flash time widget created by East York bookkeeper
Only for myself |
2012 April 18, 2012

Just for yourself

Published: | Categories: News , Prose |

"But if you take the point of view of Magda, it is better not to help those in need. Anyway, they eventually all will die. "
Kir Bulychev. "Alice and sapphire crown."

- ... What's the range for today? What? Do not disassemble.

- Remove noise chchert!

- Calibration.

- Yes, I see your inputs.

- Getting Started ... Warning, the failure of the column four.

- There has been a "ku".

- "Qu" in the degree of "L", all together Lesch Clown! I have an allergy to you! When you start to do their job properly?

- Oh, my little queen of the underground spaces, as soon as my night watch matches with your protracted experiments, I swear ...

- Then one of us would not survive the night, Repetur.

- You're like Cleopatra ...

- So, rather already! Immediately stop the verbal galimatias in the air!

- Ivan Trofimovich, I warned you it would be absolutely intolerable. We had to postpone for tomorrow ...

- Postpone the showdown to more opportunities. I have six power units on the screen.

- Yeah, see, if we have the time of calibration is such a bias, I'm afraid to even imagine ... What's that?

- What's the matter, cruel boy, we have not yet reached even the settlement corridor? Hey, cruel boy, you do not want to talk to me?

- Repetur, damn you tear up, you are behaving worse than a child! Give group work quietly. We still have all your replicas and then cut from the final results.

- Excuse me, professor, but your assistant is always so serious. I'm just trying to relieve the tension.

- Do it after hours, please. In the meantime, we have four double on the old scale. Technical Service at least agreed with the Institute of past data?

- Of course, otherwise they would have a cannon shot did not let the car. You've seen them. Damn, terminators at work. I will never forget a face ...

- Alex, I think, and we lost the second unit?

- Let me see. And ... uh ... I do not understand. Perhaps struck circuit ... Nonsense now corrected ...

- Circuit? Wait, I have now in the Institute of Communications, they have some urgent message ...

- Hey, Few, cruel boy, maybe as long as a professor there and chat about something really important? About me, for example ... silent? ..

- Look, Repetur ... Alex, you can contact Magda?

- She ignores me.

- Alex, I'm serious, there is a connection?

- Not Now. And these do not see ... Oh, shit!

- Magdalene!

- Magdalene!

- Magdalene! Magda, answer! Magda, answer helm. Damn!

- Magdochka, Princess, do not scare me, where are you? If you hear us Reach legs to the post, wave your pen. Damn, damn, damn! You can even call itself a bad word ...

- Service Centre, you have something you can do? At least determine the channel? ..

- ...

- If only point of passage ... Though something?

- ...

- No, I'm afraid, it's useless. All we have lost it. The whole unit. Service Centre, to cut down energy. I will communicate with the Institute.

***

"... The successful completion of the expedition ..."

Alice crumpled the paper and threw it at the wall. Newspaper flowed colored blot, again took a rectangular shape, and continued:

"According to the organizers, four of the eight samples contain ..."

She abruptly jumped to an inflatable chair, one movement tore the paper from the wall and then roll it into a shapeless lump. This is her long slozhnosochetaemoe movement was reflected in the quenched telestene is now simply a mirror as if some element of performance in the competitions in rhythmic gymnastics. Alice noticed this corner of his eye. She wanted to repeat. One two Three. One two Three.

What thin there, lady in the mirror! "The wind blows, and I will bend. At first there, then back to back. " She leaned forward, back arched, skeptically watching him.

"Fffy!"

She again threw the newspaper, this time somewhere behind his back.

"... Carbon and nitrogen compounds. Uracil ... "

Oh, yes, her chemistry class today announced that it behaves and looks defiantly. What would it mean?

"No, what I behaved provocatively, I understand." She tore the paper from Telesto and began to roll it between your palms. "I strongly aroused the anger of the teacher." But it looks. She bevel mirror, eyeing her figure from head to toe.

- Hey, Paul, I need you! On urgent matters.

The robot rolled into the room in a minute, and Alice was ready to swear that he looked out of breath.

- What happened?

- Kindly tell me I look defiant? And so?

She lifted her leg back and took out his own neck to heel.

- I'm not able to give to this question is a comprehensive answer as lexical meaning of the word includes an emotional response in him, and I can not be subjective. I can analyze each of the four values ​​of the word and give the answer with a certain probability.

- Very good.

- To make the assumption that such an assessment was heard you in school, most likely, this means that your appearance does not meet the moral and ethical notions of the norm of the one who gave this assessment.

- Leave me. Value ask, knowing the answer?

- Obviously, the last question was rhetorical, - said the robot, and drove off on his own business.

Alice carefully smoothed the newspaper on the table. "... Now passes the ecliptic plane ..."

Overalls as coveralls. What causes it, it is interesting to know? Yes, tight, but that is convenient. Do not wear the same dresses! She sniffed again.

And then ...

"Here I am in the gym or in the pool with little or no personal, no one tells me that I look defiant." Master strange sometimes.

"... The Institute of Fundamental Sciences, Ivan Trofimovich Malatesta ..."

"Well, no, I never even in the life of the lashes do not make up, Natasha White, for example. What a fool I am, or what? And, most importantly, it's never the caller did not call ... "

"... The details of the incident. Director of the Institute of Time and did not give their comments, however, according to our data, there is a failure in the network of stations of deep geological soundings, which recently had been established, together with staff from the Department of Academician Petrov. Relatives Magdalene Dog have said they did not despair, and to have confidence in the joint team of specialists assembled immediately to neutralize the consequences of the accident. "

- What a news! - Alice said aloud. "It seems that some people need help."

***

She knew the professor and academician Petrov Malatesta, but Richard knew it much better. It is a long time did not respond to a call, and when answered, Alice realized that he is at home. He looked calm, collected, even businesslike. And yet, for some reason, I am sitting at home.

