This page has been translated from Russian
18 апреля 2012

רק בשביל עצמך

Опубликовал: | рубрики: Новости , Проза |

"אבל אם אתה לוקח את נקודת המבט של מגדה, עדיף שלא לעזור לנזקקים. בכל מקרה, הם סופו של דבר כולם ימותו. "
Кир Булычев. "אליס וכתר ספיר."

- ... מה הטווח להיום? מה? אין לפרק.

– Уберите помехи, ччерт!

- כיול.

– Да, вижу ваши вводные данные.

– Начинаем… Внимание, провал по графе четыре.

– Там был «ку».

– «Ку» в степени «Л», всё вместе Клоун Лёша! У меня уже аллергия на тебя! Когда ты начнешь делать свою работу как следует?

– О, моя маленькая королева подземных просторов, как только моя ночная вахта совпадет с твоими затянувшимися экспериментами, клянусь…

– Тогда один из нас не переживет этой ночи, Репетур.

– Ты словно Клеопатра…

– Так, довольно уже! Немедленно прекратите эту словесную galimatias в эфире!

– Иван Трофимович, я же вас предупреждала, это будет совершенно невыносимо. Надо было перенести на завтра…

– Отложим выяснение отношений до более удачного момента. У меня уже мощность шесть единиц на экране.

– Да, вижу, если у нас во время калибровки идет такой перекос, боюсь даже представить… Это еще что?

– В чем дело, злюка, мы пока не вышли даже в расчетный коридор? Э-эй, злюка, не хочешь со мной разговаривать?

– Репетур, черт вас дери, вы ведете себя хуже ребенка! Дайте группе спокойно работать. Нам еще потом все ваши реплики вырезать из окончательных результатов.

– Простите, профессор, но ваша ассистентка всегда так серьезна. Я просто пытаюсь снять напряжение.

– Делайте это в нерабочее время, пожалуйста. А пока у нас двойная четыре по старой шкале. Техническая служба хотя бы согласовала с Институтом прошлые данные?

– Конечно, иначе они бы нас на пушечный выстрел не подпустили к машине. Вы же их видели. Блин, терминаторы за работой. Никогда не забуду рожу одного…

– Алексей, мне кажется, или у нас пропал второй блок?

– Сейчас посмотрю. А…мм… не понимаю. Наверное, пробило контур… Ерунда, сейчас исправлю…

– Контур? Подождите, у меня сейчас Институт на связи, у них какое-то срочное сообщение…

– Э-эй, фью, злюка, может, пока профессора нет, поболтаем о чем-нибудь действительно важном? Обо мне, например… Молчишь?..

– Послушайте, Репетур… Алексей, вы можете связаться с Магдой?

– Она меня игнорирует.

– Алексей, я серьезно, связь есть?

– Сейчас… Нет. И данных не вижу… О, черт!

– Магдалина!

– Магдалина!

– Магдалина! Магда, ответь! Магда, ответь посту управления. Проклятье!

– Магдочка, принцесса, не пугай меня, где ты? Если слышишь нас, дойди ножками до поста, помаши ручкой. Черт, черт, черт! Можешь даже назвать самим плохим словом…

– Техслужба, вы что-нибудь можете сделать? Хотя бы определить канал?..

-…

– Хотя бы точку прохождения… Хоть что-то?

-…

– Нет, боюсь, это бесполезно. Всё, мы ее потеряли. Весь блок. Техслужба, вырубайте энергию. Я буду связываться с Институтом.

***

«…успешному окончанию экспедиции…»

Алиса скомкала газету и швырнула ее в стену. Газета растеклась цветной кляксой, вновь приняла прямоугольную форму и продолжила:

«По заявлению организаторов, четыре из восьми образцов содержат…»

Она рывком подпрыгнула с надувного кресла, одним движение отодрала газету от стены и снова скатала ее в бесформенный комок. Это ее длинное сложносочетаемое движение отразилось в погашенной телестене, являвшейся сейчас простым зеркалом, как будто какой-то элемент выступления на соревнованиях по художественной гимнастике. Алиса заметила это краем глаза. Ей захотелось повторить. Раз-два-три. Раз-два-три.

Какая тоненькая там, в зеркале особа! «Ветер подует, и я согнусь. Сначала туда, потом обратно, туда, обратно». Она наклонилась вперед, выгнулась назад, скептически наблюдая за собой.

«Фффы!»

Она снова швырнула газету, на этот раз куда-то за спину.

«…углеродных и азотистых смесей. Урацил…»

Ох, да, на уроке химии сегодня ей заявили, что она ведет себя и выглядит вызывающе. Чтобы бы это могло значить?

«Нет, то, что я вела себя вызывающе, я понимаю». Она отодрала газету от телестены и принялась катать ее между ладонями. «Я всячески вызывала на себя учительский гнев». Но вот выглядела. Она скосилась в зеркало, оглядывая свою фигуру с ног до головы.

