuro mucho más rápido que el nuestro, por lo que la eliminación de la novela dentro de media hora, la chica se deslizó suavemente en la puerta de la terraza en el momento mismo en que, en otra realidad adiós a Footfate'om. Sin embargo, no sé si se puede hablar de algunos momentos de sincronía en diferentes hronopotokah, además de venta libre o no. En silencio, para no causar pánico entre los nativos, la chica cayó directamente sobre la pared y justo en silencio recorrió el carril avksomskomu tranquila - hacia la aventura desconocida.

Mirando cuidadosamente en patios y porches - de repente algún lugar melknёt figura familiar de conejo, o feliz ocasión, parece punta del hilo tirando de eso, será capaz de desentrañar toda esta maraña difícil - hronoputeshestvennitsa eliminado gradualmente desde el centro de la ciudad, mediante la selección de la ruta en un capricho. Cuatro dimensiones "Arkanoid" en la que interpretaba a la carrera - el programa se ha cargado en su biochip - casi una distracción. Ракетка уверенно подчинялась мысленным командам «вперёд, влево, вниз, влево, вправо, назад, вниз, вверх…», отдаваемым почти автоматически, и генерируемый биочипом в Алисином сознании стереоскопический образ четырёх трёхмерных проекций Преграды быстро таял, теряя кирпичик за кирпичиком.

Больше ничего не происходило.

— 4. Хронопоток 1 —

Повесть, которую писал Footfate, не имела названия.

Это напрягало. Нелёгкий полугодовой труд близился к концу, получилось очень даже неплохо – особенно если выкинуть к чертям собачьим эти три главы про любовь, ничего, в общем-то, не добавляющих к авторскому замыслу, – а вот название никак не приходило.

Повесть была сконструирована мастерски. Трудно придумать более едкий сарказм в адрес Footfate'а, чем использовать слово «сконструирована» применительно к его повести; но поверьте, что это я любя. В сложном, филигранно выверенном сплетении сюжетных нитей перед внутренним взором читателя разворачивался, как танк на окопе, богатый психологический мир главных героев.

Их было двое. Один – Александр Лис, бывший админ популярнейшего литературно-публицистического сайта, а ныне крупный деятель международного творческого клуба «Черномор's», – уверенно вписывающийся в свою эпоху и вполне удовлетворённый тем немалым вкладом в её культуру, который ему довелось внести. Другая – Белла Кроликова, пришелица из будущего, скромный, незаметный агент Московского института времени.

Согласно сюжету, Лис, выгодно продав права на свой сайт закрытому акционерному обществу «Наутилус», теперь жил на проценты, а ради удовольствия писал фантастический роман, который не собирался нигде публиковать – не было нужды. Так, для себя, для друзей… И всё было бы прекрасно, если б не эта Кроликова.
Она, как нарочно, то и дело путается под ногами в самые неподходящие моменты. Одна-две случайно обронённые этой немолодой уже дамой фразы всякий раз напрочь перечёркивают одну-две главы. Казалось бы, что Лису до этой Кроликовой? Но нет же, смущает душу своими отвратительно-правильными суждениями, всякий раз, как назло, предугадывая очередной остроумный, казалось бы, сюжетный ход… Из будущего она, что ли?

Абзацы из романа Лиса, по-булгаковски встроенные в повесть, позволяли заключить, что Footfate не лишён известного самолюбования. Он дал ник Footfate одному из самых привлекательных второстепенных персонажей Лисова романа. В романе Footfate – эдакий герой нашего времени, переросший посредственностей-современников, как он думает, на пару веков и не находящий родственной души в их скучном болоте. Именно этот герой больше всех страдает от поражающих Лиса несвоевременных суждений Кроликовой. Пришелица из будущего, как нарочно, сокращает этому персонажу жизнь в буквальном смысле: под её влиянием Лис выгрызает из романа главы, в которых образ Footfate'а прорисован с особенной художественной силой.

Постоянно вредя Лису – пусть без злого умысла, то и дело ставя его в глупейшие ситуации, Кроликова, тем не менее, пользуется его уважением и определённой симпатией. И когда она вдруг, став жертвой финансового афериста Мартына Зайцева, попадает под суд (у них там всегда так – под суд попадают не аферисты, а их жертвы), Лис, самому себе удивляясь, с одобрения семейного совета предоставляет ей крупную материальную помощь, приглашает пару видных адвокатов… Дружеские отношения между Беллой и семьёй Лиса перерастают в партнёрские: Лис покупает пакет акций известной фирмы и, умело пользуясь футурной наивностью Кроликовой, извлекает выгоду из имеющегося у неё доступа к бизнес-информации как ближайшего, так и отдалённого будущего. Вскоре он получает полный контроль над фирмой. О связи Кроликовой с будущим Лис догадывается и пользуется этой связью в своих интересах. Но, разумеется, ни минуты в реальность подобной связи не верит: что он, псих какой-нибудь?!

Опутанный сетями своего бизнеса, Лис вынужден окунуться в политическую деятельность, чудом остаётся в живых… В конце концов терпит крах, его бизнес гибнет, читатель становится свидетелем тяжёлого психологического надлома и мужественной борьбы Лиса за обретение нового «я». В одиночестве, растерявший капиталы, друзей, Кроликову – та возвращается в свою эпоху и, следовательно, для Лиса пропадает без вести, – главный герой наполняет свою жизнь новым смыслом, дорастает, так сказать, до уровня своей бывшей подруги, а память вновь и вновь возвращает его в те дни, когда, творя свой роман, недопонял, недооценил, недореализовал он её идеи… Теперь её краткие реплики – то язвительные, то полные насмешки, то проникнутые загадочной тоской – открываются перед Лисом своим подлинным богатством смысла – и у него рождается новый творческий замысел… Но поздно.

Самую концовку я вам рассказывать не буду, иначе вам скучно будет читать повесть Footfate'а, когда тот её, наконец, закончит. Скажу только, что развязка нетривиальна и исполнена драматизма. Как, впрочем, и в других произведениях этого замечательного автора.

Такую вот повесть писал Footfate.

…Алиса унеслась, и писатель сел за работу. Задумчиво почесав голову попавшейся под руку булавкой, набрал 24-м кеглем очередную версию названия повести – «Проект А. Лиса» – и откинулся на спинку кресла – полюбоваться находкой.

Опс! То, что надо! Так и назовём.

Тут монитор мигнул и погас. В левом верхнем углу экрана затеял свою игру в цифири тест памяти.

Скачок напряжения.

Что ж, бывает. Текст повести сохранён – весь, кроме только что придуманного названия.

Но сколько Footfate ни напрягал свою память, сколько ни старался, он так и не смог вспомнить, как же только что назвал свою повесть.