- Hello! - Said Alice. - I thought you were now working bezvylazno.

- Hello! News saw, right?

She nodded.

- To recognize where there is again landed our MD? And why do you not save her?

- I'm much more useful here.

- Interesting you order.

- The Institute is now too many people crowd, only hinder the work. With operational problems artist Petrov will cope without me. And I do analytics.

- Something really serious?

- Well, if you do not assume that all of the second network unit fell just a tar-Tarara, nothing ... I'm sorry - he stopped - Magda's your girlfriend, right?

- Something like that. Although she thinks I'm too young for her friendship.

- What can this be?

- According to her, the friendship - it is something like a joint thesis. A! - Alice waved her hand, all kind of showing how incorrigible discussed.

- So what are you naanaliziroval?

- Alice, you should understand that these things I can not discuss. Yes, to you and to what all the details.

- Look, you know, I will not leave you alone until you find out whether you will be able to save themselves, or Magda, you will need my help.

- That's just your help we do not have enough! - Richard threw up his hands. - Not only us one MD

- Richard, because I can not take your words to heart - she pointed her index fingers in your heart - the Institute of Fundamental Sciences to my questions may take more responsive. You do not think you are you, that I have friends there.

- Your blackmail makes me shivers of fear.

- Ah well ?! You think I'm kidding?! ... Well, come on, Richard, come on, you know me, just retell everything in general, so I at least did not worry unnecessarily.

- If I retell, you just come running to the Institute and do something silly.

- When did I do anything stupid, Come remind me, please ?!

- A year ago, when the stolen spaskab.

- Yes, but ...

- Remind you, than it is over then?

- Ukazivki your damned bureaucrats - not an argument.

- And the fact that as a result of the ban on the use and the subsequent dismantling of the full spaskabov we could not save our staff last winter - is the argument? What do you say after your antics Magdalene, remember?

- Magda Magda is ...! If you listen to it ... Ah! - Alice angrily waved again.

- In short, you take away my time. The one that is necessary for the organization of the rescue expedition.

- Well ... damn ... well, I promise I will not rush to the Institute that you would not tell me. I hope my words you still believe that?

- Well, if you really so worried ... - he glanced at his watch - jumped me in half an hour, I'm here to finish some calculations, and I can pay you fifteen or twenty minutes. At the same time though perekushu, and then in the morning I did not eat anything.

***

Alice visited Richard's home a couple of times, but only in passing. Now she had the opportunity to once again make sure that his life is not changed. He lived alone, except for a Yorkshire terrier and Chappy robot that of a terrier in the ground and was walking.

Richard Alice invited to the table, but there she did not want to. She watched as the owner arranges instruments inconsistent movements, and knew that this is quite rare to his landlord's duty to perform. It is unlikely that Richard had many guests. Alice planted on a fork smallest hamburger from those that lay on her plate and began to twirl it in front of his eyes. Chicken was like a small asteroid dead ahead. "The second board, a small charge barrage volley!" She leaned forward. Her lips closed on the shiny edge. Chicken has lost about a third of its mass. "The first bead, a small charge ..." She put a cutlet and looked at Richard, noticed his gaze.

- Good, - she nodded. - Polufar or "button"?

- "Buttons" - Richard smiled - an old recipe. Do you like burgers?

- Uh-huh. Only now it is not hungry.

- Come sometime to visit.

- Come, - she licked her lips with the remaining fat on them - so what about the MD?

Richard immediately frowned and began concentrating there, looking straight at the plate.

- Probably, it is necessary to explain in general terms - he said with his mouth full - what general network.

Alice pushed the tip of his index finger to his glass of juice. Richard nodded, picked up his glass and took a sip.

– Представь себе наш глобус, – он сложил длинные пальцы на манер шара. – А теперь представь сетку меридианов и параллелей на нем. Знаешь, его иногда так и изображают – одну сетку. Так вот… Сеть – это наблюдательные станции в узлах этой сетки.

– За чем они наблюдают?

– За Землей. Это геологические станции. Возникла идея иметь всегда полную и единую картину за всеми происходящими геологическими процессами, наподобие того, как мы имеем сеть погодных станций. Причем, эти станции, они связаны не только по поверхности, они соединены еще и… насквозь.

– То есть?

– Ну, они имеют системы наблюдения, способные просвечивать Землю насквозь и соединяться прямиком.

– По диаметру?

– По диаметру и по хордам. Ученым хватило того случая с землетрясением в Гонолулу прошлым летом, чтобы перестать, наконец, откладывать эту затею. Собственно, участок этой сети прокатывали вчера в Институте фундаментальных наук.

– Так, прекрасно, а Институт Времени тут при чем?

– Видишь ли, Алиса, – Ричард намотал несколько макаронин на вилку, – ученые же не могли просто так удовлетвориться одним прямым наблюдением и мониторингом. Им надо отслеживать, так сказать, в динамике. Поэтому они связались с нами. С нами, с Сиэтлом в Северной Америке, с Бразилией, с Южной Африкой…

- So what?

– Что, что… – он прожевал порцию макарон, – предложили помочь мониторить процесс в прошлое.

– Ага…

– Может, всё-таки доешь котлету?

– Ну вот, пожалуйста, – она запихала остатки котлеты в рот целиком, – фофолен?

- Yes. Первый, точечный эксперимент в Сиэтле прошел нормально. Тогда мы решили соединить два наших Института. И вот тут случилось непонятно что.

Алиса просто приподняла брови в немом вопросе, продолжая судорожно жевать.

– Мы с Институтом фундаментальных наук связаны системой оптронных и других кабелей, машину мы установили у них, а система управления и компьютер находится у нас. За процессом наблюдали два блока контроля. Наш – первый, второй блок – у них. Луч сети проходил только во втором блоке, потому что, собственно, это их епархия, а мы всего лишь занимались контролем темпоральных напряженностей, синхронизацией луча, обратной связью… короче, неважно. И вдруг, ни с того, ни с сего, мы теряем связь со вторым блоком. И наш Институт, и пост управления у геологов. Естественно, в первый момент все решили, что просто луч рассинхронизировался, вышел за контур, напряжение упало, да бог его знает что еще, но уж никак не то, что весь блок контроля затянет вместе с лучом невесть куда!