– Эй, Поля, ты мне нужен! По СРОЧНОМУ вопросу.

Робот вкатился в комнату через минуту, и Алиса готова была поклясться, что вид у него был запыхавшийся.

– Что произошло?

– Будь добр, ответь мне, я выгляжу вызывающе? А так?

Она задрала ногу назад и достала пяткой до собственного затылка.

– Я не в состоянии дать на этот вопрос исчерпывающий ответ, так как лексическое значение этого слова предусматривает эмоциональную окраску в ответе на него, а я не могу быть субъективным. Я могу проанализировать каждое из четырех значений данного слова и выдать ответ с определенной долей вероятности.

– Очень хорошо.

– Сделав допущение, что подобная оценка была услышана тобой в школе, вероятней всего это означает, что твой внешний вид не соответствует морально-этическим понятиям о норме того, кто эту оценку давал.

– Оставь меня. Стоило ли спрашивать, зная ответ?

– Очевидно, последний вопрос был риторическим, – заметил робот и укатил по своим делам.

Алиса тщательно разгладила газету на столе. «…проходящий сейчас плоскость эклиптики…»

Комбинезон как комбинезон. Что в нем вызывающего, интересно знать? Ну да, плотно прилегает, но ведь удобно же. Не платьица же носить! Она снова фыркнула.

И потом…

«Вот когда я в спортзале или в бассейне практически без ничего, мне никто не говорит, что я выгляжу вызывающе». Учителя странные, порой.

«…Института фундаментальных наук Иван Трофимович Малатеста…»

«Нет, ну я даже ни разу в жизни ресницы не накрасила, как Наташа Белая, например. Что я дурочка, что ли? И, главное, её вот никогда вызывающей не называли…»

«… подробностей о происшествии. Директор Института Времени также не стал давать своих комментариев, однако, по нашим данным, имеет место авария в сети геологических станций глубокого зондажа, которая недавно была налажена, совместно с сотрудниками из отдела академика Петрова. Родственники Магдалины Дог уже заявили, что не отчаиваются, и всецело доверяют совместной команде специалистов, немедленно собранной для нейтрализации последствий аварии».

– Вот это новость! – сказала Алиса вслух. «Похоже, кое-кому понадобится помощь».

***

Она знала профессора Малатесту и академика Петрова, но Ричарда она знала гораздо лучше. Он долго не отвечал на звонок, а когда ответил, Алиса поняла, что он находится дома. Выглядел он спокойно, собрано, деловито даже. И при этом, почему-то сидел дома.

– Привет! – сказала Алиса. – Я думала ты сейчас на работе безвылазно.

– Привет! Новости видела, да?

Она кивнула.

– Признавайся, куда там опять угодила наша М.Д.? И почему ты ее не спасаешь?

– Я сейчас намного полезней здесь.

– Интересные у вас порядки.

– В Институте сейчас слишком много народу толпится, только мешают работе. С оперативными проблемами группа Петрова прекрасно справится и без меня. А я занимаюсь аналитикой.

– Что-то действительно серьезное?

– Ну, если не считать, что весь второй блок сети рухнул буквально в тар-тарары, то ничего… Извини, – он осекся, – Магда же твоя подруга, так ведь?

– Вроде того. Хотя она сама думает, что я еще слишком мала для ее дружбы.

– А что, так может быть?

– По ее мнению, дружба – это что-то типа совместной диссертации. А! – Алиса махнула рукой, всем видом показывая насколько неисправима обсуждаемая.

– Так что ты там наанализировал?

– Алиса, ты должна понимать, что такие вещи я обсуждать не могу. Да тебе и ни к чему все детали.

– Послушай, ты же знаешь, я не оставлю тебя в покое, пока не выясню, сумеете ли вы спасти Магду сами или вам понадобится моя помощь.

– Вот только твоей помощи нам и не хватало! – Ричард всплеснул руками. – Мало нам одной М.Д.

– Ричард, я ведь могу принять твои слова близко к сердцу, – она ткнула указательными пальцами в свое сердце, – в Институте фундаментальных наук к моим вопросам могут отнестись более отзывчиво. Не думаешь же ты, что у меня нет там знакомых.

– Твой шантаж заставляет меня ежится от страха.

– Ах, так?! По-твоему, я шучу?!… Ну ладно тебе, Ричард, перестань, ты же меня знаешь, просто перескажи всё в общих чертах, чтобы я хотя бы не переживала понапрасну.

– Если я перескажу, ты точно примчишься в Институт и наделаешь глупостей.

– Когда это я делала глупости, ну-ка напомни мне, пожалуйста?!

– Год назад, когда украла спаскаб.

– Да, но…

– Напомнить тебе, чем это тогда закончилось?

– Указивки ваших проклятых бюрократов – не аргумент.