Это расстроило. Точней, разозлило. Ещё точней – взбесило.

Ну почему, почему реальность столь жестока?! Каким бы отвратительным ни был выдуманный мир, окружающий героя его повести, – реальность всегда находит способ поиздеваться ещё изощрённее, чем самая мрачная фантазия фантаста!

А тут ещё Алиса… В том, что она настоящая, Footfate ни секунды не сомневался: он узнал её всем своим давно и безнадежно влюблённым существом, узнал сразу всеми ячейками своего сознания и каждой потаённой даже от себя самого вибрацией своей души! Он ждал её. Всегда ждал. Toda la vida. Он знал: эта встреча будет. И так бездарно упустил единственный шанс.

Грохнуть, что ли, чем-нибудь тяжёлым этот проклятый компьютер? Гори он мелким пламенем вместе с этой растакой повестью!

Будто повесть виновата…

Вместо этого Footfate вновь загрузил Word, прокрутил текст к главе про афёру с Кроликовой, стёр к лешему первый абзац и написал:

«Вы правда хотите знать то, о чём молчал Заратуштра? Хотите знать, что такое судьба, да? Спросите меня – я теперь знаю.

Судьба – это напёрсток.

Жаль, не знаю только, что за тварь играет со мной в тот напёрсток!»

— 5. Хронопоток -1 —

Роман, который писал Лис, назывался «Шаги судьбы». Если б я в очередной раз поставил перед собой цель пародировать Льюиса Кэрролла, я бы добавил: нетрудно догадаться, что название называлось «Год Овцы», как можно было установить по его идентификатору «Шкуры для барабанов». Но я не собираюсь пародировать классика (по крайней мере, здесь и сейчас), поэтому ничего такого добавлять не буду.

Главной героиней романа была Каролина Белкина – личность таинственная и загадочная. Читателю было о ней известно лишь то, что она обременена значительной учёной степенью, многочисленными заботами, вечно куда-то торопится и никуда не успевает. Толку от неё, согласно роману, ровным счётом никакого, но многочисленные друзья и сослуживцы её ценят и ею дорожат. Кто эти друзья и сослуживцы – об этом автор романа читателю не рассказывает.

В В основе сюжета лежит несчастная любовь Каролины к пришельцу из прошлого, скрывающемуся под ником FoodFat, – известному писателю с драматичной и поучительной (instructive) судьбой. В эпоху Каролины FoodFat'а тоже забросила любовь – но, к несчастью Каролины, предметом любви была не она. За кем FoodFat, преодолевая немыслимые препятствия и подвергая себя страшным опасностям, погнался в другую эпоху, – этого читатель повести Лиса так и не узнаёт, и не случайно. Лис задумал тонкими, как бы случайными, штрихами, ни разу нигде не давая портрета FoodFat'овой возлюбленной и не упоминая решительно никаких сведений о ней, добиться, чтобы пред мысленным взором читателя образ её возник с той степенью достоверности, с какой на лобовом стекле вашего автомобиля иной раз возникает уведомление о штрафе за нарушение правил стоянки. Это Лису, конечно, удалось, но получившийся образ сильно зависел от текущих параметров мысленного взора, осуществляющего интровизуализацию текста романа.

Не в силах найти прямого пути к сердцу своей пассии, FoodFat из чисто тактических соображений покоряет Каролину замечательной повестью – по существу, переложением «Маленького принца» на выдуманную реальность мира Каролины и FoodFat'а. Абзацы из повести, по-булгаковски встроенные в роман, должны были убедительно продемонстрировать читателю несомненную гениальность FoodFat'а в сравнении со средненькой писаниной самого автора. Насколько это Лису удалось – судить не берусь, поскольку роман этот я, в отличие от Алисы, не читал. Алиса же не стала распространяться на эту тему: она девочка тактичная.

Одного из героев вымышленной повести вымышленного FootFat'а Лис, как вы, наверное, уже догадались, назвал Лисом, наделив этого персонажа судьбой, которой в будущем не хотел бы себе. Подобно тому, как перед Маленьким Принцем мелькают типажи Короля, Пьяницы, Банкира, перед Лисом – героем повести FoodFat'а – чредой сменялись полумаски-полулица чужих, но нужных людей, и каждый из них уносил что-то из Лисовой жизни, а взамен ничего не приносил, кроме, так сказать, духовного опыта. Или, если хотите, кроме умения разбираться в людях – именно в тех, с которыми уже имел счастье иметь дело.

Один из самых ярких эпизодов в романе – туристическая поездка Каролины и FoodFat'а в Испанию. Эпизод ярок не столько тем, что влюблённая Каролина умудрилась профинансировать путёвку так, чтобы мудрый FoodFat ни о чём не догадался, сколько несравненной по своим художественным достоинствам сценой корриды, списанной с некоторыми вариациями у Эрнеста Хемингуэя. Надо отдать должное талантливому перу Лиса: во-первых, в роли непобеждённого у него выступает бык, а не матадор, а во-вторых, бык в Лисовой версии погибает до конца, а не так, как матадор у Хэмингуэя – ни жив ни мертв.

Дабы читатель убедился в объективности моей оценки Лисова романа, вот небольшой образчик авторского текста из той самой «испанской» главы.

«- Я одного не пойму: зачем? – Каролина была готова разрыдаться.
– Затем, что зрители есть, – спокойно ответил FoodFat. – Мы с тобой.

Тогда Каролина подошла прямо к матадору – тот, опершись на бортик, деловито обтирал шпагу о холстину – и на ломаном английском спросила его: зачем? Скажи, зачем ты так жесток? Для чего ступил на эту кровавую стезю?

В ответ прозвучал матюг, который можно перевести на русский примерно так: а кто меня знает?

– Что значит «кто знает», Блокхед? Ты что, анинтросубъектен ?

– Не понял? – теперь уже верзила-матадор смотрел на Белкину удивлённо и даже с некоторыми симптомами любопытства.

– Посмотри в словаре, – отмахнулась Каролина. Ей был неприятен этот тип, но что толку злиться?»

Здесь следует пояснить, что Блокхед – точнее, Little Blockhead – это прозвище матадора. С ломаного английского оно переводится примерно как «Болванчик». Мне тоже прозвище странным показалось.

…Вскоре после того, как Алиска, даже не подумав прикрыть за собой балконную дверь, покинула квартиру дружной семьи Лисов – добавлю, и гостеприимной к тому же, просто Алисе не повезло застать хозяев, – Лис с уже почти взрослой дочкой вернулись домой с мелкооптового рынка. И вот пред взором хозяина предстали распахнутая балконная дверь, потревоженный компьютер, мышь, переложенная под левую руку (в этом мире Алиса была левшой). Вызвав милицию, Александр бросился к дисплею – выяснить, что же хотел отрыть в недрах компьютера таинственный злоумышленник.