– То есть Магда теперь…

– В прошлом, скорее всего. Где именно – пока не установили. Но плохо не это. А то, что Магдалина, вместе со всем блоком может оказаться где угодно на линии луча.

– Ого! А линия проходит прямо через…

– Именно. То есть между нами, Сиэтлом и еще тридцатью двумя ближайшими станциями контроля.

- And what are the chances? After all, if it will be right inside the ...

- Chances are, fortunately. The stream was directed. That is, it is likely that the beam was intended ... somewhere ... to the point of one of the stations. But there turned out to be deep in the Earth.

- Already good. And what computers can not figure out where the point?

- Where and when Alice, do not forget. Where and when!

- Well, let him. Anyway, is it really such a difficult task, something with your resources?

- In fact, complex. But, to her at least to start, we need to understand what happened at all. No one could not have imagined anything like this.

- Well, there you will understand, and Mary Magdalene at the time ...

- Alice, do not worry! We have plenty of time. Once we determine the point where the beam is gone, we will send our employees and pull out it. We are from Seattle and colleagues.

- If you can not be too late by the time ... Well, Americans are saying?

- We immediately got in touch with them, naturally. Big Mountain said that they immediately began searching.

- Who? What? What mountain?

- More - Richard smiled - a nickname he is. Jack, a member of the Institute Sietlovskogo Time, PhD. He was an Indian, you know? Here is his name-calling and so. He is not offended.

- Why such a strange nickname?

- But he somehow we will be in Moscow, I'll show it to you, you immediately understand why - Richard chuckled.

- Okay, and you're a very busy what? Cutlets fry?

- If! To deal with the materials MD Given that I am in geology or in the tooth foot, then ...

- What the expert can not be put?

- No. Because he is an expert in geology, and we need to understand the connection of research with our immediate area.

- Can I take a look.

- As you wish - he shrugged - but ... no offense, but your girlfriend MD - Savant.

- It is now so intelligent call names of Doctor of Science?

- No, it is a syndrome - he tapped his forehead.

- Well, I'm telling you - name-calling.

- Given that it is the genius in a certain area, it is unlikely. Do you think a normal person would be able to what she was doing?

- Well, I know that she's a girl talented and hardworking, but I do sometimes miss.

- How do you know - did not argue Richard, heading to his office.

- Look, - he dumped in front of Alice pack of flexible PVC.

- Analysis of the experimental observations made during temporal travel, conclusions, four dozen scientific hypotheses, two proven theory ... It's all things past, but recent. - Richard muttered. - This is a fresh, directly connected to the network.

- What is it? - Alice asked in awe looking at the endless columns of figures.

- The results of observations, data network directly. She has managed to jot down on that basis some conclusions, that the calculations. All this is very interesting in terms of learning processes in the Earth's crust, but in case we need no clues I have not yet discovered. Now you're gone, I'll start to look further.

Alice looked at all these numbers and something they it is very, very vaguely resemble. As if it is somewhere saw something ... or ... no ... not likely.

- As you said? Savant?

- Yes, - Richard said thoughtfully. I thought he was back in full operation.

- Can I make a copy?

- Sure.

***

Since Alice has promised not to go to the Institute, so it was necessary to at least try to help with the search here. She herself all this data, of course, was not overcome. Yes and no data was. Somehow, her mind clung to the connection between these two things - behind bars with digital data and for this strange word "savant". Abnormal genius. She danced on it. "In fact, - says Alice - if you take all the friends and acquaintances, probably only one of them to some extent similar to Magda." It was, of course, ALISIN classmate Arkasha boots. What it gave her, Alice could not understand yet, but it was to him she went to work with a copy of the Magdalene.

He was, of course, busy, of course, unhappy that his tear, of course, it had to be for some time to persuade him to just look at what he brought. Perhaps any other he got rid to go to hell. Alice But he respected much more than the rest of peers. Maybe because it never occurred to her to teach him life.

He grabbed his freckled five fingers thick bundle, looked at the first few pages and threw a pack on the table.

- El-Gamal, - he grunted and turned back to the screen with their studies.

- What?

- I said, El-Gamal! - Annoyance repeated Arkady. - Bows, or Hansen Verheyen? Which one?

- Damn, Arkady, can you say a human ?!

- Which one gave you this?

- Nobody! None of them gave me this. Are you kidding me?

Arkady turned and stared in amazement at Alice.

- Then where is it you?

– Это, вообще-то, результаты, над которыми работала Магдалина Дог! Мне их дал Ричард Темпест из Института Времени.

На этот раз уже Аркаша промолвил:
– Чего? Что ты несешь, Алиса? Какие еще результаты? Это Эль-Гамаль, а знают его сейчас только три человека. Луков, Хансен и Верхейен. Потому что он давно не применяется. Алиса, это криптограмма по методу Эль-Гамаль!

– Ты бредишь? Какая еще криптограмма? Я понимаю, если бы я услышала подобное от Пашки. Но от тебя!.. Я же тебе объясняю, мне его дал…

– Послушай, – Аркаша встал, взял один из листов и терпеливо, словно ребенку стал втолковывать, тыкая пальцем в цифры, – это – Эль-Гамаль, криптосистема с открытым ключом, основанная на вычислении дискретных логарифмов в конечном поле.

– Но Ричард сказал…

– Значит твой Ричард – болван! – заключил Аркаша, как будто вывел доказательство простой теоремы.

– Погоди, а ты-то откуда знаешь этот самый… Эль- как его там?

– Эль-Гамаль, – Аркаша снял с полки маленькую потертую книжечку, – вот.

