22 июня 2006

Сердце дракона

Опубликовал: | рубрики: Новости , Творчество |

Автор: Андрей ака Одиночка

***

Авторское предисловие

Страх – неотъемлемая часть человеческой жизни. Кто-то боится темноты, кого-то ужасает мысль о неизбежности экзамена. Кто-то трепещет перед будущим. Но величайший страх для человека – потеря индивидуальности, своего «я», определяющего человека в мире.


Я не знаю, существовал ли когда-нибудь Монокосм или аналогичный ему объект. Был ли вообще реализован проект Ауреда. Может, это лишь неуемные фантазии. Но мне захотелось смоделировать ситуацию, когда все так и было. Этот рассказ начинает небольшой цикл произведений об Алисе Селезневой, которая оказалась на стыке интересов различных сил, в том числе наследника Монокосма. В общем, читайте, оценивайте.

Часть первая

НА ПОРОГЕ

– Нет! Нет и еще раз нет!!! Я категорически против посылки туда группы. Мы не сможем обеспечить надлежащую безопасность!

Высокий, сухопарый вестерианец нервно взмахнул руками, порывисто встал. Его оппонент, низенький, всего метр двадцать, ксеноархеолог корона Аби остался сидеть, глядя снизу вверх на вестерианца.

– Доцент Кайт, поймите, я не имел ввиду посылать группу просто так. Первыми, естественно пойдут роботы. Они разведают путь, и будут страховать наших ребят. Не волнуйтесь так, жертв никто не хочет. К тому же в группе будут «спецы» Милодара…

カイトは、クラウンの大きな丸い目鋭い視線を見つめて、周りに回転させました。
- あなたは、境界、親愛なる同僚を忘れてしまったように見えます! 彼らはアプローチに全滅させるときにすべてのあなたの "専門家"の価値は何になりますか?
皮肉上級講師は、最も根深い懐疑論者がうらやましいことができます。
クラウンは何も言いませんでした。

解決策は、巨大な細長い何かを暗く鋭い針の星の背景に巨大なホログラフィック画面です。 誰もすることができませんでした適切な定義をピックアップするようにそれは、何か。

何かが巨大な巻き貝の殻のように見えますが、唯一の距離から。 近く - いくつかのロボットは、境界を突破し、写真を撮ることができます - それは誰かの病気の想像力によって生成されたグロテスクな街に変わります。 つらら、テープ、クレーターと奇妙な、魅惑的なパターンの表面に形成されたクレーター。 たるみの図からなるとげメーターの山々をちりばめた透かし「塔」は、人の手に似ている - それはすべての銀河の美学と機能性の規範を無視するように見えました。

科学者自身かすれオブジェクトの目的について議論、その起源が、それは理論だけでした。

kosmoarheologovオブジェクトの中では黒龍の暗黙の名前でした。

だけナイーブはギャラクシーが十分に研究されていることを信じることができます。 はい、連盟は、ほぼ千年前から出回っている、しかし、だから何。 でも殴らパスの近くの星の自発的な流行に未登録の流星群から驚きのすべての種類が可能です。 だから船の艦隊無料検索も銀河パトロール数を上回ります。 知的生命は、極端な、謎に、知識を追求する傾向があります。 そして、毎年、より多くの船舶、乗組員といくつかの自動、他の人が長い検索に行きます。

有名Polugus Zemfirskyはそれらの一つであった「宇宙ストーカー。」 彼の船「オリンパス」の若い男として、彼は彼の名声と評判、そして貴重な情報科学をもたらした多くの遠征を行いました。 これは、後に銀河のリゾートと予備となったペネロペが、開いた人彼でした。 それは彼がどちらも複数の見つからない既存の基本ワンダラーズを、発見し、開かれた彼も少ない植物は絶対燃料を生産することでした。

しかし、時間の経過は、年齢は、その通行料を取り、少なく勇敢な宇宙飛行士は、橋の上に立って、容赦ないです。 この飛行は最後でした。 実際、Polugus Zemfirskyがあれば、若者に道を譲るための時間であるという考えに辞職されて。 しかし、運命親友の顔に - CROMインスペクタが介入し、検索のための許可を与えました。 最後の検索 - それは最も困難です。

時間によって船は夜でした。 淡色のライトは、沈黙が廊下に注ぎました。 でもエンジンは今、静かにかろうじて聞こえるうなりを動作します。 キャプテンZemfirskyを運ぶ見ます。 現代の船の本当の必要性よりも長い伝統を見ます。 繰り返し重複エレクトロニクス、より速く、より信頼できる人です。 しかし、それだけで、内蔵メモリ回路の狭い範囲内で動作することができます。

平和と静かな夜の時計は、反射とZemfirskyは喜んでそれらを甘やかさ船長に貢献しています。 彼は親友の小円に彼の出発を祝い、そして最終的に彼の母国Pilagá言語に戻ります華やかさなしに飛行を完了する方法を夢見ていました。

そこでは、カイSkaanomの下、彼は平和的に(キャプテンZemfirskyは、アーティストの魂であったが、彼はブラシと塗料なかったバラ園の世話、彼の割り当てられた日の残りの部分を生き、さらには最新の心理fantomatikiと - 「アイデアを描く」ための複雑な機器。まさに彼が栽培彼はバラで作られた絵、さらには新品種)と過去の冒険をリコールした彼の絵画、。

船の眠い沈黙に織り込まソフト信号ナビゲーションコンピューター。 船長はおなじみのルックリモコンをスキャンし、彼の目を開きました。 前衛スカウトで敏感な機器は、先に重力異常の見つけました。

いくつかの明確化を与えるために私たちの物語の実行を停止します。 船舶の航海とは対照的に、自由な探索時間の船は、ほぼすべての一般的なユークリッド空間で行われます。 控え彼らの動き自動スカウトスカウト、脳の奴隷船の。 ご自身の情報を蓄積して分析することで引き止め宇宙船。 彼は次のシステムに到達するために、ジャンプに入ると。