– А то, что в результате запрета на использование и последующего полного демонтажа спаскабов мы не смогли спасти нашего сотрудника прошлой зимой – это аргумент? Что тебе сказала Магдалина после твоей выходки, помнишь?

– Магда… это Магда! Если ее слушать… Ах! – Алиса снова досадливо махнула рукой.

– Короче говоря, ты отнимаешь у меня время. То самое, которое необходимо для организации спасательной экспедиции.

– Ну ладно… черт… хорошо, я обещаю, что не помчусь в Институт, что бы ты мне не рассказал. Надеюсь, моему слову ты всё еще веришь?

– Ну, если ты впрямь так волнуешься… – он покосился на часы, – подскочи ко мне через полчаса, я тут закончу кое-какие расчеты и смогу уделить тебе минут пятнадцать-двадцать. Заодно хоть перекушу, а то с утра ничего не ел.

***

Алиса бывала у Ричарда дома пару раз, но мимоходом. Теперь же она получила возможность в очередной раз убедиться, что в его жизни ничего не менялось. Он жил один, если не считать йоркширского терьера Чаппи и робота, который этого терьера в основном и выгуливал.

ריצ'רד אליס הוזמנה לשולחן, אבל יש לה לא רציתי. היא צפתה כבעלים מארגן מכשירים תנועות עולות בקנה אחד, וידעה שזה די נדיר לחובתו של בעל הבית שלו לבצע. אין זה סביר כי היה לי ריצ'רד אורחים רבים. אליס נטועה על המבורגר קטן מזלג מאלה ששכבו על הצלחת שלה והחלו לסובב אותו מול עיניו. עוף היה כמו מת אסטרואיד קטן קדימה. "הלוח השני, מטח תשלום קטן הגבהות!" היא נשענה קדימה. שפתיה סגורה בקצה המבריק. עוף איבד כשליש מהמסה שלו. "חרוז הראשון, תשלום קטן ..." היא הניחה את קציצות והסתכלה על ריצ'רד, הבחינה במבטו.

- טוב, - היא הינהנה. - Polufar או "כפתור"?

- "כפתורים" - ריצ'רד חייכו - מתכון ישן. האם אתה אוהב המבורגרים?

- אה הא. רק עכשיו זה לא רעב.

- בואו לבקר מתישהו.

- בואו, - היא ליקקה את שפתיה בשומן שנותר עליהם - אז מה על MD?

ריצ'רד קימט את מצחו באופן מיידי והחל להתרכז שם, מביט ישר בצלחת.

- כנראה, יש צורך להסביר באופן כללי - הוא אמר בפה המלא - מה שהרשת כללית.

אליס דחפה את קצה אצבעו לכוס המיץ שלו. ריצ'רד הנהן, הרים את הכוס שלו ולגם.

- תארו לעצמכם העולם שלנו - הוא קיפל את אצבעותיו הארוכות על עולם האופנה. - ועכשיו לדמיין רשת של קווי אורך ורוחב על זה. אתה יודע, לפעמים זה מצטייר ו-- רשת אחת. אז ... רשת - היא התבוננות תחנות בצומת של הרשת.

- בשביל מה הם צופים?

- לארץ. תחנה גיאולוגית זה. הרעיון הוא תמיד יש תמונה של כל התהליכים הגיאולוגיים המתרחשים שלמה ומאוחדת, כמו אחד שיש לנו רשת של תחנות מזג אוויר. יתר על כן, תחנות אלו קשורות לא רק על פני השטח, הם מחוברים גם ... דרך.

- קרי?

- ובכן, יש להם מערכת מעקב שיכול לזרוח דרך הארץ ולהתחבר ישירות.

- על פי הקוטר?

- קוטר ולאורך האקורדים. מדענים מספיק במקרה של רעידת האדמה בהונולולו בקיץ שעבר להפסיק, סוף סוף, לדחות מיזם זה. למעשה, האתר של הרשת התגלגל אתמול במכון למדעי יסוד.

- אז, גם, ומכון הזמן לעשות עם זה?

- אתה רואה, אליס - ריצ'רד הסתחרר כמה מקרוני על מזלג - המדענים לא יכולים פשוט להסתפק בפיקוח וניטור ישיר. הם צריכים לעקוב אחר, אם אפשר לומר כך, בדינמיקה. אז הם פנו אלינו. איתנו, עם סיאטל בצפון אמריקה, עם ברזיל, דרום אפריקה ...

- אז מה?

- מה זה ... - הוא לעס חלק מפסטה - הציע לעזור לפקח על התהליך בעבר.

- כן ...

- אולי עדיין doesh קציצות?

- ובכן, כאן אתה - היא דחפה את השרידים של המבורגרים בכל הפה שלך - fofolen?

- כן. הנקודה הראשונה הניסוי היה רגילה בסיאטל. אז החלטנו לשלב בין שני של המכון שלנו. והנה זה לא ברור מה קרה.

אליס הרימה את גבותיה בשאלה אילמת, ממשיכה ללעוס בטירוף.