И вот тут Алиса вспомнила, где она видела подобные ряды!

– Я работал над одним изобретением, мне понадобилось, я изучил… Ну всё, Алиса, мне нужно продолжать.

– Как это всё?! Раз ты говоришь, что это шифр, это же всё меняет! Значит надо немедленно расшифровать его. Ты должен это сделать.

– Еще не хватало! У меня больше нет других занятий!

– Это важно, как ты не понимаешь?

– Ладно, ладно, через недельку заходи.

– Неделю?! Are you out of your mind? Ты понимаешь, что нам надо спасать человека?

– О, господи! – вздохнул Аркаша сокрушенно. – Какого еще человека?

– Как какого? Ты что, новости не смотришь? Да Магдалину же! Она пропала в результате аварии, ее несколько институтов по всему миру ищут. А это ее работы, и теперь ты говоришь, что это шифр.

– Хм, занятно, – он на мгновение задумался, – хорошо, а что ты намереваешься здесь найти?

– Подсказку. Где ее искать.

– Так, стоп, ты же говорила, что это авария…

– Знаешь, вот теперь я в этом совсем не уверена.

– Ладно, спасать так спасать. Полагаюсь на твою интуицию… Только я тебя умоляю…- он приложил пятерню к груди, – Пашке не говори!

– Заметано!

***

Весь оставшийся день Алиса занималась, в основном, тем, что пыталась так или иначе собрать новости о происходящем. Институты работали, научные сотрудники искали, изучали и вычисляли. Пока без всякого результата. Несколько раз Алиса порывалась сообщить Ричарду о своем открытии. Но удерживалась. Если уж Магдалина что-то нахимичила сама, то лучше сперва отыскать ее и поговорить, а то как бы хуже не сделать.

Вечером она не выдержала и сорвалась к Аркаше. Она застала его всё на том же месте, у компьютера, и с нарастающим возмущением поняла, глядя на экраны, что он опять занялся своими исследованиями.

– Ну мы же договаривались, Аркаша! – укоризненно воскликнула она.

– Вон твои материалы лежат, – флегматично отозвался тот.

– Что, уже?!

- Sure. Там ничего особо сложного нет, если знать, что перед тобой. Но, как я уже говорил, знают только трое.

– Теперь уже четверо, как выясняется.

– Мм… да, четверо.

– И ты даже не удосужился позвонить! Я тут места себе не нахожу.

– А толку-то? Я просмотрел расшифровку, ничего тебе это не даст.

– Поглядим.

– Гляди.

Алиса взяла в руки пачку оформленных Аркашей пластикатов. Черт возьми, это был сплошной научный текст из области геологии с вкраплением формул, описаний, таблиц. Никаких секретных планов, карт, тайных записок и заговоров. Похоже, Магдалина просто решила на время скрыть свои исследования от окружающих. Может, просто боялась плагиата кого-то из коллег, может, хотела всё еще раз перепроверить.

– Н-да, – Алиса разочарованно бросила пачку и опустилась на стул, – ничего.

– Я и говорю. Похоже, твоя интуиция тебя подвела.

– Но зачем так сложно? Зачем криптография? Да еще какая-то странная?

– Да ни зачем. Знаешь, я бы, может, тоже что-нибудь этакое сделал бы, буде понадобилось бы. Просто так, ради интереса.

Алиса покосилась на него. «Савант», – вспомнила она и усмехнулась.

– А о чем хоть ее работа?

– Ха, можно подумать, я знаю. Я биолог, а не геолог, разве ты до сих пор не в курсе?

– Совсем ничего не понял? Не поверю.

– Алиса, я не знаком даже с терминологией, какого черта я буду делать то, что заведомо не принесет никакого успеха?

Он помолчал, глядя на унылую Алису.

– Ну… она изучала какой-то разлом. Относительно недавний. Прошлого-позапрошлого века. So what?

– И где этот разлом?

– По-моему где-то между Аннаполисом и Балтимором. Восточное побережье. Таких исследований тьмы и тьмы и тьмы.

– Что ты там сказал по поводу моей интуиции… Хм. Кажется, я начинаю догадываться, какой будет следующий шаг.

Она заметно повеселела, схватила результаты расшифровки и, потрепав Аркашу по кудрявой шевелюре, вылетела на улицу.

Нет, конечно, можно было позвонить Коре… Только черта лысого полицейские разберутся со всеми этими научными секретами. У Алисы в голове сложилось сразу несколько вещей. Изобретения, Сиэтл, криптография, Восточное побережье… Она знает, к кому обратиться.

Алиса запустила поиск. ЮНЕСКО. ОКИ. Буква «Р». Нужной фамилии не было в списке. Что ж… Она набрала номер отдела.

На экране появилась миловидная темнокожая девушка с широкой улыбкой:
– Секретариат, я вас слушаю.

– Мне нужен Рихтер, – ответила Алиса, кусая губы. До конца она не была уверена, правильно ли поступает.

***

– Значит ты говоришь, она намеренно устроила аварию во время эксперимента?

– Ничего ТАКОГО я не говорю! Я не знаю, что произошло, и вот что у меня есть для продолжения поисков.

Рихтер мерял шагами небольшой кабинет. Для его длинных ног в джинсах и высоких кожаных мокасинах расстояния хватало ровно на три шага.

– Допустим. Я правильно понял, что вот это, – он покачал в воздухе увесистой пачкой, – зашифрованные почти никому не известным способом исследования пропавшей девушки?

- Yes.

– А вот это, – он потряс другой пачкой, – то же самое, только уже расшифрованное твоим одноклассником?

– Именно так.

– Дурдом! – заключил он и уселся в кресло.

– Ты уверена, что твой этот… друг, не ошибся?

– Абсолютно!

– Н-да, интересные у тебя друзья. Куда ни глянь…

– Понимаете, они в чем-то похожи. В смысле, психическом. Нет… о, господи, в хорошем смысле! Они оба – саванты.