Как выяснилось из истории запросов на поиск, оный злоумышленник искал некую Беллу Кроликову, а не найдя, просмотрел файл с романом, будто надеялся обнаружить что-нибудь значимое там. Очевидно, не нашёл и убрался восвояси. Но всё равно, пусть составят протокол. Вдруг вор повторит свою попытку?

Хотя это вряд ли – слишком велик риск.

Засим мысли Лиса переключились на другое.

«Гм… роман становится страшно писать. Вот ведь, только неделю назад сочинил… В седьмой главе FoodFat придумывает для своей повести сцену проникновения в дом Лиса странного, подозрительного гостя – и на тебе! Правда, там, в книге, посетителем оказывается всего лишь девочка-подросток… но всё равно… ненормально это.

А ведь в этом есть определённая система! Сбываются почему-то именно сюжеты, якобы придуманные FoodFat'ом.

Добро бы, если б такое в первый раз. Или даже в третий. А то уже со счёта сбился. Может, лучше стереть его на фиг – от греха подальше? Да уж… начинаю в чём-то понимать Гоголя…» Лицо Лиса, обычно доброжелательное и лучащееся жизнерадостностью, омрачила какая-то нехорошая ухмылка. Глаза между тем механически сканировали текст романа – «что же могло понадобиться в моём творении? и кому? Э, брат, начало-то испанской главы совсем никуда не годится!»

То ли из-за стресса, вызванного чьим-то наглым вторжением в уютный мир семейного очага, то ли по случайности сочинителя внезапно осенило. Он вдруг понял, чт? должно быть написано в этом месте. Решительно удалив старый абзац, он быстро, на одном дыханье, напечатал вот что.

«Вы когда-нибудь смотрели корриду?

Если смотрели – значит, знаете то, о чём молчал Заратуштра.

Быть может, не осознали. Но знаете. Знание уже живёт в вас. И знание это, липкое и злое, обращает против вас вашу судьбу.

Ну что, теперь-то хоть осознали?

¿No? Ничего удивительного. Я и сам не осознал.

Так какого же тогда, спрашивается, дьявола эту самую корриду смотреть?»

— 6. Хронопоток 1 —

Алиса медленно шла по пыльным улицам старинной Москвы. Она начинала потихоньку осознавать грустную реальность.

Беллу она упустила окончательно. Разве найдёшь её в этих хитросплетениях переулков, проходных двориков, подземных переходов, магазинчиков и парадных подъездов с тяжёлыми деревянными дверями? «И что теперь делать? Богомол Бармаглот не выгулян, а я здесь застряла. Вдобавок не имею представления, как отсюда выбраться».

Путешественница присела на пыльную лавочку. Какие неуютные здесь бульвары!

Конечно, её скоро найдут. Чтобы хронавт потерялся насовсем – такое бывает только в древних фантастических триллерах. Тогда, то есть сейчас, писатели почему-то любили представлять в своих книжках мир безысходности, в котором обстоятельства властвовали над людьми, а люди смирялись с участью Мыши, беспомощно барахтающейся в море слёз. Найдут! Конечно, найдут!

Стопроцентной уверенности в сердце нашей хронопутешественницы всё же не было, поэтому она старалась мысленно произносить эту фразу как можно убедительнее. Но нельзя же просто сидеть сложа руки и ждать помощи! Ведь ты, Алиса, ни разу ещё не была в 2008 году? Нет худа без добра: когда б ещё выдалась такая удача – познакомиться с обитателями здешнего времени, найти новых друзей, а может, даже сделать научное открытие. Хотя бы маленькое!

Бродя по тихим дворикам близ дома, где жил Footfate, в надежде случайно встретить если не Беллу, то хотя бы ключик к причине её необычайной поспешности, Алиса обратила внимание на возбуждённую свору молодых людей или, скорее, подростков. Подошла ближе – и перед ней предстала омерзительная картина: на засохшей ветке сиреневого куста в полуметре от земли висела, подвешенная за шлейку, молодая такса, почти щенок, а трое оболтусов кидали в бедную псину камнями. На меткость.

Такса уже не скулила. Правый глаз вытек. На песке под веткой алело влажное пятно.

Алиса подошла к самому крутому и тихо сказала:
– Может, тебя сюда подвесить, а?
Крутой как-то сразу стушевался, но тут влез мелкий сморчок в рваной куртке:
– А чего его-то сразу? Давай тебя?
Но не договорил, наткнувшись на удивлённый взгляд Алисы: мол, ты что, не понял?

Третий тихо и незаметно испарился. Следом за ним боком-боком потянулся сморчок.

Верзила остался. Вошёл в ступор.

Потом снял мёртвую таксу с ветки и поплёлся к стоявшему невдалеке мусорному баку – хоронить, так сказать.

– Я одного не пойму: зачем? – спросила, едва он вернулся, Алиса, глядя на него ещё более удивлённо.
В ответ прозвучал матюг, который можно перевести с местного на русский примерно так: а кто меня знает?
– Что значит «кто тебя знает»? Ты что, анинтросубъектен ?

– Не понял! – теперь уже верзила смотрел на Алису удивлённо и даже с некоторыми симптомами любопытства.
– Посмотри в словаре, – усмехнулась хронопутешественница. Этот тип был ей неприятен, но она больше не злилась.
– Я сейчас, – пролепетал верзила и отправился домой. За словарём.

Любопытная Алиса без приглашения увязалась за ним. Крутой почему-то воспринял это как должное.

– Меня здесь Болванчиком зовут. Кликуха такая.
– А я Алиса. Селезнёва. Может, слыхал?
– Фамилия знакомая. Ты, случаем, не родня бывшему сенатору?
– Не знаю. Вряд ли. Это так давно было…

Болванчик решил, что это шутка такая, и заржал, показав, что юмор он заценил. Алиса же поняла, что ляпнула лишнее, и притихла.

Ни в энциклопедическом, ни в философском, ни в медицинском словарях термина «анинтросубъектность», равно как и просто «интросубъектность», к удивлению Алисы, не оказалось. Тогда она взялась сама объяснить своему новому знакомому, что это такое. Оказалось, объяснить не просто.

– Так ты хочешь сказать, что анинтросубъектность твоя – это вроде такая шиза, да? – уточнил Болванчик, плеснув Алисе чаю, а себе достав бутылку пива из холодильника. – Я ведь и обидеться могу.
– Во-первых, не моя, а твоя. Верней, даже и не твоя, поскольку у тебя её на самом деле нет. А во-вторых, что такое «шиза»?
– Слушай, ты из какого века к нам явилась, а? – ухмыльнулся крутой. – Ну, когда глюки. Шизофрения.
– Нет, ты не понимаешь, – вздохнула Алиса. – Шизофрения – это тяжёлая болезнь, а интросубъектность – это просто свойство, которое может быть присуще живому организму. А может быть и не присуще, в том числе по социальным причинам.
– Эй, Павлов в шортиках, на каком курсе университета учишься?