船長は、画面上のセーリング方向を召喚しました。 このシステムによればBKF-3415は、惑星や小惑星帯を持っていませんでした。 冷却領域の茶色のあばたと赤色矮星 - 全体の "建築材料は、「星に行ってきました。 そして異常、10.24 HT与え機器に応じて(gravitellurovを - 。宇宙における重力場の影響力の単位惑星地球空間上のHTの効果に相当する1)。 キャプテンは驚きで口笛と追加情報を要求しました。 はるか先8ユニバーサルスカウトの各カメラ、ドリル、センサーや分析装置のすべての種類を装備した研究プローブを、撃ちました。 8メートルの銀魚雷が目標に殺到し、スカウト、一方、電磁波の異なる帯域で画像を転送、ビデオを生きるようになりました。 Zemfirskyは肥大し、シンクに似た黒体を、成長の画面で見ていました。 キーパッドのライトがウインク - 脳が情報を受信します。

体は少し以上の10キロまで不明であった見事なバーストの最初の画面。 それは白色光2の広い爆発を開いた後。 残りのプローブは、攻撃ベクトルを残し、操縦します。 船長はスカウトが最大の増加を与えたカメラに切り替えました。 正体不明の宇宙物体(無料の検索エンジンの用語)白い花の爆発を点滅 - 彼はNGOの表面上のスレートは前に火花が毎秒銀プローブを点滅に気づいていました。

- すべてのプローブは、破壊される - 脳の無関心を報告しました。

ゴールデン秋はモスクワを捕獲しました。 彼女は静かに、静かになりました。 私は涼しい夜と明るい星、コオロギのセレナーデと友情の公園で緋色ナナカマドの発生となりました。 太陽の最後の光が街の上にキャストし、夕方には、ゴーゴリ大通りのカエデの葉は、純金の輝きました。

アリスは、窓の外を見ました。 ソフト "夜"光燃焼が点灯します。 ブルー夕暮れ雲の部屋。

アリスは、無意識のうちに夕暮れの魔法に屈し、それは彼女が自宅でアームチェアに座って、そして未知の海に運ぶスクーナー船のキャビンにされていないことを彼女に見えました。 でも軋みを談合、北東帆の擦れる音を吹き込みます。 そして夕日の最後の線が突然二エメラルドグリーンを破ります。 信念は、あなたが緑の光を見ることに成功した場合、それはあなたの人生は長く、幸せになることを意味し、あります。 しかし、誰もがそれを見ることができます。 白い羽の帆に緑色の光をスライドし、フラグに関して消灯します。

メロディアストリルテレビ電話は壊れやすい沈黙を破壊しました。 アリスは怒ってテレビ電話に歩いた後、首を横に振りました。 コー​​ラOrvatエージェント番号3地上波部門InterGpolaに呼び出されます。

委員銀河警察は専門家のグループで「シュヴァリエ」駅Milodar kosmoarheologicheskih研究に到着しました。 特に彼の訪問は誰も驚かなかった、誰もが操作「ブラックドラゴン」がInterGpolom制御されていることを知っていました。 ステーションは地上セクタの先頭自分自身だったの速度を驚かせます。 彼の会話に興味を持っていることをより少し3時間以上前に行われました。

Milodarが盛んに廊下の迷路を渡り、駅・アカデミー会員場のキャビンに突入ノックもせずに。 「専門家」は彼のかかとで続きます。
長官はすぐに攻撃しました。
- あなたは周囲を克服する方法があることを言いますか?

ビクターP.フィールド、名誉アカデミー会員ZAN(科学アカデミー地球)は、非常に知的で礼儀人でした。 彼の友人のどれも誓う、神が禁止、アカデミーは、彼の声を上げたことを忘れないでくださいしない、またはことができませんでした。 しかし、この種のすべての人々のように、ヴィクトルは、無意識のうちに他人から同様の動作を待っています。 そのため、積極的な圧力Milodaraは、コミッショナーが古い科学者を静めるためにほとんどの時間を失った原因と、ガード彼を突か。

上記の会話はより多くの何も、宇宙防衛の悪魔山盛りシステムほかならない周囲を貫通するためのさまざまなオプションを議論する「カーペットの上に「上司に来た学者フィールドとクラウンアビ、間に起こった、と物質の局所的な消滅を基に作用し、微細な「ブラックホール」の開始。 すでにこれはドラゴンのクリエイターが、科学者連盟より技術開発の非常に高いレベルを命名するという事実を示しています。

別の後に一つは、「サーチライト」を提唱したが、同じようにすぐに廃棄された - 誰もが人々を危険にさらすしたかったん。 彼らは、物体の表面に達した場合やロボットは、対象物への浸透はもちろんのこと、包括的な情報を提供することができませんでした。

ジャーナルを彼は、真の考古学者である、唯一の退屈から読み取るニューラルコンピューティングシステム、の - そして王冠は彼は最近「neyrotroniki紀要」の記事の目を引いたことを想起しました。 それは合理的と呼ばれる(そしてそれが書かれている - 「合理的」、科学者は人工知能が唯一の自然をエミュレートし、ロボットが人としての地位を実現することができませんことを発見したが)宇宙船「ガイアップ。」

クラウンは、ドッキングユニット入力し、ボード上のフィールドのこのアカデミー会員に語った、と3時間後に船Milodaromと「スイフト」「シュヴァリエ」を

コー​​ラアリスが質問の雪崩に倒さ。 教授Seleznevはどうですか? そして、彼の妻? 家族? そして、どのようにKosmozooにあるものは? どのような...

アリスは彼女が単純な質問でモノローグコーラに侵入するために管理した後、15分間続きました。
- 何が起こったのか?

:コーラは彼女のひどくファッショナブル "エルフ"ヘアスタイルposopelaを調整し、最終的に言った神経質に終わってしまいました
- 私たちはあなたの助けを必要としています。
- どのような、再びShkomerzdet?

アリスは眉をひそめ、これらの不愉快な思い出がありました。 コー​​ラは彼女の頭を横に振りました。
- いいえ、別の種類の状況。 しかし、私はビデオで話すことができません。 同意する場合は、シェレメーチエヴォ-4であなたが「滞在者」を待っています。 第八ドック。 時間を起動します。

画面には、ダングリングボンド、さよならも言わず、樹皮、出て行きました。

アリスは正確に3秒を疑問に思いました。 結局、明日は土曜日です。 週末には、具体的な計画はまだ、なぜ飛びません。 動物園での父アブラハム - 一度病気のすべてのシリウスクロダ、アリスの支援、彼は拒否しました。 だから... ...