– Они оба что?

– Ну, – Алиса помимо воли постучала пальцем по лбу, – синдром такой есть.

– ОК, ОК, ОК! I understood. Так чего ты хочешь от меня?

– Я хочу, – Алиса начала уже терять терпение, – чтобы вы помогли мне найти Магду.

– Вообще-то, это не совсем наш профиль, тем более, что в данном случае уже работают лучшие научные специалисты… Но-о… – остановил он ее жестом ладони, – если правда всё, что ты говоришь, то это дело стоит того, чтобы расставить в нем все точки над i.

– Искренне надеюсь, – промолвила Алиса печально, – что Магдалине это не повредит.

***

Рихтер вертел изображение так и эдак. Он уже наизусть знал все эти фото, но такой у него был стиль работы – ему надо было сперва долго вглядываться в своих клиентов (Отдел по Контролю за Изобретениями никогда не называл преступниками ученых, с которыми работал, только клиентами). Он старался понять, прочувствовать человека, его мотивы, что им движет. Биография, описания, характеристики и изображения, особенно объемные фотографии, не видео даже. Рихтер как бы окружал себя другим человеком со всех сторон. В этот раз никакого особенного старания и погружения не требовалось. Типаж был настолько ярким, что резало глаза. Он не для изучения даже смотрел на экран, он смотрел и в очередной раз поражался.

Дико было видеть, как люди иногда уродуют себя. Во что превращают. В первый момент, когда он увидел фотографию, он едва не вскрикнул. Он думал, что перед ним ребенок, что это какой-то жуткий фарс. Даже и сейчас, рассмотрев ее во всех подробностях, он дал бы этой девушке ну от силы шестнадцать. На самом деле, ей было восемнадцать, но похожа она была на костюмированного героя, сбежавшего прямиком с Хэллоуина.

Крошечная, худая как тростинка, в куцем платьице, которое даже десятилетняя девочка никогда не позволила бы на себя напялить, потрепанного вида круглые очки на пол-лица (интересно, когда в последний раз он видел человека в очках? двадцать лет назад? тридцать?), туфли на платформе в три пальца толщиной, да еще и на каблуках-шпильках, густая копна темных волос, которые никогда не знали, что такое нормальная женская прическа – такова была Магдалина Дог. И ладно бы еще она была уродливой, с какими-то физическими недостатками, чтобы такое с собой творить, так ведь нет. Самая обычная, симпатичная девушка. И что с того, что она была спортсменкой, если спорт ей был нужен исключительно, чтобы поддерживать свой сумасшедший образ жизни. Как наркотик.

Он потер лоб и покачал головой. В который уж раз. Перед ним была еще одна жертва повальной истерии последних лет среди молодежи, буквально помешанной на науке. Не то, чтобы он считал, что это было совсем уж плохо. Well no. У него не было никаких фобий на этот счет, и работу свою он выбрал вовсе не потому, что хотел кому-то там из ученого мира отомстить. Но когда он видел таких вот убивавших себя, лишавших нормальной жизни в судорожной гонке за открытиями, молодых людей, ему становилось невыносимо тошно от чувства собственного бессилия.

И если бы они убивали только самих себя при этом, было бы полбеды…

***

– Ну, наконец-то! Я уж думала, вы никогда не позвоните.

– Я же обещал, Алиса, держать тебя в курсе дела.

– Целых два дня прошло.

– А ты думаешь, так просто было разобраться в материалах этой твоей безумной подруги?

– Магда – никакая не безумная! Прекратите ее обзывать! Она добрая и честная, настоящий ученый.

– Вот это-то меня и пугает. Приезжай, мы кое-что накопали, я тебе покажу.

– Мне неоткуда приезжать, я стою под окнами вашей конторы.

– Надеюсь, ты не два дня там стоишь.

– Нет, две минуты. Пока с вами разговариваю. Но теперь я уже поднимаюсь.

– Как, однако, всё вовремя случается в последние дни, – буркнул Рихтер под нос, разрывая соединение.

Он задумчиво переложил материалы на столе и отхлебнул кофе из кружки. В последнее время он вообще чувствовал, что как-то быстро стал уставать. Похоже, пора в отпуск.

– Надеюсь, хоть вы расскажете что-то утешительное, – сказала Алиса, заходя в кабинет, – а то от всех прочих пока что никакого толку.

– Не знаю как на счет утешительного… Но занятное, безусловно. You'll like it.

– Выкладывайте, не тяните.

– Видишь ли, Алиса, от прочих нет толку, потому что они всё-таки научные организации, а мы не совсем.

– И?

– Ну, они не могут, скажем, влезть в чужой компьютер или изучить, что человек делал в Сети последние полгода-год… что там искал… и так далее.

– А вы соответственно… Впрочем, мы уже как-то говорили об этом. Я так понимаю, вы копались в личных файлах Магдалины.

- Of course. После того, как мы ознакомились поближе с этой… мм… довольно незаурядной личностью, такая необходимость возникла сама собой.

– Надеюсь, это дало хотя бы какой-то результат. Мне бы не хотелось потом оправдываться перед Магдой за то, что я стала причиной, что кто-то читал ее личные письма. Впрочем, боюсь, этого так и так не избежать.

Рихтер молча выложил на стол перед Алисой какой-то документ. С виду он был очень старый, это она поняла сразу, как только его увидела, на самой настоящей бумаге, с написанным текстом чернилами от руки. Она осторожно склонилась над ним.

– Не бойся, – успокоил Рихтер, – это факсимиле. Оригинал в архиве.

Алиса кивнула и взяла бумагу в руки.

– Узнаешь почерк?

Она быстро сверху-вниз просмотрела документ.

– Вы хотите сказать… Это писала Магда, да? Ну да. Почерк ее.

– А где ты могла видеть ее почерк?