- אנחנו עם המכון למדעי יסוד הקשורים מערכות optronic וכבלים אחרים, המכונית שמצאנו אותם, ומערכת הבקרה, והמחשב הוא איתנו. בתהליך של הצפייה יחידת שתי שליטה. הראשון, היחידה שנייה - - עליהם. רשת ריי החזיקה רק ביחידה השנייה, כי, למעשה, זה המחוז שלהם, ואנחנו פשוט עושים את השליטה הזמנית של המתח, משוב קרן סנכרון ... טוב, לא חשוב. ופתאום, בלי שום סיבה, בלי שום סיבה, אנחנו מאבדים קשר עם היחידה השנייה. והמכון שלנו, וליד ההגה של גיאולוגים. באופן טבעי, בפעם הראשונה, כולם הסכימו שdesync קרן, הלך מעבר לטיפי מתח המעגל, אבל אלוהים יודע מה עוד, אבל בהחלט לא משהו שיהיה להדק את כל יחידת השליטה יחד עם הקרן יודע איפה!

- כלומר מגדה עכשיו ...

- בעבר, סביר להניח. איפה בדיוק - עדיין לא הוקם. אבל זה לא רע. והעובדה שמגדלנה, יחד עם כל היחידה יכולה להיות בכל מקום על קורה הקו.

- וואו! קו פועל דרך ...

- בדיוק. כי בינינו, סיאטל ושלושים שתי תחנות ניטור הקרובות ביותר.

- ומה הסיכוי? אחרי הכל, אם זה יהיה ממש בתוך ...

- רוב הסיכויים הם, למרבה המזל. הזרם הופנה. כלומר, סביר להניח כי הקרן נועדה ... איפשהו ... לנקודת אחת מהתחנות. אבל יש התברר להיות עמוק באדמה.

- טוב כבר. ומה מחשבים לא יכול להבין איפה הנקודה?

- היכן ומתי אליס, אל תשכח. איפה ומתי!

- ובכן, תן לו. בכל מקרה, זה באמת משימה קשה, משהו עם המשאבים שלך?

- למעשה, מורכב. אבל, אליה לפחות להתחיל, אנחנו צריכים להבין את מה שקרו בכל. אף אחד לא יכול היה לדמיין דבר כזה.

- ובכן, יש לך תבין, ומריה מגדלנה בזמן ...

- אליס, אל תדאגו! יש לנו המון זמן. ברגע שאנו קובעים את הנקודה שבה הקרן היא נעלמה, ואנו שולחים את העובדים שלנו ולמשוך אותו החוצה. אנחנו מסיאטל ועמיתים לעבודה.

- אם אתה לא יכול להיות מאוחר מדי על ידי הזמן ... ובכן, אמריקאים אומרים?

- אנחנו מייד יצרנו קשר עימם, באופן טבעי. ההר גדול אמר שהם החלו מייד בחיפוש.

- מי? מה? מה הר?

- עוד - ריצ'רד חייך - כינוי שהוא. ג'ק, חבר במכון Sietlovskogo הזמן, עבודת דוקטורט. הוא היה הודי, אתה יודע? הנה השמות הגנאי וכך. הוא לא נעלב.

- למה כינוי כזה מוזר?

- אבל הוא איכשהו נהיה במוסקבה, אני אראה לך את זה, אתה מייד מבין למה - ריצ'רד גיחך.

- אוקיי, ואתה עסוק מאוד מה? מטגנים קציצות?

- אם! כדי להתמודד עם MD החומרים בהתחשב בכך שאני בגיאולוגיה או ברגל שן, אז ...

- מה המומחה לא ניתן לשים?

- מס ' משום שהוא מומחה בגיאולוגיה, ואנחנו צריכים להבין את הקשר של מחקר עם האזור המיידי שלנו.

- האם אני יכול להעיף מבט.

- כרצונך - הוא משך בכתפיו - אבל ... אין עבירה, אבל החברה שלך MD - Savant.

- עכשיו זה שמות שיחה כל כך אינטליגנטיים של דוקטור למדע?

- לא, זה תסמונת - הוא טפח על מצחו.

- ובכן, אני אומר לך - שם גנאי.

- בהתחשב בכך שזה הגאון בתחום מסוים, אין זה סביר. האם אתה חושב שאדם נורמלי יוכל מה היא עושה?

- ובכן, אני יודע שהיא בחורה מוכשרת וחרוצה, אבל לפעמים אני מתגעגע.

- איך אתה יודע - לא טענת ריצ'רד, בדרך למשרדו.

- תראה, - הוא זרק מול חבילת אליס של PVC גמיש.

- ניתוח של התצפיות הניסיוניות שנעשו במהלך נסיעה, מסקנות זמניות, ארבעה עשר השערות מדעיות, שתי תאוריה מוכחת ... זה כל הדברים שעברו, אבל האחרון. - ריצ'רד מלמל. - זה הוא טרי, מחובר ישירות לרשת.