アリスは(必要なジャンプスーツは、光のスーツになっている場合)バッテリーの充電レベルを確認し、赤いジャンプスーツを着ていた、私はフィールドワーカーと呼ばれるフリップにメモを書きました。

そっと夜空に突入オレンジ色のボールを輝く、シェレメチェボの宇宙港の方向に運び去られています。

「Stayers」は「宇宙のティークリッパー」と呼ばれていました。 クイック強力なエンジンを搭載し、速度のために大切なkosmoletchikamiです。 「Stayers "スタッフの公園プロンプト輸送を必要とするすべてのサービスを - 医師、救助隊員、銀河パトロール。 私は脇とInterGpol滞在していません。 KGBの後継者として、CIA、Kobeza(Kobez - スペースのセキュリティは、2012年から2069年まで存在していた)とキュートのこの種の他の企業、それが彼のチームのCOMPL」stayers」だけではなく、定期的に機械を完全に近代化を行っています。

暗闇の中で宇宙港は素晴らしい見えました。 限られた力場の真空領域を - ソフト銀色の光」は柱を開始」映えます。

「剣」軌道エレベーターにライトをウィンク。 船は上陸し、宇宙飛行士のために一日の時間がないため、毎分を脱ぎました。

オレンジが公式ターゲットからフリップダウン。 サイレントアリスは、船に勤務して過ごした小さな車室内に定住するのに役立った、催眠術師が含まれています。

「Stayers」InterGpolaは銀河の高速船でしたが、このために快適さを犠牲にしなければなりませんでした。 そのため、飛行の乗客は人工睡眠中に浸漬しました。

船二十二、ゼロ、ゼロで発売と、半時間後、コンステレーション・さんかくのベクトルから107パーセクでジャンプの長さに行ってきました。

コー​​ラOrvatはゲートウェイでアリスに会いました。 Без объяснений, потащила ее в свою каюту, бросила на стол вирткнигу (вирткнига – в конце двадцать первого–начале двадцать второго века портативное средство отображения аудиовизуальной информации и связи, своего рода, наследник современного ноутбука).
– Читай!

Было видно, что Кора не в духе. Алиса взяла книгу, открыла первую страницу. Книга сразу же затребовала пароль, папиллярную и голосовую идентификацию. Алиса удивленно взглянула на Кору. В обычной жизни ей не приходилось пользоваться системами ограничения доступа. Даже при работе в Космонете, использовались реальные имена, а не ники и пароли, как в старинном Интернете. Люди учились обходиться без лишних запретов и ограничений.

Кора коснулась пальцем страницы, произнесла:
– Служебный доступ. Максимальный уровень.

Страница заполнилась убористым текстом, перемежаемым анимированными иллюстрациями и схемами.
– Прочитай все, – сказала Кора. – Через час я приду и объясню твою задачу.
Она быстро вышла за дверь. Алиса осталась одна.

Через час Алиса знала все. Вернее то, что смогли узнать за год работы ученые и спецслужбы о Черном Драконе. Она внимательно рассматривала фотографии, таблицы спектрографического анализа. Читала сухие информативные строки отчетов и развернутые гипотезы, часто исключающие друг друга. Кора вернулась ровно через час.
– Ну как, все изучила?

Алиса кивнула.
– Хорошо. Тогда слушай вводную…
– Кора, – перебила девушку Алиса, – что произошло? Ты прямо сама не своя.
Агент Орват неопределенно дернула плечом.
– Пока ничего. И я молюсь всем известным богам, чтобы не произошло.
– Ты о чем?
– Ни о чем, – твердо произнесла Кора. – Я ничего не говорила, ты ничего не слышала сверх того, что нужно. Прошу тебя об одном, будь осторожна. Всегда и во всем. Обещаешь?

Алиса кивнула. Она по-прежнему не понимала странных намеков подруги. Но здесь нельзя идти напролом, здесь главное терпение. Все выясниться рано или поздно.

– Итак, ситуация такова. Нужно проникнуть внутрь Черного Дракона, предварительно преодолев Периметр. Обычные автоматы неспособны на это, а дистанционно управляемым мешают помехи. Единственным вариантом мы видим использование знакомого тебе корабля Гай-До.
– Гай-до? Вы что, собираетесь послать его туда?
Кора пожала плечами.
– Это решение Милодара.
– Но ведь он же живой! Понимаешь, Кора, он живой!! Он же почти как человек!
Алиса говорила негромко, размеренно, но каждое ее слово будто наливалось каменной тяжестью.
– Он же все понимает как человек. И боится…
Она умолкла на полуслове, затем взглянула Коре в глаза.
– Какие светлые глаза! – в памяти всплыла строчка из полузабытой детской книжки. Кора невольно поежилась.
– Я вам нужна, чтобы уговорить Гай-До лететь, так?

Она не спрашивала, она утверждала. И впервые в жизни агент Орват почувствовала, как ей тяжело сказать правду.

На каждом космическом корабле, на каждой станции существует два вида хронометров. Первый показывает эталонное солнечное время (соответствует времени Гринвича), по которому живут экипажи околоземных станций и баз Солнечной системы. По этому же времени ведется связь. Второй вид хронометров отсчитывает так называемое «зависимое» время, разное на каждом «борту». Соответственно и график дня разрабатывается в соответствии с зависимым временем. Такая система отсчета весьма удобна, так как на разных планетах различна длина суток, а в случае смешанных экипажей – еще и биологические предпочтения разных рас.
Зависимое время «Шевалье» опережало московское на сорок семь минут, поэтому, когда Алиса ступила на борт станции, все давно смотрели сны. Исключение составляли «эксперты» Милодара, сам комиссар и трое техников, налаживающих малый гравитационный телескоп, называемый «Комар», за его умение определять с высокой точностью материалы оболочки и внутреннюю структуру объектов по эху на площади в десять квадратных метров. «Комар» капризничал, техники вполголоса переругивались, Милодар с «экспертами» и Корой Орват корпели над своими, несомненно, жутко секретными планами. Поэтому никто не услышал легких шагов в коридоре, а силовой лифт работал беззвучно.