– Ну, она часто черкала указания техслужбе на всяких обрывках, просто записи иногда делала. По ходу. Это ее почерк, точно. И подпись. DM Дог Магдалена. Только почему по-английски?

– В этом как раз ничего странного, учитывая, что документ найден недалеко от Балтимора.

– Балтимора?! Ну, конечно, она же исследовала какой-то разлом именно в этом месте. Ведь это документ из прошлого, так? Вы нашли ее?! Так почему мы еще сидим и болтаем с вами о почерках, когда давно пора посылать группу, чтобы вытащить ее?!

– Не так быстро, Алиса. Ты же не знаешь, где именно мы это нашли.

Она вопросительно взглянула на него.

– Видишь ли… – он покачался в кресле, как бы обдумывая свои слова, – документ находился в компьютере твоей подруги. Она его обнаружила примерно год назад. Все эти ее исследования в Мэриленде… В общем, занималась она там совсем не геологией.

– А чем же тогда?

– Понятия не имею. Не волнуйся, мы уже связались с Институтом Времени в Сиэтле, они в курсе.

– Я должна рассказать Ричарду.

– Не надо, он и так получит всю информацию от своих коллег. Наверное, уже получил.

– Подождите, я не могу понять, из-за того, что вы не знаете, что она исследовала, вы не собираетесь ее спасать?

– Я этого не говорил. Я только сказал, что мы не понимаем, что происходит. Ясно только, что она обнаружила что-то в прошлом, это что-то было как-то связано лично с ней, и с этого момента она всё время посвящала только изучению данных фактов. Точнее, артефактов.

– Аркаша сказал, что ее работа связана с геологией.

– Связана. Но не в обычном смысле.

– Черт побери, вы вообще собираетесь сделать хоть что-то, чтобы ее спасти?!

Рихтер пристально смотрел на носки собственных ботинок.

– Весь вопрос в том, нуждается ли она в спасении?

***

Через два дня Алиса поняла, что не может ни до кого дозвониться. Ричард не отвечал, в Институте Времени робот сообщал, что не может позвать никого из сотрудников, в Институте фундаментальных наук один из ассистентов уверял, что профессор Малатеста занят и не будет общаться. Рихтера же просто не было на месте, и никто не знал, куда он делся. Новости были о чем угодно, только не о Магде и ситуации с аварией в геологической сети. Подобное случилось в первый раз на памяти Алисы. Все как будто разом отключились и отказывались разговаривать.

«Не может же быть, что это из-за меня, – думала Алиса, – вряд ли они именно со мной не хотят говорить. Хотя проверить не мешает». К волнению за Магду примешалась какая-то странная тревога. Иррациональная, неизвестно за что, просто на пустом месте. Она решила еще раз попросить помощи у Аркаши.

Он работал на биостанции и приветствовал Алису как обычно сухо и коротко, не уделяя времени неконкретным разговорам. Правда, на счет Магды поинтересовался.

– Ну что, нашли, наконец, твою подругу?

– Нет. Потому я к тебе и пришла.

– До сих пор? – удивился Аркаша. – Это странно.

– Там у них в последнее время вообще что-то странное творится. Скажи, у тебя же есть знакомые в Институте фундаментальных наук?

– Алиса, знакомые, это у тебя. У меня – коллеги.

– Ах, извините! Это же ты один – большой ученый, а остальные просто погулять вышли.

Аркаша пожал плечами.

– Как тебе будет угодно.

Алиса поняла, что сейчас не самый удачный момент, чтобы обижаться.

– Ну ладно, Аркадий, сейчас не об этом речь. Я всего лишь хочу, чтобы ты спросил этих самых коллег, что там у них происходит.

– А с тобой они не разговаривают? – насмешливо спросил Аркаша.

– Вот именно!

Он поднял бровь. Потом пожал плечами.

– Что ж, значит так надо. Если нельзя ни с кем говорить, то нечего и спрашивать.

– Ну, Аркаша! Please! Ты же знаешь, что речь идет о жизни моей подруги. И твоего КОЛЛЕГИ, если уж на то пошло.

– Хорошо, я позвоню. Но настаивать не буду, так и знай. Просто спрошу и всё. Договорились?

– Договорились.

Он ушел в другую комнату к видеофону и какое-то время своими обычными короткими репликами что-то обсуждал. Алиса слышала только его скрипучий голос, но не могла разобрать смысла.
Он вернулся минуты через две и сел на диван. Вид у него был странно недоуменный.

– Ну, что там? Ты что-нибудь узнал?

– Узнал, но не могу сказать, что хоть что-то понимаю.

– Говори скорей!

– Из того, что я понял, ясно только, что произошла какая-то фундаментальная катастрофа. Она напрямую касается твоей подруги Магдалины, но каким именно образом, я не понимаю. Институт Времени уже прекратил свою работу. В Институте фундаментальных наук сейчас полный хаос.

Алиса растеряно посмотрела на Аркашу.

– То есть как – хаос?

Он развел руками.

– У меня спрашиваешь? Передаю, что слышал. Бред какой-то!

Он хмыкнул, нахмурился и задумчиво передвинул туда-сюда реактив по лабораторному столу.

– Думаешь, нам стоит поехать туда?

– Нас не пустят. Руководство приказало перекрыть вход. Собственно, а что это даст? Нам нужно поговорить с кем-то, а не бегать по коридорам.

– А Институт Времени?

– Там вообще никого нет.

– Этого просто быть не может! I do not believe. Я должна поехать и убедиться собственными глазами.

– Поезжай. Потом… позвони. Мне тут надо… кое-что доделать.

Вызов поймал Алису в полете. Это был Рихтер. Со своего личного браслета. На заднем плане Алиса с удивлением рассмотрела гладь лесного озера и небольшой лодочный причал.

– Я тут решил отдохнуть, знаешь ли, – как ни в чем не бывало сказал Рихтер, – дать себе небольшой отпуск.