- מה זה? - אליס ביקשה ביראה מסתכלת על הטורים האינסופיים של מספרים.

- התוצאות של תצפיות, רשת נתונים ישירות. היא הצליחה לרשום על בסיס זה כמה מסקנות, שהחישובים. כל זה מעניין מאוד במונחים של תהליכי למידה בקרום כדור הארץ, אבל במקרה שאנחנו לא צריכים רמזים אני עדיין לא גיליתי. עכשיו אתה נעלם, אני אתחיל לחפש עוד.

אליס הסתכלה על כל מספרים ומשהו שהם זה מאוד, מאוד במעורפל הוא דומה לאלה. כאילו הוא איפשהו ראה משהו ... או ... לא ... לא סביר.

- כמו שאמרת? Savant?

- כן, - אמר ריצ'רד מהורהר. חשבתי שהוא חזר לפעול באופן מלא.

- האם אני יכול ליצור עותק?

- בטח.

***

מאז אליס הבטיחה לא ללכת למכון, ולכן היה צורך לפחות לנסות לעזור עם החיפוש כאן. היא עצמה את כל הנתונים, כמובן, לא היה להתגבר. כן ולא נתונים היו. איכשהו, את דעתה נצמדה לחיבור בין שני הדברים האלה - מאחורי הסורג ובריח עם נתונים דיגיטליים ולמילה מוזרה הזאת "גאון". גאון לא נורמלי. היא רקדה עליו. "למעשה, - אומרת אליס - אם אתה לוקח את כל החברים והמכרים, כנראה רק אחד מהם לכמה דומה למגדה מידה." היה זה, כמובן, מגפי Arkasha כיתה ALISIN. מה זה נתן לה, אליס לא הבינה עדיין, אבל זה היה לו שהיא הלכה לעבודה עם עותק של מגדלנה.

הוא היה, כמובן, עסוק, כמובן, אומלל שהדמעה שלו, כמובן, זה היה צריך להיות לקצת זמן כדי לשכנע אותו רק כדי להסתכל על מה שהוא הביא. אולי אחרים הוא נפטר ללכת לעזאזל. אליס אבל הוא כיבד הרבה יותר משאר בני גילם. אולי בגלל זה אף פעם לא עלה בדעתה שילמד אותו את החיים.

הוא תפס את החבילה שלו מנומש חמש האצבעות עבות, הביט בכמה העמודים הראשונים וזרק חבילה על השולחן.

- אל-גמאל, - הוא נהם והסתובב חזרה אל המסך עם לימודיהם.

- מה?

- אמרתי, אל-גמאל! - מטרד חזר ארקדי. - קשתות, או הנסן Verheyen? איזה?

- לעזאזל, ארקדי, אתה יכול להגיד אדם?!

- איזה מהם נתן לך את זה?

- אף אחד לא! אף אחד מהם נתן לי את זה. אתה צוחק עליי?

ארקדי הסתובב והביט בתדהמה באליס.

- אז איפה הוא אותך?

- זה הוא, למעשה, את התוצאות, את העבודה של מגדלנה כלב! נתתי להם לריצ'רד סערה מהמכון לזמן.

בשלב זה ארקדי העיר:
- מה? מה אתה מדבר, אליס? מה אחר תוצאות? זה אל גמאל, והם מכירים אותו עכשיו רק שלושה אנשים. קשתות, האנסן וVerheyen. בגלל שהוא לא מיושם. אליס היא שיטת cryptogram אל גמאל!

- אתה הזוי? מה cryptogram האחר? אני מבין שאם אני לא שמעתי דומה מפאשה. אבל ממך! .. אמרתי לך להסביר לי נתתי ...

- תקשיב, - ארקדי קם, לקח את אחד הגיליונות ובסבלנות, כאילו הילד הפך לדחוס, תוקע את אצבעו בדמויות - זה - אל-גמאל, הצפנת מפתח ציבורית המבוססת על החישוב של לוגריתמים בדידים בשדה סופי.

- אבל ריצ'רד אמר ...

- אז ריצ'רד - אידיוט! - הוא הגיע למסקנה ארקדי כאילו הביא הוכחה של משפט פשוט.

- חכה, אתה יודע משהו מרוב ... אל מה השם שלו?

- אל-גמאל - ארקדי הוריד ספר קטן ועלוב קטן - ש.

וכאן אליס נזכרה בו היא ראתה שורות דומות!

- אני עובד על המצאה אחת, לקח לי, למדתי כל מה ... ובכן, אליס, אני צריך להמשיך.

- איך כל זה?! ברגע שאתה אומר שזה הקוד, זה כולי! ולכן יש צורך לפענח אותו באופן מיידי. אתה צריך לעשות את זה.

- זה לא מספיק! אין לי פעילויות אחרות!

- זה חשוב, אתה לא רואה?