Алиса вошла в ангар. Несколько планетарных катеров, черные сигарообразные скауты, тяжелая туша «Бегемота» – катера с малой скоростью, но чрезвычайно мощной защитой. Гай-до стоял недалеко от стартового люка. Он так сильно отличался от того, каким его помнила Алиса, что она не сразу узнала кораблик. Корпус Гай-До сейчас опоясывали два толстых «бублика» из темного металла. Между ними сплетались, образовывая частую сетку, серебристые трубки. Двигатели по бокам прикрывали угловатые контейнеры, скошенные сверху. Нос корабля украшали два самых настоящих изогнутых рога. Но металлический блеск и четкость форм убеждали, что они перекочевали сюда не со шлема викинга, а из высокотехнологичной лаборатории.
– Здравствуй, Гай-До!
– Здравствуй, Алиса, – отозвался кораблик радостно. – Рад тебя видеть… А ты почему здесь?

Алиса тихонько вздохнула. Ну почему все взрослые считают своим святым долгом поинтересоваться, что здесь делает ребенок (ну ладно, подросток), кто его сюда пропустил и где его родители? Гай-До, при всех своих достоинствах, был не лишен некоторого тщеславия, считал себя взрослым и, естественно, вел себя как занудная тетушка.
– Кора попросила прилететь на станцию, чтобы поддержать тебя.
Алиса не сказала «уговорить», все было решено до нее, и Гай-До понимал это. Но кораблик нуждался в близком человеке, в друге. Ирия Гай не смогла прибыть на «Шевалье», хотя очень хотела.
– Спасибо, – тихо произнес разумный кораблик. – Это для меня очень важно.
Чтобы отвлечь кораблик от грустных мыслей, Алиса спросила его о назначении всего свежеустановленного оборудования, и Гай-До начал рассказывать. Все эти системы предназначались для обмана устройств наведения противокосмической обороны Дракона. Однако ученые расходились в оценках принципов работы этих устройств, и поэтому в качестве мер противодействия наворотили с полсотни различных генераторов помех, катапульт, выстреливающих тепловые и световые ловушки-приманки, «прожекторов» жесткого гамма-излучения, установок, создающих точную визуальную копию-голограмму, что-то еще.

Узнала Алиса и о том, как планируется заброска десанта. Первым пойдет Гай-до, отвлекая системы ПКО на себя, вслед за ним – три модуля с десантниками. Первый – универсальные роботы-разведчики, второй и третий – люди. Параллельно запускалась еще дюжина беспилотных машин и почти полсотни скаутов. Их задача состояла в том, чтобы банально перегрузить систему защиты. Ведь, как известно, любой механизм, любое устройство имеет свой лимит производительности. И в данном случае, этот лимит нужно было превысить.

Они разговаривали бы еще долго, но Гай-До спохватился, что «Алисочке надо спать». Алиса не спорила, пожелала кораблику спокойной ночи. Но, сделав несколько шагов, вернулась.
– Скажи Гай-До, а ты летишь с пилотом?
– Сначала хотели посадить пилота, – простодушно ответил кораблик. – Даже нашли подходящего по росту. Японец Такэда. Понимаешь, после установки всех этих «обманок» в кабине стало тесно. А Такэда невысокий, прямо как ты. Но потом отказались. Решили, что слишком опасно.
– Гай-До, миленький, – спросила Алиса самым сладким голосом, – а скафандр на месте?
– А то. Все на месте, все проверено. Скафандр, оружие, связь, аптечка – все в полном порядке. А с чего это тебя так заинтересовало? – подозрительно спросил Гай-До.
– Да так, просто интересно, – сказала Алиса, направляясь к выходу из ангара. – Спокойной ночи.

Операция «Прорыв» началась в девять тридцать по времени станции. Все, кто не был занят на вахтах и срочных работах, включали экраны. Милодар мудро рассудил, что шила в мешке все равно не утаишь, а записи переговоров потом проще объявить фальшивкой, чем напрягать персонал станции обысками и проверками.

Гай-До стартовал первым. Отошел от станции, притормозил, завис, поджидая десант-модули. Те, похожие на толстые и короткие шестигранные карандаши не замедлили появиться, и пристроились в хвост кораблику. Медленно, почти незаметно начали набор скорости.
– Внимание всем. Общая готовность.

Голос Милодара разнесся по конференц-залу «Шевалье», ставшему штабом оперативного управления на время операции.
– Фаза один – старт. Прикрытие – старт.

Из недр станции вырвались серебристые линзы катеров. Висящий в мегаметре патрульный крейсер «Сёгун» выпустил десять скаутов, потом еще десять, еще.
Юркие машины быстро выстроились в равнобедренный треугольник, катера заняли позицию в его центре, и группа рванулась к цели. К объекту они должны были подойти одновременно с десантной командой.

Черный Дракон рос на глазах. Камеры обеих групп работали в режиме трансляции. Зеленые визирные метки на экранах позволяли определить оставшееся расстояние. Десантная группа снизила скорость и вперед вырвалась группа прикрытия. Именно им предстояло сыграть первую скрипку.

Расстояние стремительно сокращалось. Километр, семьсот метров, четыреста… Четкий строй беспилотников сломался, машины брызнули в стороны, оставаясь, тем не менее, в пограничной зоне. Окутались сверкающими облачками дипольных отражателей и нырнули к самой поверхности Дракона, резко ускорившись.

На пультах вспыхнули россыпи зеленых огней – аппаратура сигнализировала, что операция идет по плану. На экранах было видно, что поверхность Дракона озаряют короткие тусклые вспышки – это трудились катера, выполняя роль бомбовозов – подрывали плазменные заряды, которые начисто глушили связь в широчайшем диапазоне электромагнитных волн. Скауты в свою очередь имитировали массовый прорыв глубоко в пространство противника.

Ослепительная точка вспыхнула на черном бархате экрана, развернулась слепящим цветком. Одновременно погас один из шестидесяти двух экранов, получающий информацию от группы прикрытия.
– Один готов, – прокомментировал Милодар. Склонился к микрофону.
– Фаза два – старт. Гай-до, идешь быстро, но так, чтобы десант не отстал.
– Понял, – коротко откликнулся кораблик.
На мониторах кругового обзора было видно, как несколько звездочек увеличили скорость.