– На первом, – на всякий случай соврала Алиса. – Приняли без экзаменов.

Ещё полчаса Алиса грузила Болванчика разъяснением социальных причин анинтросубъектности. Рассказ она сопровождала примерами из практики психологического воздействия на личный состав армий разных стран в середине и конце XIX века . Болванчик на глазах скисал, мрачнел и, наконец, уронил голову на грудь…

Уж не знаю, Алиса тому причиной или третья бутылка пива, но он вдруг прервал свою собеседницу стоном:
– Эх… Тошно мне, тошно!
– Чего?
– Стыдно. За неё, скотину. Я себя убил, а не собачонку.

Болванчик был серьёзен как питон, но фраза звучала до того комично, что Алиса еле сдержала улыбку.

– Ну зачем же так? Стыдно – это хорошо, не будешь больше обижать слабых. А так…
Вокруг столько по-настоящему интересного! Например, мой папа…
– А мне – тошно! – Болванчик поднял голову, резко встал. – Я знаю, что сейчас сделаю. Подожди полчасика, я тебя позову, – и, включив Алисе телевизор, чтоб не скучала, вышел вон с кухни.

Спустя минут двадцать новый Алисин знакомый шумно влетел в квартиру и выдохнул:
– Всё. Пошли.

На ступеньках подвального пролёта лестницы валялись двое – сморчок и тот третий, невзрачный. Сморчок корчился и стонал. Невзрачный был без сознания.

Алиса не сразу поняла, что произошло. Она ожидала увидеть какую угодно картину, вплоть до ожившей собачонки. Но такое! Жалко, нету слёз…

– Ты чего лупишься? Вот этот придумал, – Болванчик собрался пнуть невзрачного, но, остановленный властным жестом девочки, лишь кивнул в его адрес.

Алиса молчала. И Болванчик молчал. Два молчанья схлестнулись, как на поединке. Ведь в реальности есть место лишь одному миру.

Болванчик сдался:
– Ну?

Алиса не ответила, глядя на совсем юное лицо со светлым пушком над полной верхней губой, рассечённой двумя уродливыми шрамами, на тщательно выбритый череп, на выцветшие брови, на воспалённый прыщ под ухом…

Болванчик ждал.

– Есть у меня один знакомый питекантроп, – задумчиво сказала гостья. – Тот куда человечней.
– Не понял, – на шее Алисиного визави вздулась пульсирующая жила. – Ты разве не этого хотела?
– Дурак, – устало произнесла Алиса.
– Сама дура! – парень был на грани истерики. Схватив за плечи, он дёрнул к себе, запрокинув ей голову. Алиса легко отстранилась – склонилась над поверженными, доставая из кармана аптечку.
– Нехорошо здесь у вас. Ну скажи, ну скажи, откуда ты такой взялся? – бормотала Алиса скорее себе самой, чем Болванчику.
– И что же мне, по-твоему, теперь делать? Валяться у тебя в ногах и просить прощения? Пойти к ментам и подставить им…
– Нет, Болванчик, не так. Не поможет. Тяжёлый случай. Разве что тебе заново родиться и заново вырасти, – Алиса бросила на него через плечо тяжёлый взгляд. Парень съёжился. – А теперь… Лучшее, что они могут, – сделать так, чтобы вред от тебя был как можно меньше, – заключила Алиса, имея в виду, вероятно, Болванчиковых современников.
– Всё так безнадежно? – Болванчик то ли ухмыльнулся, то ли шмыгнул носом. Алиса, занятая ранами своих пациентов, не видела этой гримасы.
– Хотела бы я ошибиться!

Болванчика перекосило. Он сплюнул и рванул вверх. Долго, пыхтя, гремел подошвами по лестничным ступеням… Хлопнула дверь… Лязгнул замок…

Сморчок, как только обрёл способность двигаться, осторожно встал, придерживая одной рукой брюки, другой смущённо заправляя расстёгнутую Алисой рубашку, и выбрался из подъезда на свежий воздух. Тем временем невзрачный тоже приоткрыл глаза. Сфокусировал их на глазах Алисы. Лицо его тут же приобрело осмысленное выражение – и вдруг исказилось гримасой ненависти.

– Ах, так это из-за тебя? На!

Алиса еле увернулась от тяжёлой пощёчины – не ожидала. Быстрый взгляд назад – найти путь к отступлению, прыжок вбок – уйти от новой атаки, теперь прочь из подъезда… и вдруг – удавка на шее. Откуда-то сзади. В дело вступил сморчок.

И бледная ранняя луна вдруг взлетела в зенит, втягивая в себя небосклон, как салфетку. И закружился, завертелся смешной мир, свиваясь воронкой, и закружилась Алиса на перевёрнутой карусели, словно сухой лист на ветру. В мельтешенье древесных крон, верхних этажей зданий, стрел подъёмных кранов разлетались обрывками календаря лица, события, сводки новостей.
Вот шагает шеренга крутых, вооружённых железными прутьями – среди них знакомое лицо Болванчика. Вот он, окровавленный, валяется, нырнув лицом в тот самый мусорный бак. Вот сморчок взывает с трибуны в зале заседаний Большого Бредлама. Вот невзрачный – постаревший, окружённый толпой ребятишек в трёхцветных скаутских галстухах – наставляет подрастающее поколение…

Кружилась, кружилась Алиса в молчаливом хороводе. Кружилась рядом такса с вытекшим глазом. Кружилась и скулила, то и дело щенясь сепульками – много-много сепульков, даже дышать нечем…

Луна ушла.

— 7. Хронопоток -1 —

Алиса неторопливо бежала по пыльным улицам старинного Авксома. Она начинала потихоньку осознавать грустную реальность.

Беллу она упустила окончательно. Разве найдёшь её в этом мире проулков, пыльных проходных двориков, надземных переходов, засиженных голубями ларьков и парадных подъездов с автоматическими стеклянными дверями?
«И что теперь делать? Пора гулять с богомолом Брандашмыгом , а я здесь торчу. И понятия не имею, как отсюда выбраться».

Конечно, её когда-нибудь найдут. Чтоб хронавт потерялся навсегда – такое бывает только в старинных фантастических ужастиках. Тогда, то есть сейчас, писатели почему-то с упоением представляли в своих книжках мир безысходности, в котором обстоятельства властвовали над людьми, а люди смирялись с участью Красного короля, так и проспавшего всю партию.