- בסדר, בסדר, תבואו בשבוע.

- שבוע?! השתגעת? האם אתה מבין שאנחנו צריכים להציל את האיש?

- אלוהים אדיר! - ארקדי נאנח בצער. - מה יש לאדם?

- כמו מה? האם אתה לא צופה בחדשות? כן מגדלנה אותו דבר! היא איבדה בתאונה, כמה מוסדותיה ברחבי העולם מחפשים. וזה העבודה שלה, ועכשיו אתה אומר שהקוד הזה.

- הממ, מעניין, - הוא חשב לרגע - גם, מה אתה מתכוון למצוא כאן?

- טיפים. איפה לחפש אותה.

- אז, לחכות, שאמרת כי תאונה זו ...

- אתה יודע, עכשיו אני לא בטוח שזה.

- אוקיי, אז להציל את הכדור. אני סומך על האינטואיציה שלך ... אבל אני מבקש ממך ... - הוא הכניס את אצבעותיו אל חזהו - Paschke לא לספר!

- מטאטא החוצה!

***

כל שאר היום אליס עוסק בעיקר בכך שניסו איכשהו לאסוף חדשות על מה שקורה. המכון עובד, חוקרים מחפשים, למד ומחושב. עד כה ללא כל תוצאה. כמה פעמים אליס קרעו לספר ריצ'רד על התגלית שלו. אבל אני מחזיק אותו. אם מגדלנה משהו nahimichila עצמו, דרך הטובה ביותר הוא ראשון למצוא אותה ולדבר איתו, ואיך לא יזיק לעשות.

בערב, היא נשברה ונפלה לארקדי. היא מצאה אותו עדיין באותו המקום, במחשב, ובזעם גובר ידע מסתכל על המסך, הוא שוב לקח את לימודיו.

- ובכן, יש לנו הסכמנו, ארקדי! - היא אמרה בתוכחה.

- קבל את החומרים שלך הם, - אמר האדיש.

- מה כבר?!

- בטח. אין שום דבר מסובך במיוחד שם, אם אתה יודע שלפני שאתה. אבל, כמו שאמרתי, רק יודע שלושה מהם.

- עכשיו זה ארבעה, כפי שמתברר.

- אה ... כן, ארבעה.

– И ты даже не удосужился позвонить! Я тут места себе не нахожу.

– А толку-то? Я просмотрел расшифровку, ничего тебе это не даст.

– Поглядим.

– Гляди.

Алиса взяла в руки пачку оформленных Аркашей пластикатов. Черт возьми, это был сплошной научный текст из области геологии с вкраплением формул, описаний, таблиц. Никаких секретных планов, карт, тайных записок и заговоров. Похоже, Магдалина просто решила на время скрыть свои исследования от окружающих. Может, просто боялась плагиата кого-то из коллег, может, хотела всё еще раз перепроверить.

– Н-да, – Алиса разочарованно бросила пачку и опустилась на стул, – ничего.

– Я и говорю. Похоже, твоя интуиция тебя подвела.

– Но зачем так сложно? Зачем криптография? Да еще какая-то странная?

– Да ни зачем. Знаешь, я бы, может, тоже что-нибудь этакое сделал бы, буде понадобилось бы. Просто так, ради интереса.

Алиса покосилась на него. «Савант», – вспомнила она и усмехнулась.

– А о чем хоть ее работа?

– Ха, можно подумать, я знаю. Я биолог, а не геолог, разве ты до сих пор не в курсе?

– Совсем ничего не понял? Не поверю.

– Алиса, я не знаком даже с терминологией, какого черта я буду делать то, что заведомо не принесет никакого успеха?

Он помолчал, глядя на унылую Алису.

– Ну… она изучала какой-то разлом. Относительно недавний. Прошлого-позапрошлого века. אז מה?

– И где этот разлом?

– По-моему где-то между Аннаполисом и Балтимором. Восточное побережье. Таких исследований тьмы и тьмы и тьмы.

– Что ты там сказал по поводу моей интуиции… Хм. Кажется, я начинаю догадываться, какой будет следующий шаг.

Она заметно повеселела, схватила результаты расшифровки и, потрепав Аркашу по кудрявой шевелюре, вылетела на улицу.

Нет, конечно, можно было позвонить Коре… Только черта лысого полицейские разберутся со всеми этими научными секретами. У Алисы в голове сложилось сразу несколько вещей. Изобретения, Сиэтл, криптография, Восточное побережье… Она знает, к кому обратиться.

Алиса запустила поиск. ЮНЕСКО. ОКИ. Буква «Р». Нужной фамилии не было в списке. Что ж… Она набрала номер отдела.

На экране появилась миловидная темнокожая девушка с широкой улыбкой:
– Секретариат, я вас слушаю.

– Мне нужен Рихтер, – ответила Алиса, кусая губы. До конца она не была уверена, правильно ли поступает.