アリスはSCAF最高の保護に詰め、操縦席に座っていました。 ワイドストラップはそれを保持十字。 ホーム画面でブラックドラゴンのシルエットの増加となりました。
厳密に言えば、彼の行動は、宇宙での仕事と絶対最小値へのリスクの減少を意味する「不名誉」と呼ば救助やkosmorazvedchikov、憲章の第十三項に大挙アリス全体チャータースペースの艦隊、安全性に違反しています。 しかし、以下ではヘビの水中を追跡するためのビューの隕石で4または5点ディップ上の任意の飛行の違反とみなすことができます。 私は、どのような場合には、そうは思いません。

ガイアップはもちろん、それに反対しました。 しかし、アリスは彼を説得するために管理しています。

音声ボートは思考から彼女を気を取ら。
- 周囲を一致させます。 突然の演習になり、アップバックル。

アリスは留め金に追加ベルトクリップをスナップ。 次の瞬間、船が左に鋭いジャンプをしました。 黒の容器の一つは、彼から分離し、側に航海していました。 彼は、スレート表面ふわふわ雷を走り、コンテナはモジュールをきっかけに行くとガイアップのレプリカになっています。 質量、電波の反射 - それは、すべての実体の効果を作成する特殊なホログラム発電ました。 特定のフィールドの重ね合わせは、完全な存在感を提供します。 「ダブル」は、独自の操縦を開始しました。

カバーは​​、その仕事をしました。 ガイアップは、軍隊を持つモジュールをリードし、危険領域をすり抜けるために管理し、今ドラゴンの表面上にあった、 "ロック"巨大と「塔」の間で操縦、広い黒いリボンの織り、ネットワークを介して自分の道を余儀なくされました。 彼が着陸する場所を探していました。

エンジニアは新しい検出システムの数十に塩基をガイ飽和が、打撃は、全く予想外でした。 ボード上の左、空には約キロ紫雷のコートに包まれた後エメラルドの火を、ヒット。 前例のない木のように数秒の空間に成長してきました。 雷が離れて「トランク」から急いで、もう一方は右の最初のモジュールに上陸しました。 彼は極端な条件で動作するように設計されていたが、彼は即座に、爆破しました。 爆発は、前方および下方ガイアップをリッピング残りのモジュールを散乱しました。 ガイアップにはジェット脆弱ボートのように彼を引っ張って、重力のベクトルを変更するには感じました。 彼は唯一のエンジンの向きをオンにする時間を持っていた、と彼は着陸の位置を取ったとき、できるだけ柔らかい表面との約束をする、惑星の運転で単一パルスを与えます。

コー​​ラは怒って激怒としてコントロールセンターに押し入りました。
- あなたがやりました!

Milodarはびっくりした表情をしました。
- それは何ですか? 今日は多くのことをやりました。
- あなたがそこに送られました! あなた...そして、私はあなたを助けました!
- エージェントOrvatは、コマンドの連鎖をたどる - Milodarは公式トーンに移動しました。 - すべての後は、エージェントInterGpolaです...
- はい、 - 私のエージェント - 私はコーラを叫びました。 しかし、エージェントの子供の原因に恥を引き出します!
- まず、子供が必要な専門知識を有し、第二に、それは、非標準のソリューションに可能であり、この場合には重要です。
- 第三とは何ですか? - 毒はコーラを尋ねました。
- はい、 - コミッショナー正確に言いました。 - しかし、許容範囲のレベルは、この情報には十分ではありません。

スポットライトは、同じようにサイレントエンジンを光りました。 植栽は「ヤット」で行いました。 移動の増加重力を補償するための強力な推進力、残りはショックです。

レイは、男は立ち上がって部屋の周りを走った50メートルの船からのきらびやかな半球を見つめていました。 彼は円を閉じ、上に移動しました。 すべてのこの時間は、アリスは、画面を凝視し、沈黙の中で座っていた - カメラがスポットライトを追いました。

ガイアップを報告しました:
- 予備的なデータ:地球の大気での重力 - プラス不活性ガスのフッ素の混合物、未接続、ドラゴンブロックラジオの目に見える表面はありません。 マイナス130℃の温度。 表面の化学組成 - 巨大な密度で洗練された金属 - 高分子化合物。 これは、重力が人為的に制御されているようです。 我々は洞窟にいます。 それのうち、私は表示されません。 すべての中に。

- あなたは飛ぶことができますか? - アリスは尋ねました。
ガイアップが一時停止し、その後、彼女は申し訳なさそうに言いました:
- 私はできません。 奇妙な何か。 エンジンはすべてのテストを実行しますが、実行されません。 かのように何かがそれらを保持しています。 他のすべてのデバイスが動作し、エンジン - いいえ。
アリスは、数々の安全ベルトのvyputyvayasを輸入しました。 ローズ。 彼女の左手首のzat​​eplilas黄色の火花で - 訴訟は準備のために試験しました。 緑 - 私は別のものを壊しました。 テストが正常に完了しました。
アリスはハッチに辞任しました。
- ガイアップは、私をしましょう​​。

ルークは移動しました。 船は言いました:
- 連絡を取り合います。 トラッカーは、私はあなたを見ていることでしょう切断されません。 Anblastがかかりましたか?
アリスはうなずきました。 麻酔ブラスターは、機器のスーツを定期的に設定されました。

アリスは最後の時間のために周りを見回したとドラゴンの黒い面を踏ん。 まず、彼女は半球に行ってきました。 スポットライトに彼女の方法をガイバックライト。 しかし、オブジェクトを取得することはできませんでした。 彼から5メートルは、アリスソフトが、非常に魅力的な力をプッシュし始めました。 安定した風と川の流れのように。
- まあ、 - アリスは言いました。 - あなたが起動したいですか、それは必要ありません。

彼女はガイアップと呼ばれ、簡単には浸透の失敗した試行について語りました。 それから彼女はそれが洞窟を探索し続けると述べました。 ガイは、洞窟の壁は、おそらく方法そこにある彼の援助固定構造違反に言いました。 Кораблик передал координаты этого места компьютеру скафандра, и на внутренней стороне шлема вспыхнули метки целеуказания.

До места со структурной аномалией Алиса добиралась почти час. За это время она успела придумать и отвергнуть полдюжины гипотез о назначении Черного Дракона вообще и столь обширного помещения в частности. Странное ощущение взгляда в спину возникло, когда она подошла к искомому месту, но почти сразу исчезло.
Алиса коснулась перчаткой стены, и та внезапно подалась внутрь, разошлась как мембрана. Алиса шагнула в открывшийся проем, и тут ее кольнуло острое чувство опасности. Она обернулась, но было уже поздно – мембрана стянулась, отрезая Алису от пещеры.