– Рада за вас. Я надеялась, что вы мне поможете, но вы почему-то предпочитаете отдых.

– Хочу тебя пригласить к себе.

– Спасибо, но я занята. Мне надо еще найти свою подругу, а вокруг творится бог знает что, и мне приходится с этим разбираться.

– Заодно и поговорим, – добавил Рихтер.

– О чем? У вас есть какая-то информация о Магде?

– Собственно, сейчас это уже не имеет значения, но я же обещал тебе рассказать, что мы узнаем.

– Хорошо, – сказала Алиса, поворачивая флип, – в конце концов, это уже была какая-то конкретика, хотя тон Рихтера ей и не понравился.

***

Рихтер выбрал для своего отдыха север, а не юг. Его скромное одноэтажное бунгало скрывалось среди осинового леса, окружавшего зеркало почти идеально круглого озера севернее Сиэтла, почти на границе с Канадой. Ранняя осень слегка позолотила листву, но было еще довольно тепло и не дождливо. На деревянном настиле около воды стояло кресло-качалка, сделанное из причудливо изогнутых веток.

Алиса подошла к краю настила и посмотрела в воду. Легкий ветер создавал едва заметное волнение, но сквозь колышущуюся рябь всё равно проглядывало дно.

– Я знал, что рано или поздно всё этим кончится, – сказал Рихтер за спиной у Алисы.

– Вы о чем? – обернулась она.

– Все эти изобретатели… Впрочем, твою подругу трудно винить.

– В каком смысле? What happened to her?

– Она, конечно, весьма незаурядная особа, эта твоя Магдалина. То, что она провернула… Это… – он покачал головой.

Алиса решила просто подождать и послушать, что он скажет. Рихтер сунул руки в карманы и сделал несколько шагов вдоль берега, как бы приглашая ее пройтись. Она присоединилась.

– Вся эта история такова, что трудно даже понять, с чего именно ее начать. Потому что началась она, конечно, не с аварии. Ну, скажем так, однажды осенью 2001 года недалеко от Балтимора произошло землетрясение. Которое под чистую разрушило небольшой город. Город назывался Лаундейл и выжило на его обломках совсем немного народу. Точнее, одна единственная девушка. Странным во всей этой истории было то, что ни в каких соседних населенных пунктах никаких подземных толчков не было зарегистрировано. И эпицентр располагался подозрительно близко от поверхности. Досужие журналисты даже написали, что речь идет ни много, ни мало о неудачных испытаниях тектонического оружия. Которое, конечно, никто в глаза не видел, но…
Так вот, все эти материалы твоя подруга начала внимательно исследовать примерно за год до аварии.

– А какое это имеет отношение?…

– А такое, что координатам этого городка точно соответствовала одна из точек геологической сети в известном тебе эксперименте.

– То есть, вы хотите сказать…

– Я хочу сказать, что, судя по документам, это землетрясение было никаким не землетрясением. А последствием аварии при эксперименте.

- Can not be! Я не могу поверить, чтобы Магда могла организовать что-то подобное! Убить столько народу. Она мухи в жизни не обидела бы.

– Нет, ты всё не так понимаешь, Алиса. Она ничего не организовывала. Всё намного ХУЖЕ.

– Хуже? – удивленно переспросила Алиса.

– Именно, – Рихтер пнул ногой мелкий камешек на берегу. Камешек пролетел метров десять и с громким плеском приземлился в озеро, распугав круживших над поверхностью воды насекомых.

– Магдалина ничего не организовывала. Она действительно угодила в аварийную ситуацию и вместе с лучом действительно оказалась в прошлом, явившись невольным свидетелем гибели городка. Потому что, как ты сама уже, наверное, догадалась, единственной выжившей была именно она. Только она же не могла признаться местным, что пришелец из будущего, она нашла на обломках какие-то документы и взяла себе имя местной девушки. Так гласят исторические факты. Ты помнишь, я показывал тебе бумагу с образцом текста?

- Sure.

– Действительно, компьютер, подтвердил, что это ее почерк, но вот подпись там отнюдь не Дог Магдалина, как ты предположила. DM означает Дарья Моргендорффер, а эта девушка действительно проживала в Лаундейле до катастрофы.

– Так что в этом непоправимого? Да, конечно, сама катастрофа – это ужасно, но…

– Погоди, ты пока не улавливаешь еще всей ситуации. Скажи, тебя никогда не удивляло, почему твою подругу так странно зовут? Магдалина. Для москвички-то?

– Да мало ли…

– Для русской женщины это весьма редкое имя. А вот для немецкой…

– Что вы хотите сказать?

– Ну, видишь ли, мы подробно изучили биографию нашей героини, узнали всё о ее прошлом. Откуда она родом, корни, всё такое. Как обычно это делается в таких случаях. Странную историю с измененной фамилией.

– И что же?

– Ее предки переехали в Россию из Америки по политическим мотивам пятьдесят лет назад. Взяли себе фамилию Собачкины. А, НА САМОМ ДЕЛЕ, они Моргендорффер! Теперь до тебя доходит?!

В голове у Алисы всё как будто раздвоилось. Она чувствовала, что здесь какой-то жуткий подвох, но пока не понимала в чем он.

– Всё еще не поняла? Она сама себе мать!

– Нет, нет, это какое-то, какое-то… о боже мой!

– Ну, она, конечно, не в прямом смысле мать. Предок. В четвертом поколении. Но это принципиально дела не меняет.

– Кошмар какой-то! Я не могу поверить! Получается, она сейчас просто попала туда… и всё?.. Но ее же можно как-то, как-то… я не знаю.

– Ты слышала, что такое хроноклазм, Алиса?

Она кивнула. Конечно, она слышала, что это такое. Но, одно дело – слышать…

– Вот это и есть чистой воды хроноклазм. Петля времени. И если бы только этим всё ограничилось.