***

– Значит ты говоришь, она намеренно устроила аварию во время эксперимента?

– Ничего ТАКОГО я не говорю! Я не знаю, что произошло, и вот что у меня есть для продолжения поисков.

Рихтер мерял шагами небольшой кабинет. Для его длинных ног в джинсах и высоких кожаных мокасинах расстояния хватало ровно на три шага.

– Допустим. Я правильно понял, что вот это, – он покачал в воздухе увесистой пачкой, – зашифрованные почти никому не известным способом исследования пропавшей девушки?

- כן.

– А вот это, – он потряс другой пачкой, – то же самое, только уже расшифрованное твоим одноклассником?

– Именно так.

– Дурдом! – заключил он и уселся в кресло.

– Ты уверена, что твой этот… друг, не ошибся?

– Абсолютно!

– Н-да, интересные у тебя друзья. Куда ни глянь…

– Понимаете, они в чем-то похожи. В смысле, психическом. Нет… о, господи, в хорошем смысле! Они оба – саванты.

– Они оба что?

– Ну, – Алиса помимо воли постучала пальцем по лбу, – синдром такой есть.

– ОК, ОК, ОК! Я понял. Так чего ты хочешь от меня?

– Я хочу, – Алиса начала уже терять терпение, – чтобы вы помогли мне найти Магду.

– Вообще-то, это не совсем наш профиль, тем более, что в данном случае уже работают лучшие научные специалисты… Но-о… – остановил он ее жестом ладони, – если правда всё, что ты говоришь, то это дело стоит того, чтобы расставить в нем все точки над i.

– Искренне надеюсь, – промолвила Алиса печально, – что Магдалине это не повредит.

***

Рихтер вертел изображение так и эдак. Он уже наизусть знал все эти фото, но такой у него был стиль работы – ему надо было сперва долго вглядываться в своих клиентов (Отдел по Контролю за Изобретениями никогда не называл преступниками ученых, с которыми работал, только клиентами). Он старался понять, прочувствовать человека, его мотивы, что им движет. Биография, описания, характеристики и изображения, особенно объемные фотографии, не видео даже. Рихтер как бы окружал себя другим человеком со всех сторон. В этот раз никакого особенного старания и погружения не требовалось. Типаж был настолько ярким, что резало глаза. Он не для изучения даже смотрел на экран, он смотрел и в очередной раз поражался.

Дико было видеть, как люди иногда уродуют себя. Во что превращают. В первый момент, когда он увидел фотографию, он едва не вскрикнул. Он думал, что перед ним ребенок, что это какой-то жуткий фарс. Даже и сейчас, рассмотрев ее во всех подробностях, он дал бы этой девушке ну от силы шестнадцать. На самом деле, ей было восемнадцать, но похожа она была на костюмированного героя, сбежавшего прямиком с Хэллоуина.

Крошечная, худая как тростинка, в куцем платьице, которое даже десятилетняя девочка никогда не позволила бы на себя напялить, потрепанного вида круглые очки на пол-лица (интересно, когда в последний раз он видел человека в очках? двадцать лет назад? тридцать?), туфли на платформе в три пальца толщиной, да еще и на каблуках-шпильках, густая копна темных волос, которые никогда не знали, что такое нормальная женская прическа – такова была Магдалина Дог. И ладно бы еще она была уродливой, с какими-то физическими недостатками, чтобы такое с собой творить, так ведь нет. Самая обычная, симпатичная девушка. И что с того, что она была спортсменкой, если спорт ей был нужен исключительно, чтобы поддерживать свой сумасшедший образ жизни. Как наркотик.

הוא שפשף את מצחו והניד בראשו. בפעם המי יודע כמה. לפניו היה קורבן נוסף של היסטריה ההמונית של שנים האחרונות בקרב צעירים מכורים למדע. לא שהוא חשב שזה היה רע מאוד. ובכן לא. לא הייתה לו כל פוביות על זה, והוא בחר את העבודה שלו ולא בגלל שהוא רוצה מישהו שם מהעולם המדעי לנקום. אבל כשהוא ראה כזה כאן להרוג את עצמם, נשלל מן החיים נורמלים במירוץ העוויתי על תגליות של אנשים צעירים, זה הפך בלתי נסבל חולה של תחושת חוסר האונים שלו.

ואם הם הרגו רק את עצמם באותו הזמן, זה יהיה כל כך רע ...

***

- סוף הסוף! באמת חשבתי שאתה אף פעם לא הייתי קורא.

- הבטחתי, אליס, כדי לשמור את מידע.

- רב כמו שני ימים עברו.

- האם אתה חושב שזה היה כל כך קל להבין את החומרים שהחברה המטורפת שלך?

- מגדה - לא משוגע! להפסיק שיחתה! היא אדיב וכנה, מדען אמיתי.

- זה מה שמפחיד אותי. בוא, יש לנו משהו חפר, אני אראה לך.