Найдут! Разумеется, найдут.

Стопроцентной уверенности в сердце нашей хронопутешественницы всё же не было, поэтому она старалась мысленно произносить эту фразу как можно убедительнее. Но нельзя же, уподобясь тамагоче какому-нибудь, беспомощно ждать спасения! Ведь ты, Алиса, ни разу ещё не была в 2008 году? Нет худа без добра: когда ещё выдалась бы такая удача – познакомиться с обитателями здешнего времени, найти новых друзей, а может, даже сделать научное открытие. Хотя бы маленькое!

У Харьковского вокзала хронопутешественница встретила девушку года на три-четыре постарше себя. Судя по грязным полоскам туши на щеках, настроение незнакомки было испорчено всерьёз и надолго. Она была одинокая и несчастная, и Алисе стало её жалко.

Любая авксомская девочка на месте Алисы, конечно, тоже посочувствовала бы – но издалека. У Алисы, однако, не было времени изучить местные обычаи, да, по правде сказать, входя в кабину времени, она вообще понятия не имела, куда попадёт. Поэтому она подошла к девушке и просто спросила:
– Ты чего плачешь?

Та опешила. Потом отвернулась и быстрым шагом пошла прочь.

Хе, плохо она знает Алису! Говоря точней, она её совсем ничуточки не знает.

Алиса незнакомку догнала, встала перед ней и повторила вопрос.

– А тебе-то что с того?
– Ну, вдруг смогу чем-нибудь помочь?
– Издеваешься…
– Нет.
– А, я поняла. Вашей шайке мало показалось. И они подослали тебя.
– Значит, так. Садимся вон на ту лавочку, и ты мне всё подробно рассказываешь.

После пяти минут препирательств, не представляющих художественной ценности, Каролина Белкина (редкое имя оказалось у той девушки) прониклась-таки некоторым доверием к Алисе и принялась рассказывать о своей беде. Пока рассказывала, живущий в ней скептик жестоко пилил её: мол, мало тебя, Кроля, обманывали? Ты же понимаешь: эта столь располагающая к себе девочка на самом деле из той же банды. Так зачем ты всё ей выкладываешь? Ладно уж, так и быть, выкладывай, раз надо облегчить душу, но кошелёк не доставай ни при каких обстоятельствах!

Короче, как вы уже, наверное, догадались, девушка стала жертвой аферистов. Причём не просто аферистов, а самых обыкновенных напёрсточников. Каролина, как и все мы, прекрасно знала: увидишь напёрсточника – беги от него куда глаза глядят, пока не облапошил! И как, наверное, многие из нас, всё же на напёрсточника нарвалась. Как уж такое случилось, что Каролина проглотила наживку, – об этом я Алису не расспрашивал , потому и вам рассказать не могу. Лишь то мне стало известно, что напёрсточники, разумеется, напёрсточниками представляться не стали. Когда выяснилось, кто они такие, было уже поздно.

– Вот и всё, – закончила Каролина. – Ах, хоть бы это были свои деньги…
– А ты могла бы показать жуликов мне? Может, я что-нибудь придумаю. Мне иногда такие вещи удаются. Например, когда Уксу-ба украл нефритовую железную дорогу…
– Что-что?
– Ну, игрушечную.

Каролина поняла: теперь точно пора . И бросилась бежать со всех ног, пока девчонка не заболтала её окончательно. Та наверняка знает, что не все деньги выманили аферисты у своей жертвы.

Каролина, пожалуй, ни разу в жизни не бегала так быстро. Только б оторваться! Только бы девчонка потеряла след! Сердце грохало, как большой барабан, мелькали спины прохожих, разлетались из-под ног воробьи!

Алиса, не прерывая партии в арканоид, неспешной трусцой бежала рядышком и продолжала убеждать жертву местных сухопутных пиратов в том, что зря она, жертва, думает, будто ничего нельзя с ними сделать. Из худших выбирались передряг!

Так и не убедила бы, но помог случай. Он, случай, часто помогает Алисе. Приручила она его, что ли?

Запыхавшаяся до хрипа Каролина вдруг резко остановилась и, распахнув на пол-улицы испуганные серые глаза, выдохнула:
– Он!
– Так. Понятно. Сколько он у тебя взял?
– Девять тысяч с мелочью.
– А точней?
– Что я? Считала, что ли?
– Ладно. Сядь, отдохни пока, угу? Я сейчас.

Чтобы понять, как могло случиться то, что произошло дальше, надо принять во внимание, что полный курс Шкомерздета к моменту описываемых приключений Алиса уже прошла. Быстро нагнав преступника, Алиса пантерой вскочила ему на спину и – покамест тот приходил в себя, оценивал ситуацию, делал попытки избавиться от неожиданного груза – вытащила у него из-за пазухи пакет с купюрами! И была такова.

– Так, Каролина, вот деньги. Отсчитай пока свои девять тысяч – остальные сдам в местное представительство Интергпола.

К счастью, Каролина занялась денежными делами и на неосторожную фразу внимания не обратила. Ну не знала Алиса, что нет в этом хронопотоке Интергпола!

Простившись с Каролиной, Алиса вскоре нашла отделение милиции, вручила дежурному свёрток и рассказала сказку о том, что мошенник-напёрсточник, мол, сам выронил пакет с награбленными деньгами. Дежурный взял пакет, сказал «Спасибо, девочка. А теперь ступай, ступай». Пересчитал деньги – там было несколько десятков тысяч – и убрал их в портфель. Оказавшиеся в том же пакете водительские права с фотографией жулика – его, как явствовало из документа, звали Мартыном Зайцевым – были тут же тщательно, листок за листком, сожжены в пепельнице, а пепел – отправлен в унитаз.

Счастливая Алиса, удовлетворённая быстрым и благополучным завершением истории с напёрсточником, выскочила из дверей отделения милиции – и тут же нос к носу столкнулась с Мартыном. Бывает же такое!

Пришлось удирать.

Оторваться от Мартына было парой пустяков; но, как оказалось, Мартын действовал не в одиночку. Бандитов было, пожалуй, пятеро, не меньше, они координировали свои действия посредством мобильников и несравненно лучше Алисы знали местность.

Минут через пятнадцать Алиса была прижата к стене Лисова дома, откуда утром началось её непродолжительное путешествие по Авксому. Справа, слева и сзади – бандиты. Впереди – стена.

Конечно же, Алиса решила – вверх. Не сдаваться же? Она надеялась пробраться обратно в квартиру Лиса – вдруг в этой реальности, в отличие от той, второй, станция времени не исчезла? А если даже исчезла, вдруг Лис знает, как вызвать помощь, или хотя бы предоставит нашей хронопутешественнице укрытие? В конце концов, помимо Каролины и Мартына, Лис – единственный человек в этом мире, которого знает Алиса. Он-то её, скорее всего, не знает , ну и что с того?