Анбласт, казалось, сам прыгнул в ладонь. Алиса надавила спуск. Золотой луч рванулся к мембране, но бессильно опал, погас. Алиса увеличила мощность до максимума, но энергии выстрела не хватило даже на то, чтобы немного оплавить стену. Ведь анбласты никогда не рассчитывались на большую мощность. Их задача не убить, а иммобилизовать цель.

Алиса опустила оружие и вызвала Гай-до. На его борту есть мощные ремонтные лазеры. Но вспыхнувший красный огонек показал, что связи нет. Стены экранировали все виды электромагнитных волн.

Тяжелое молчание висело в центре управления. Всем было ясно, что операция провалена. Спокойный вид сохранял лишь Милодар, но это давалось ему с огромным трудом. Из всех присутствующих только он и Кора знали истинное положение дел. Но у комиссара был еще один козырь в рукаве – в скафандре Алисы был вмонтирован маленький гравитационный маяк. Его удалось втиснуть в размер наперстка, правда, отказавшись от остальных функций вроде передачи биометрических параметров. Для этого требовалась система величиной с рояль. Ведь гравитационные передатчики оперируют с тончайшими флюктуациями энергетических полей, а для этого нужны огромные вычислительные мощности, что неизбежно сказывается на габаритах.
Поэтому комиссар периодически переключал свой экран, и смотрел, как на схеме, напоминающей очертания знаменитого критского лабиринта, теплится зеленая точка. Схема являла собой синтезированный компьютером «интерьер» Дракона, полученный на основе почти года гравитационного и тахионного сканирования.

Зеленая точка мигнула и исчезла. Комиссар не поверил собственным глазам и запросил подтверждения. Операционная система выдала его почти мгновенно. Милодар в сердцах грохнул кулаком по клавиатуре и выбежал из центра, не обращая внимания на удивленные взгляды диспетчеров и операторов.

Алиса немного успокоилась и огляделась. Длинный грот уходил в неизвестность. Что ж, как там, у древнего поэта:
– Но помните, что сидя на пороге,
Дорогу не найти к неведомым мирам…

Алиса сунула анбласт в кобуру, отрегулировала яркость и рассеивание луча нашлемного фонаря и зашагала вперед.

Грот был прямым как струна. Стены в мягких наплывах, с потолка свешиваются черные «сталактиты». Зато пол ровный, будто отполирован. Но идти не скользко. Алиса включила видеокамеру в шлеме – будет отчет по возвращении. О том, что она и не вернуться, Алиса не думала.

Тоннель сделал поворот, мембрана расслоилась, пропуская Алису. Та сделала шаг, и остановилась. Потому что за мембраной начинался тускло освещенный коридор, обычный коридор с серебристыми дверями по обе стороны. Свет давали узкие полосы вдоль самого пола.

Возле стены стояло несколько предметов, напоминающих маленькие копии египетских пирамид, только серо-стального цвета. Алиса на всякий случай прижалась к противоположной стене. Мало ли что.

Двери шли через равные промежутки в четыре метра. Серебристые, без ручек и датчиков. Возможно, последние были замаскированы, или же система базировалась на совершенно ином принципе. На некоторых дверях были надписи. Легкий, летящий шрифт напоминал рукописные тексты, курсив и арабскую вязь одновременно. Без лишних элементов и «хвостов», он был красив своей функциональной красотой. Но прочитать надписи Алиса не смогла, хотя встречались символы, похожие на кириллические. К сожалению, у нее не было приставки лингвистического анализатора, так что Алиса только сделала снимки надписей.

Двери она коснулась случайно. Серебристая поверхность дрогнула и растворилась, расползлась струйками дыма. Внутри зияла чернильная тьма, в которой таял даже луч фонаря. Алиса включила прибор ночного видения и перебрала несколько диапазонов. Тусклую вспышку она увидела в УФ-спектре. С периодом в четыре секунды загорался и гас пурпурный в этом диапазоне огонек.

Алиса протянула руку, дотрагиваясь до огонька. Пальцы свело легкой судорогой, как от слабого тока. А затем вспыхнул синий свет.

Пятиугольная комната была заполнена приборами непонятного назначения. У стен громоздились металлические, на вид, шкафы. Холодно блестели замысловатой формы инструменты. Они явно предназначались не для человеческих рук. На треугольном столе стояла какая-то конструкция из гнутых прозрачных трубок, черных шаров, величиной с грецкий орех, пересекающих друг друга плоскостей. На полу были осколки. Синий свет придавал всему оттенок нереальности. Словно видишь сон. Алиса медленно обошла «лабораторию».

Вторя дверь отреагировала на прикосновение точно так же. Вспыхнул свет. Это тоже была лаборатория, но приборы стояли другие. Между двумя черными столбами, упирающимися в потолок располагались два предмета метровой высоты, похожие на тюльпаны с сомкнутыми лепестками. Местный свет делал их густо-фиолетовыми. Вдоль стен стояли прозрачные емкости в человеческий рост. К ним вели шланги и провода. Все они были пусты.

В третьем комнате Алиса увидела стенд, на котором располагалась конструкция из нескольких черных зубчатых барабанов разного диаметра, нанизанных на одну ось. Барабаны медленно вращались.

На исходе второго часа Алиса присела передохнуть и подкрепиться. Во всех экспедиционных скафандрах есть емкости с горячим бульоном, чаем, соками, чтобы можно было перекусить на месте, не возвращаясь на базу.

Алиса потягивала бульон и пыталась найти ответ. Ответ не находился. Все происходящее противоречило элементарной логике. Зачем строить такую огромную станцию, создавать совершенную систему внешней защиты, чтобы потом вот так все бросить. Какие эксперименты здесь ставили, и главное – кто?

Алиса допила бульон. Вставать не хотелось. Ей надоели эти пустые помещения, освещенные мертвенным светом, надоели бессмысленные загадки Дракона. Усталость давила, не физическая, а моральная. Хотелось с кем-нибудь поговорить. Что ни говори, полное одиночество – страшная штука.

Усилием воли Алиса заставила себя встать. Последняя дверь была еще не обследована, а любопытства у Алисы хоть отбавляй.

Дверь, истаивающая дымом, густой ультрамариновый свет. Комната была гораздо меньше предыдущих, квадратная. Посреди ее в полутора метрах от пола висит светящееся оранжевым светом кольцо. Алиса подошла поближе. Кольцо диаметром сантиметров двадцать. Наверное, голографическая проекция…

Кольцо вспыхнуло, скачком меняя цвет на травянисто-зеленый, запульсировало. Алиса повернулась, чтобы поскорее покинуть комнату, и увидела, как дверной проем на глазах зарастает, будто процесс замерзания озера сняли и прокрутили с большей скоростью.