– Неужели может быть что-то хуже этого?!

Она поняла в этот момент, что уже второй раз задает себе этот вопрос.

– В том-то и дело! Пойдем-ка в дом, надо будет тебе показать кое-какие иллюстрации.

Большую часть первого этажа занимала одна комната с камином и огромным дощатым столом посередине. На неровной поверхности стола лежала скатерть из грубого материала. Рихтер порылся между кучей документов, которые были свалены на полках открытого шкафа в углу, и бросил попрек скатерти две длинные белые полосы распечаток.

– Это, – сказал он, разглаживая распечатки, – стенограмма эксперимента. Точнее, две параллельных записи. Сравни вот это и это места.

Алиса подошла к столу. Одна из распечаток была явно свежей, вторая выглядела какой-то жутко старой, измятой и сложенной во многих местах. Сверху значились фамилии: руководитель группы профессор И.Т.Малатеста, группа ассистентов В.Максимов, И.Максимова, Д.Руднев, Д.Оборин, старший ассистент Дог М., начальник смены техслужбы А. Репетур, два десятка фамилий техников. Дальше шли стенограммы всех диалогов и команд.

– Они же одинаковые. Подождите, так они и должны быть одинаковые. Откуда вообще эта вторая?

– Ты смотри вот сюда, – он карандашом обвел кружочек вокруг пляшущей звуковой диаграммы голосовой записи, – и вот сюда, – указал он аналогичное место на другой распечатке.

– Ну, это запись ее реплики. So what?

– Сравни здесь и здесь. Видишь зазор во времени?

– Микросекунда? So what?

- What? Не понимаешь? OK. Скажи-ка мне, Алиса, ты когда-нибудь встречала родителей Магдалины? Хотя бы видела их?

– Н-ну… Как-то не представлялось случая. Хотя…- как назло, она не могла вспомнить.

– Скорее всего, ты этого не помнишь.

– Нет, – покачала она головой, – не помню. Это так важно? Я вообще не понимаю, к чему это всё? Нам надо думать, как всё исправить, возможно, как-то полететь в прошлое, что-то изменить…

– Алиса, – покачал головой Рихтер, – ты так и не поняла. Сотрудники из Института Времени Сиэтла летали в прошлое, когда поняли, с чем они столкнулись. Чтобы пронаблюдать сам момент, оценить ситуацию. Так вот, никакого землетрясения не было, как и города Лаундейла нет, и никогда в окрестностях Балтимора не существовало. Он считается выдуманным.

– Я уже ничего не понимаю. Вы же только что говорили…

– Вот именно! Помнишь то письмо, которое я тебе показывал?

– Ну!

– Так вот, почерк там, конечно, тот. Но стилистически Магдалина Дог не могла написать этот текст. Компьютер проанализировал его и работы Магдалины. Текст, как ты помнишь, художественный. Это рассказ. Магдалина никогда в жизни не смогла бы написать такой рассказ.

– Моя голова сейчас разорвется!

– Я упомянул в начале, что твоя подруга – чрезвычайно незаурядная особа. Слишком незаурядная. Она обнаружила хроноклазм раньше всех. Она наткнулась на него, или можно сказать, она сама себя наткнула на него. Найдя письмо со своим собственным почерком в прошлом, обнаружив данные о странном землетрясении, она стала исследовать этот феномен, именно эти исследования и находились в зашифрованных текстах. И она нашла там… выход. Выход для себя из всей этой ситуации. Но только для себя.

Алиса смотрела на Рихтера заворожено, заметив, как изменился его голос.

- This second printing, and many other things, it was found after some research that it all represented, as geological, although in fact they were archaeological. In the very place where the second unit boomed, along with all the stuffing. She decided to take advantage of the situation. She simulated own extinction! That's where the delay in the transcript. She knew in advance how things will be, and she prepared an elaborate fake, write to seemingly nothing has changed for any of us. Thus, it is to rid yourself of the loop time, but ... at what cost! What price!

- So ... so she did not get back in time? But where is she then?

- Alice, I'm not a scientist ... I can only explain that he understand explanations of others. What is the time loop? This imaginary reality.

- I.e?

- Loop of time violates the principle of causality, which means that such events can not exist. They are imaginary. It is impossible to determine when they started, and when completed, the cause, and that the investigation, which means that they are not in the real world. We can observe them from as certain events, because at the time of the loop time as it is separated from the main line of development, and there is some time in parallel to us, but this is only in this parallel time as our universe, as if passing by the time coordinate, support it. And then this imaginary reality degenerates. Located within it is forced to disappear, although for us, watching from the side, for example, using a time machine, it will never disappear. But that is little consolation.
Поэтому любое событие, которое приводит к хроноклазму, к петле, отделяет ряд событий от основной линии и отправляет их в мнимую реальность. Вот что сделала Магдалина. Чтобы самой выйти из петли, она отправила ВСЕХ НАС в небытие!

– Этого не может быть!

– Алиса, в тот самый момент, как только она встала со своего кресла в блоке два и вышла из помещения, она создала огромный хроноклазм, в который оказались включены все, кто имел к ней хоть какое-то отношение. Алиса, ты не можешь вспомнить ее родителей, потому что если она не отправилась в прошлое, у нее и не могло быть никаких родителей! Но они же были. Как такое может быть в реальности? Такого быть не может. А это значит, что ты находишься в мнимой реальности. Поэтому наши временщики не обнаружили никакого Лаундейла и никакой катастрофы. Эта реальность уже начала вырождаться, она отделилась от основной линии, в которой осталась жить наша Магдалина Собачкина-Дог, или, правильней говоря, Моргендорффер.

КОНЕЦ.

Для тех, кто не в курсе, кто такая Магдалина Дог
http://alisa.romantiki.ru/?p=2025

Обсуждение тут

Leave a comment

Вы должны войти , чтобы оставить комментарий.

Flash Widget time Created by East York bookkeeper