Бандитам нужно было секунд двадцать, чтобы подбежать к ней и схватить. За эти мгновения Алиса, разбежавшись, подпрыгнула, достав до нижнего карниза, и на глазах удивлённых бандитов и не менее удивлённых детишек, мирно игравших во дворе в войнушку, метр за метром быстро поползла вверх, цепляясь за карнизы, оконные рамы, балконные решётки, едва заметные выступы…

Когда девочка была где-то на уровне четвёртого этажа, подельник Мартына, похожий на морского окуня, вдруг достал из кармана – будете смеяться – рогатку и открыл стрельбу по Алисе свинцовыми грузиками. Грузик очень больно ударил по виску, в глазах потемнело, и сорвалась Алиса – спиной вниз.

И бледная ранняя луна вдруг взлетела в зенит, и повалились в эту луну, закручиваясь спиралью, дворик с домами и пешеходами, бандит с рогаткой и щербатый пацанёнок с игрушечным хломпупатором наперевес. И закружился, завертелся смешной мир, скручиваясь бараньим рогом, и закружилась вместе с ним Алиса, словно платьице, сорванное ветром с верёвочки на балконе. В мельтешенье пожарных лестниц, оконных проёмов, рекламных плакатов разлетались обрывками календаря лица, события, сводки новостей. Вот скорая увозит окровавленного Мартына, избитого своими подельниками до полусмерти за упущенные деньги. Вот кто-то из его шайки валяется лицом в луже собственной крови. Вот похожий на морского окуня священник с кадилом читает: «Аз есмь…» Вот ещё один дружок Мартына и морского окуня – в кителе и с обширными усами – отдаёт приказ в очередной раз ввести в Авксом танки, чтобы прекратить, наконец, какие-то безобразия…

Время стало медленным и мягким. Летела, летела сквозь него Алиса, схваченная плавным хороводом двора. И разлетались чёрными брызгами вспененного асфальта мириады маленьких слунят, беспокойно размахивающих фосфоресцирующими тобохами…

Луна ушла.

— 8. Хронопоток 0 —

Смеркалось.

Алиса лежала на спине на маленькой планетке. Маленькой – не то слово: просто крошечной. К тому же совершенно пустой, если не брать в расчёт пары действующих вулканов высотой с табуретку и очень ухоженного розового куста ростом с Алису. В двух метрах от девочки догорал закат.

В глазах двоилось. По-настоящему двоилось, обыкновенно. Алиса теперь была одна, как и все предыдущие двенадцать лет, не считая сегодняшнего безумного дня. Она чувствовала себя ужасно усталой, ей хотелось спать. Надо бы стряхнуть с себя дрёму, собраться с силами, оценить ситуацию и найти выход – с такими думами девочка и уснула, свернувшись клубочком, как котёнок.

Проснулась она уже в Институте времени. Первое, что увидела, – встревоженное и заботливое лицо Беллы.

– Алиса! Разве можно так пугать? Ты проспала пятнадцать часов кряду!
– Прости, Белла, я слишком устала! Ты никуда не спешишь?
– Ой, Алиса, спасибо, что напомнила. Совсем из головы вылетело. Мне же нужно срочно быть на…
– Белла, ну одну минутку, ну полминутки! Я только хотела тебя спросить, как пройти семнадцатый раунд. С каких позиций шарик не закидываю – он выскакивает обратно, и баста. А мальчишки не говорят: они против меня в заговоре за то, что я лучше них играю в футбол. Пашка заявил, что несправедливо, если я ещё и в арканоид стану играть лучше них.
– Какие-то древние у Пашки представления о справедливости.
– Думаю, это из-за предстоящей командировки, – вздохнула Алиса.
– Той, что ль, о которой Ричард докладывал на собрании лаборатории?
– Ну да, на Ледовое побоище. Слишком вошёл в роль…
– Так, выходит, ты из-за арканоида за мной понеслась? Всыпать бы тебе…
– Ты тоже вошла в роль, да?
– Не знаю.
Может быть. Но если ты думаешь, что всё уже кончилось и всё кончилось хорошо, то должна тебя огорчить: всё только начинается! И, как честный временщик, я не намерена ничего от тебя скрывать. Но об этом через час пятнадцать минут шестнадцать секунд. А сейчас, прости, убегаю. Ах, боже мой, как я опаздываю! I'm late! I'm late! I'm late!

Белла унеслась, и Алиса отправилась в институтский буфет чего-нибудь перекусить.

Смеркалось. Кроликова, естественно, опоздала на полчаса, и Алиса коротала время, азартно споря с Ричардом, какие пуговицы были на военной форме конца девятнадцатого века :
– Но я же собственными глазами видела…
Ричард злился. Но злился, разумеется, по-джентльменски.

Белла, прервав кипучий обмен мнениями, поведала Алисе вот что.

Оказывается, парные встречные хронопотоки в конгруэнтных мирах, образованных частицами соответственно с положительной и отрицательной массой (или наоборот, не помню), обладают свойством субъектно-объектной симметрии. То есть если вы живёте, как и я, в мире с отрицательной массой, то в конгруэнтном нашему мире с массой положительной всё, что соответствует субъектам нашего мира, там оказывается объектами, и наоборот. Представили себе? Неужели нет? Ведь это так просто! Когда, например, Алиса в хронопотоке 0 рисует пейзаж, то в хронопотоке –0 нечто, соответствующее пейзажу, рисует Алису. Хотя не обязательно рисует. Может быть, ваяет или ругает.

Можете себе представить, какие сложные отношения иногда складываются между писателями и их персонажами во встречных хронопотоках?

Когда вы всё это знаете, вам несложно догадаться, что если бы писатель сделал своим героем – ну, или героем своего героя – самого себя, то встречные хронопотоки просто зацепились бы друг за друга и аннигилировали. Это теоретически предсказанное явление называется субъектно-объектной рекурсией в розе конгруэнтных миров с нулевой суммой. К счастью, одно из следствий обобщённой леммы Петрова состоит в том, что ни один субъект не может сделать самого себя героем своих фантазий – ни прямо, ни косвенно. Герой всегда будет отличаться от автора в таких существенных чертах, что субъектно-объектная рекурсия никогда не возникнет. Мир , должен вам доложить, всё-таки гармонично устроен.

Это всё Алиса знала и без Беллы Кроликовой. От скуки она смотрела в окно. Смеркалось.