Кольцо последний раз вспыхнуло и рассыпалось на сияющие искры. На Алису обрушился удар гравитации, и возникло знакомое ощущение падения в бездну. Такое, какое бывает при путешествии во времени.

Часть вторая

ЗА ПОРОГОМ

Комиссар ИнтерГалактической полиции Милодар тихо сходил с ума. В одиночестве, сидя в своей каюте. Ситуация была действительно безвыходной. Да, он часто подставлял под удар своих агентов, чтобы в последний момент прибыть «на объект» во главе подразделения рейнджеров. Да, он был неразборчив в средствах, когда речь шла об угрозе Земле. Все это было, и Милодар давно смирился с критикой, убеждая себя и других, что такова специфика работы. Но сейчас…

Алиса ведь даже не состояла в агентурном активе. А галактических законов права никто не отменял, так что… Он мог говорить Коре, о том, что все под контролем, но себя то не убедишь. Комиссар был человеком своего времени, и, несмотря на цыганские корни, не умел врать самому себе.

Что-то легко зашелестело, по комнате прошелся ветерок. Комиссар поднял глаза. Напротив него стоял человек. Среднего роста, в иссиня-черном комбинезоне. На левой стороне груди ромбовидный знак со сложным внутренним узором. В черных глазах человека плавилась сила. Милодар с запозданием понял, кто перед ним.
– Здравствуй, Цезарь, – звучным голосом произнес человек в черном.
Милодар облизнул сухие губы.
– Ведьмак…

Отдел по отслеживанию идей в фантастических произведениях проявился в ЦРУ при Гувере. Десятью годами позже аналогичное подразделение родилось в недрах КГБ. Последующие спецслужбы пользовались наработками своих предшественников.
ВЕДЬМАК (Ведомство магии и колдовства) родился в 2064 году. Несмотря на претензионное название, поле работы ведомства лежало на переднем крае научной мысли. Паранормальные способности, расширение возможностей мозга и тела, физическая трансформация (позже эти разработки были переданы Институту биоформинга и Центру бионики), налаживание контактов с дельфинами – этими и другими проблемами занимался ВЕДЬМАК. Не стоит думать, что это современный аналог масонской ложи или тайного правительства. Ведомство преследовало цели научного познания мира, но шло своим путем. Разработки, после всесторонней проверки, передавались различным НИИ.

С галактической полицией ВЕДЬМАК стал работать после Контакта 2069 года. По мере расширения влияния Земли, расширялся и спектр задач ведомства. В настоящий момент оно формально числилось подразделением «АН» – альтернативной науки ИнтерГпола.

Среди наиболее известных разработок ВЕДЬМАКа был, в частности, семантический алфавит. Его особенность состояла в том, что информацию с листа бумаги мог воспринять любой разумный, причем независимо от знаний языков и даже умения читать (!).

Смысл текста передавался напрямую в мозг.

Например, брастак мог свободно читать поэму на суахили, а житель Марса – техническую документацию на чистейшем чумарозском. Правда, этот принцип был доступен только при чтении с пластпапира, заменившего бумагу активного пластика, или с вирткниги. При отображении записи на мониторе любой системы (от древних жидкокристаллических до современных голоров) терялся весь эффект, «смысловой иероглиф» превращался просто в замысловатую картинку.

Человек из ВЕДЬМАКа коротко улыбнулся.

– Вообще-то я думал, что ты помнишь мое имя, Цезарь.
– Помню, Габриэль, – глухо откликнулся комиссар. Ему было неуютно. Слишком много событий произошло за последнее время.
Комиссар постарался взять себя в руки.
– Что тебя привело на станцию, Габриэль?
Человек в черных одеждах щелкнул пальцами, опустился в выросшее из пола кресло.
– Твоя подопечная, – произнес он. – Мы давно наблюдаем за ней.
– Зачем это вам? – вырвалось у Милодара.
– Есть некоторые соображения, – ответил Габриэль. – Мы полагаем, что она как-то связана с Влиянием. Твоя подопечная сыграет решающую роль в скором времени. А ты ей поможешь. Здесь некоторые рекомендации Совета.

Габриэль вынул из кармана квадратик пластпапира с «семантическим иероглифом», щелчком послал его Милодару. Коротко улыбнулся и исчез. Только слабый ветерок прошелся по комнате.

Комиссар вытер вспотевший лоб, всмотрелся в иероглиф. Передача информации была почти мгновенной. Комиссар скомкал пластпапир, отправил его в утилизатор.

Падение замедлилось. Вспыхнул свет. Комната была почти такая же. Почти. Наличествовали два небольших пульта неясного назначения. Да и свет был обыкновенным, желтоватым, «солнечного» спектра.

Алиса шагнула к двери, и та послушно расслоилась, пропуская девочку. На периферии зрения возник зеленый огонек. Невероятно, но факт – анализатор скафандра показывал, что внешняя среда пригодна для жизни.

Однако Алиса пока не решилась снять шлем. Он вышла из комнаты, и мембрана стянулась за ее спиной.

Да-а-а. Вот такого поворота она не ожидала. Коридор был другой. Нет, если присмотреться, он был тот же самый. Но ярко освещенный. Но чистый, без позабытых контейнеров. Но обитаемый.

Алиса видела, как открылась дверь, и в коридор выскользнул псевогуманоид, похожий на человека вертикальным расположением тела и числом конечностей. Однако голова его напоминала голому муравья с длинными «антеннами», вместо кистей рук были клешни, и еще Алиса успела заметить суставчатый хвост.

Как будто скорпион решил погулять на задних конечностях.

Неожиданная картина заставила Алису замереть, и эта задержка стала роковой. Существо развернулось на сто восемьдесят градусов, сделало несколько быстрых шагов-скачков к Алисе. В наушниках, подключенных сейчас к внешним микрофонам, раздался скрип, – по-видимому, существо спрашивало, кто перед ним и откуда.