– Теперь ты поняла, зачем я так спешила в те миры? – спросила Белла.
– Нет, – честно призналась Алиса.
– Ты погляди на неё! Я уже семь минут восемнадцать секунд потратила на объяснения, а эта скверная девчонка ворон за окном считает! Если б ты слушала внимательно, не могла не догадаться! Моя цель – опровергнуть, наконец, эту глупость – обобщённую лемму Петрова! Все необходимые факты были почти у меня в руках, потому что в хронопотоках –1 и 1 субъектно-объектная рекурсия всё-таки возникла! Это непреложный факт, а факты, как говорит твой друг Аркаша, – упрямая вещь! Вот для чего я должна была успеть в те хронопотоки, пока они не аннигилировали.
– Тогда надо было просто вылететь туда на день раньше.
– Увы, это было невозможно. Кабина, транспортирующая хронавта одновременно в два встречных хронопотока, только что принята институтом в эксплуатацию, и пуско-наладочные работы закончились за две с половиной секунды до моего улёта. Но я-то успела до аннигиляции и взяла там дискеты с текстами обоих произведений – они послужат доказательством моей правоты. А вот ты…

Да, да. Алиса попала в 2008 и -2008 годы секунду спустя после того, как Кроликова, которой не было резона там задерживаться, вернулась обратно в институт. Вслед за Беллой автоматика, зафиксировав стремительный рост напряжённости хронополей, автоматически эвакуировала обе станции времени, оборудованные по новейшей технологии – так, что хозяева квартир вообще не могли заметить их существования. FootFate, правда, всё-таки что-то на этот счёт подозревал: об этом свидетельствуют некоторые эпизоды его повести.

Так Алиса оказалась в ловушке. Вернее, в двух ловушках.

Мало того, чудовищная напряжённость хронополей в канун аннигиляции вкупе с вмешательством в их топологию аппаратуры МИВа привела к ранее вообще никогда не наблюдавшемуся, хотя и теоретически предсказанному, явлению – субъектно-объектной инверсии хронавта. Говоря проще, Алиса при переброске превратилась в пару встречных хронопотоков, а пара обречённых хронопотоков – в пару Алис.

– Так что, Алисочка, ты не погибла дважды в тех хронопотоках. Но погибли два мира, которые тебе казались тобой. А ты, как видишь, цела и невредима.
– Между прочим, не погибла, а только потеряла сознание, – встрял Ричард, оторвавшись от толстой виркниги. – Правда, в хронопотоке –1 получила тяжёлую травму впридачу.
– Беллочка, постой. Я же в обоих хронопотоках видела почти одинаковый город! А ведь выходит, что если Болванчик с компанией убивал таксу, то во встречном такса должна была что-то делать с Болванчиком?
– Вовсе нет, – ничуть не смутилась Алисиным замечанием Белла. – Ты же наверняка знаешь: если тебе надеть очки, которые переворачивают мир вверх тормашками, то по прошествии некоторого времени станешь видеть этот вверх-тормансианский мир так, как будто он правильный. Всё будто бы станет на свои места. А если очки снять, тебе снова всё покажется перевёрнутым – на время.
– Я что-то не улавливаю связь, – растерялась Алиса.
– Вот и во встречных хронопотоках наше сознание находит способ отобразить реальность на привычные нам образы. Это возможно, потому что физические законы в каждом из них совершенно одинаковы и порождаемый ими порядок вещей легко укладывается нашим мозгом в привычные ему формы. Поняла теперь?
– Ну вроде бы, – нечаянно соврала Алиса.

Ничего, позже поймёт.

– Дальше всё просто. Спасатели вытащили тебя из аварийных хронопотоков, предварительно ещё раз произведя субъектно-объектную инверсию для восстановления статуса-кво…
– Статуса кого?
– Статуса-кво. Это просто так говорят. – Алиса заглянула в словарь своего биочипа и поняла, а Белла продолжила:
– …Вытащили, говорю, и материализовали в спасательной капсуле, в целях хронобезопасности выведенной на трансплутонную орбиту. В ней ты и дремала, пока не прибыла на землю и твой друг Пашка на руках не отнёс тебя сюда, в институт, – в глазах Беллы заиграли озорные огоньки. Но ничего у неё не вышло: Алиса прекрасно знала, что Пашки сегодня в Москве нет и быть не может. Он улетел на фестиваль по запуску воздушных змеев на Луну. Фестиваль, кстати, потерпел полный провал: оргкомитет в Галактическом центре только в последний момент получил сведения, что на Луне нет атмосферы, а атмосфера необходима воздушным змеям, чтобы летать.
– Но как же так? Я была не в капсуле, а на крошечной планетке!
– Ты была в капсуле. А её интерьер оформлен по сюжету сказки Антуана де Сент-Экзюпери.
– Не «в», а «вне»! Я лежала рядом с действующим вулканом – чуть не ошпарилась – и смотрела на закат.

Белла растерялась. Помешкав пару секунд, неуверенно произнесла:

– Думаю, ты в самом деле видела то, о чём рассказываешь. Наверное, инверсия восприятия части и целого – следствие двух подряд субъектно-объектных инверсий. А может, временщики что-нибудь недоучли… Ладно, потом разберёмся. Это по профилю лаборатории твоего друга Ричарда.

Ричард покраснел и сделал вид, что не слышит.

– Но что же стало с теми мирами?
– Можешь считать, что их больше нет. Как это ни печально.
– Но там же люди!
– Когда около обитаемой планеты взрывается сверхновая звезда, там ещё есть люди. Но через полмига их там уже нет. Таковы физические законы. Лучше смотреть правде в глаза, чем прятать голову в песок.

Алиса помрачнела.

– И ты это имела в виду, когда говорила, что не будешь скрывать горькую правду?

Белла отвела глаза.

Да, горько. Да, страшно. Но отчего Белла прячет взгляд? Ведь она же всё честно рассказала!

И тут Алиса поняла.

– Значит, если бы меня не инвертировали спасатели, те миры остались бы живы, но я бы погибла?
– Нет, не так. Во-первых, ты бы не погибла, а только потеряла сознание. Во-вторых, не забывай: это всё-таки была не ты, а те миры.
– А люди?! Они-то остались бы живы – пусть не в своём мире, а в бывшей мне, – и даже ничего бы не заметили!

Щёки Алисы зарделись. Она была готова расплакаться. Но не заплакала.

– Ричард, – обратилась она к Темпесту. – Ведь если я не погибла, а только потеряла сознание, то, выходит, те миры там, в 2008 и -2008 годах, тоже ещё не погибли?
– Ну, во-первых, если бы не мы, то по крайней мере в -2008 году ты в конце концов, пожалуй, всё-таки погибла бы, только несколькими минутами позже. В 2008 – не знаю, не уверен, – сказал Алисин друг подчёркнуто бесстрастным тоном. – А во-вторых, ты, вообще, на что намекаешь?
– Ричард, можно я ещё немножко поживу, ну сколько можно, хоть несколько часиков, а потом… – и больше она не смогла говорить, по лицу её потекла слезинка. Но Алиса всё же не плакала. Или почти не плакала.
– Ты хочешь сказать, чтобы потом, за мгновение до аннигиляции хронопотоков, я инвертировал тебя обратно? Не будет этого. Те миры погибли. Забудь о них. Не твоя в том вина. Есть законы природы. Если бы ты туда не сунулась – а раз сунулась, я ещё отдельно поговорю с твоим отцом, – у них вообще не было бы никакого шанса.
– Но ведь сунулась же! И ситуация теперь другая!

Ричард, конечно, волевой человек, но и ему непросто давался этот разговор. Поставьте себя на место Ричарда – каково вам покажется?

– Они погибли, – хрипло повторил временщик. – Забудь о них.
– Не могу.
– Тебе всё равно не разрешат.
– Я не буду спрашивать разрешения.

Трудно выбрать более неподходящий момент, но тут в кабинет главного научного сотрудника Кроликовой ввалились профессор Селезнёв, д.р. Поля и богомол Бергамот. Все трое были в прекрасном настроении.

– Алиса! Ну где тебя носит? Ты же знаешь, как обижается богомол! – не слишком сердито отчитал дочку Селезнёв. – Между прочим, ты, оказывается, права! Слуны прекрасно себя чувствуют в сепулькарии. Более того, они могут располагаться в пространстве, уже занятом сепульками, нисколько их не замечая – ну, и наоборот, естественно. Как же ты догадалась?
– Знаешь, пап, мне всегда казалось – у них есть что-то общее. А ещё я, кажется, начинаю понимать, откуда они попадают в наш хронопоток!

– Что ещё за слуны? – вдруг вмешался Ричард в беседу двух биологов. – Никаких слунов не существует! Я человек далёкий от ксенобиологии, но даже мне ведомо , что слунов нет, есть только сепульки, и то лишь при условии существования сепулькария.
– Позволь, позволь, – возразила Белла. – Ты всё, как обычно, перевернул вверх ногами. Наоборот, сепульки не существуют, а вот слуны преспокойно живут себе на Лон?.
– Всегда так делайте, – язвительно встряла Алиса. – Если разговор неприятный, переводите его на другую тему, и нет проблем.

Только теперь профессор проникся мрачной атмосферой, царившей в кабинете.

– Что здесь произошло? – прошептал он побледневшими губами, взирая на восковое лицо Темпеста, на дорожку, оставленную слезинкой на щеке его дочери…

В курс дела профессора ввёл Ричард.

– Дела… – выдавил директор Космозо.
– Коллизия, – промолвил д.р. Поля.
– Ты заложница, – совсем уж не к месту проскрипело марсианское насекомое.
– Что делать? Кто-то должен погибнуть, – резюмировала Белла.
– Интересно, что бы сказал Заратустра? – философски заметил Поля. У роботов нет эмоций. Разве что эмуляторы. А так им всё равно.

Ричард вскочил и заходил, заходил большими шагами по кабинету, бросаясь обрывками рубленых фраз:
– Да, это так. Но вот какой факт. Те миры были обречены. Всё равно были обречены. Погибнуть должны они.

Селезнёв слушал этот монолог в позе роденовского мыслителя.

Но вот он тоже поднялся и уверенно произнёс:
– Когда кто-то должен погибнуть, не должен погибнуть никто.
– Третье решение? – спросила дочь. В глазах её радугой вспыхнула надежда.
Dum spiro spero , – сказал профессор.
– Dum spiro… – беззвучно повторила девочка, и радуга погасла почему-то.

Смеркалось…

– Белла, а кто тебе сказал, что Footfate – герой Лиса – героя Footfate'а – и есть сам Footfate? – прервав тягостное молчанье, вдруг спрсила Алиса.
– Ты думаешь, я сама это придумала? – обиделась Белла. – Footfate сказал. Я встречалась с ним и раньше – инкогнито. Однажды он поделился со мной замыслом повести.
– А ты уверена, что он не лукавил? Может, у них всего-то и общего – ник?
– Но, Алиса! Ведь ты сама видела…
– Ну, видела. Así
чей же это был сон? – хитро улыбнулась Алиса.
– Какой ещё сон? – огрызнулась Белла. – Это всамделишная реальность.
– Да не об этом я! Я образно!

И тут Белла рассмеялась – так радостно рассмеялась, что сразу понятно: у человека с плеч гора свалилась.

– Какая же я глупая!
– Нет, Беллочка, это я глупая. Могла бы и раньше догадаться.

Примечание . Вот видите, как бывает? Рекурсия, чуть не приведшая к аннигиляции хронопотоков 1 и –1, возникла не в них, а в хронопотоке 0. Настоящий и выдуманный Footfate (а равно и Лис) замкнулись друг на друга через воображение Беллы, решившей, что оба они и впрямь тождественны своим персонажам. На самом деле, как впоследствии удалось показать одной из аспиранток Беллы, при подобных обстоятельствах возникновение субъектно-объектной рекурсии не противоречит лемме Петрова.

Кто сказал «хватит умничать?». Это вы умничаете, а я во встречном хронопотоке 😀

27-30 декабря 2003 г.
Редакция – январь 2008 г.

У нас 5 комментариев на запись “Молчанье Заратуштры”

Usted también puede expresar sus opiniones.

  1. 1 23.01.2008, Pinhead :

    А я подумал сперва, что это будет пьеса.

  2. 2 27.01.2008, Кошка_Шредингера :

    А можно восторг выразить? У вас великолепный стиль…

  3. 3 29.01.2008, Sovyonok :

    Мне тоже понравилось. :)

  4. 4 14.01.2014, Sordes Pilosus :

    “Я, право, не знаю, куда дочка профессора Селезнёва бежала на этот раз. Скорее всего, выгуливать марсианского богомола по кличке то ли Бегемол, то ли Богомот (простите, у меня никудышная память на имена)”.
    После этой фразы мне стал понятен Ваш скепсис по поводу “Ах, это же из другого рассказа”. Впредь буду рассказывать о том, о чём не имею понятия. Так веселее.
    Дочитал до сих пор:
    “В коридоре было сумрачно и пахло пригоревшим омлетом. Это вселяло надежду – как потом оказалось, напрасную”.
    Интрига убита… Я рыдаю над её трупом…

  5. 5 14.01.2014, Sordes Pilosus :

    Дочитал… Понял, что юмор на грани фола “не моё”.
    Хорошее такое произведение. Я вот от него прозрел чуть-чуть.

Deja un comentario

Вы должны войти , чтобы оставить комментарий.

Widget Tiempo de parpadeo Creado por East York contable