Негнущимися пальцами Алиса включила акустический переводчик. Пока тот задумчиво подгружал библиотеки негуманоидных языков (существо еще раз проскрипело), Алиса вдруг вспомнила, где ей приходилось видеть раньше представителя этой цивилизации. Третья планета системы Медуза. Грот-ловушка под поляной с зеркальными цветами. И пират Крыс, сбросивший свою синтетическую оболочку…

– Идентифицируй себя, существо!
Ровный голос переводчика вернул Алису к действительности.

– Я человек. Простите, где я нахожусь? – произнесла девочка, уже понимая всю глупость фразы. Ну нет еще в московских школах уроков по установлению контактов с другими цивилизациями. Не успели ввести в программу. そして、正当な理由のために。

Крокр смотрел на нее снизу вверх.
– Ты не сможешь помешать, – проскрипел он. – Тебе не дадут этого сделать законы времени. Ты не сможешь изменить то, что будет.

У Алисы перехватило дыхание. Она поняла, что действительно не сможет ничего изменить. Мысль, засевшая в голове, и терзавшая ее все время разговора, внезапно вспыхнула – Алиса поняла, что смущало ее в речи крокра. Тот ни разу не сказал «Я».

Она плохо помнила, как добралась до кабины времени. Очнулась она, когда мембрана входа затянулась за ее спиной. Световое кольцо вспыхнуло и рассыпалось на искры. Процесс переноса стартовал.

Световая полоса начиналась прямо в камере. Алиса поняла, что ей указывают путь. Скафандр загерметизировался автоматически.

Снова пустой коридор, контейнеры в виде египетских пирамид, тусклый свет. Огромная пещера, и серебристый желудь Гай-До. Алиса ввалилась в шлюзокамеру, почти упала в кресло.

– Старт!
Двигатели отозвались ревом.
– Дай связь. Гай-до. С комиссаром.

Передатчик заработал. Гай-до вызвал станцию. В эфире поднялась суматоха. Не выдержав, кораблик вклинился в систему связи и послал вызов на личный радиобраслет Милодара. Тот откликнулся мгновенно.
– Слушайте комиссар, и не перебивайте. Черный Дракон – это зародыш нового Монокосма. Его необходимо уничтожить. Еще есть время. Еще есть…

Милодар действовал быстро. Еще и потому, что подобный вариант развития событий предусмотрел и Совет ВЕДЬМАКа. Крейсера, вызванные им с Сириуса, финишировали двадцать минут назад, и были полностью готовы. Атака началась. Десять боевых космических машин, увеличивая скорость, ринулись к цели.

Гай-до шел длинными галсами, повторяя свой путь в обратном направлении. Он искал уцелевшие капсулы. Его чуткие датчики засекли «след» металла на бугристой поверхности Дракона. Мгновенно снизившись, он подхватил обе капсулы и включил двигатели на полную мощность. И вовремя – к поверхности ставшего почти кубическим Дракона уже неслись ядерные и аннигиляционные ракеты.

Но спустя секунду все изменилось. Куб Дракона окутался призрачным зеленоватым сиянием. С вершин куба ударили узкие злые лучи. Один чуть было не задел «Шевалье», а другой аккуратно срезал корму одного из крейсеров. Лучи погасли, и Дракон исчез. Без ярких визуальных эффектов и неизбежного при переходе гравитационного шторма. Ракеты, потеряв цель, ушли на самоликвидацию.

Алиса лежала в пилотском кресле. Очень хотелось спать. Вспышку уничтожаемых ракет она увидела перед тем, как провалилась в темноту.

На Землю Алиса вернулась в тот же день. Милодар настаивал на немедленном докладе и полном медицинском обследовании, но Алису спасла Кора. Ей девочка и рассказала все.

«Стайер» опустился на старт-поле Внуковского космодрома, когда затеплился рассвет. Флип уже висел у служебных ворот. Дома еще все спали. Алиса тихонько прошмыгнула в свою комнату. Душ привел ее в надлежащее состояние, но не сумел изгнать воспоминания. Слова крокра сидели в памяти как заноза. «Ты не сможешь изменить будущее. Не сможешь. Не сможешь!..»

Но исчезновение Дракона, вернее теперь Зародыша давало надежду. Монокосм испугался смерти. Значит, еще есть надежда. Тем более что она не одна – Кора все знает, и передаст Милодару и Карлу Крому.

Все, все, хватит об этом. Сейчас она немножко отдохнет, и полетит в Парк Дружбы. Аллею должны были уже восстановить.

Солнечные лучи вырвались из-за горизонта, позолотили Алисины короткие волосы. Жизнь продолжается, ведь правда?

Эпилог

ПОЛГОДА СПУСТЯ…

Жесткий свет Солнца лишь немного приглушался светофильтрами. Он казался ощутимо плотным, красноватым туманом. И на его фоне все предметы становились плоскими, словно вырезанными из черной плотной бумаги. Но троим, стоящим на верхней балюстраде сборочного цеха, свет не причинял неудобств. Под их ногами расстилалась огромная площадь, заполненная роботами, механизмами, транспортными лентами. Наметанный глаз выхватывал из общей картины корпуса строящихся кораблей.
– Ты уверен в выводах аналитиков?

Милодар задал этот вопрос, наверное, уже в сотый раз. Кром медленно кивнул.
– Остался след. По словам ученых «одномерная черная дыра», «струна». И ведет он…
– Знаю-знаю, в Треугольник.
– По этому вектору обнаружен объект класса «Сфера Дайсона». Вернее, не сам объект, а его излучение. Но астрономы категоричны в своих выкладках.

Габриэль Грехов молча слушал диалог двух руководителей спецслужб. Он знал, что скоро Галактика окажется на краю. А перешагнет ли последнюю черту – Грехов не мог сказать. Ведь энтропия не снимает свободы выбора. Она лишь задает вероятность событий. Степень их реализации. И только от носителя разума зависит, какой вариант станет объективной реальностью. Только от разума.

И орудием разума станет проект «Легион», начатый пять месяцев назад.

Габриэль прищурился, отыскивая взглядом корпус флагмана. Гигант километровой длины был почти закончен.

Грехов прикрыл глаза. Где-то там, в глубинах космоса набирал силу Монокосм-2. Но это было еще в будущем. Время еще есть. Время поразить Дракона в самое сердце. Перефразируя древнего мыслителя:
– Разумный, помоги себе сам.

コメントは受け付けていません。

時間ウィジェットはによってフラッシュを作成したイーストヨークの簿記係