- אין לי לאן לבוא, אני עומד מתחת לחלון של המשרד שלך.

- אני מקווה שאתה לא עומד שם במשך יומיים.

- לא, שתי דקות. בעוד אני מדבר אליך. אבל עכשיו אני קם.

- מה, לעומת זאת, זה קורה כל הזמן בימים אחרונים - ריכטר מלמל מתחת לשפמו, לשבור את הקשר.

הוא מהורהר עבר חומרים על השולחן ולגם מקפה מספל. לאחרונה, הוא אפילו הרגיש שאיכשהו הפך במהירות עייפה. זה נראה כמו שזה זמן לעזוב.

- אני מקווה שלפחות לספר לנו משהו מנחם - אליס אמרה, מגיעה למשרד - ואז כל האחר עדיין חסר תועלת.

- אני לא יודע מה לגבי הנחמה ... אבל סקרן, בהחלט. אתה אוהב את זה.

- הנח את, לא למשוך.

- אתה רואה, אליס, לעומת אין תחושה כי הם כולם אותו דבר הארגון מדעי, ואנחנו לא באמת.

- ו?

- ובכן, הם לא יכולים, למשל, להיכנס למחשב של מישהו אחר, או כדי ללמוד מה אנשים עושים באינטרנט בששת החודשים האחרונים או בשנה ... שחפש ... וכן הלאה.

- ולך בהתאם ... עם זאת, יש לנו דיברנו על זה פעם אחת. אני מבין שאתה חפרו בקבצים האישיים של מריה מגדלנה.

- כמובן. אחרי שהתוודענו מקרוב עם זה ... אה ... די אדם מדהים, התעורר הצורך בכוחות עצמו.

- אני מקווה שזה נתן לפחות חלק תוצאה. אני לא רוצה להמציא תירוצים אז מגדה, כי אני היה הסיבה שמישהו קורא את המכתבים האישיים שלה. עם זאת, אני חושש שלא ניתן להימנע מכך וכך.

ריכטר לשים בשקט על השולחן מול אליס כל מסמך. בהופעה הוא היה זקן מאוד, היא ידעה את זה ברגע שראה אותו ברוב של מאמר זה, עם טקסט שנכתב בדיו על הידיים. היא נשענה עליו בעדינות.

- אל תפחד - הרגיע ריכטר - פקסימיליה. ארכיון מקורי.

אליס הינהנה ולקחה את העיתון בידיו.

- האם אתה מזהה את כתב היד?

היא הביטה במהירות מהמסמך העליון.

- אתה מתכוון ... זה מגדה כתב, נכון? ובכן כן. כתב ידו.

- ואיפה אתה יכול לראות את כתב היד שלה?

- ובכן, זה מצוין לעתים קרובות קשקושי מרכז שירות לכל שאריות, הקלטה לפעמים לעשות. בתנועה. זה כתב היד שלה, בודאות. והחתימה. DM כלב מגדלנה. אבל למה באנגלית?

- זה רק דבר מוזר, בהתחשב בכך שהמסמך נמצא ליד בולטימור.

- בולטימור?! כמובן, זה גם בדק כמה אשמה במקום הזה. אחרי הכל, מדובר במסמך מהעבר, נכון? האם מצאת אותה?! אז למה אנחנו עדיין לשבת ולשוחח איתך על כתיבה, כאשר הגיעו זמן לשלוח את הלהקה למשוך אותה?!

- לא כל כך מהר, אליס. אתה לא יודע בדיוק איפה מצאנו אותו.

היא הביטה בו בתמיהה.

- אתה רואה ... - הוא התנדנד בכיסאו, כאילו שוקל את דבריו - מסמכים נמצאים במחשב של החבר שלך. היא גילתה את זה לפני כשנה. כל מחקריו אלה במרילנד ... ובכן, היא עוסקת לא גיאולוגיה.

- ומה אז?

- אין לי מושג. אל תדאגו, יש לנו כבר יצרנו קשר עם זמן המכון בסיאטל, הם מודעים.

- אני חייב לומר לי ריצ'רד.

- האם לא, ולכן הוא מקבל את כל המידע מעמיתיהם. כנראה קיבל כבר.

- חכה, אני לא יכול להבין, כי אתה לא יודע מה זה הוא לחקור, אתה לא הולך להציל אותה?

- אני אף פעם לא אמרתי את זה. אני רק אמרתי שאנחנו לא מבינים מה קורה. מה שברור הוא שהיא מצאה משהו בעבר, זה משהו שהיה קשור איכשהו לה באופן אישי, ומרגע זה את זה כל הזמן מוקדש רק ללמוד את העובדות הללו. באופן ספציפי יותר, החפצים.

- ארקדי אמר עבודתה קשורה לגיאולוגיה.

- קשור. אבל לא במובן הרגיל.

- לעזאזל, אתה בדרך כלל הולך לעשות שום דבר כדי להציל אותה?!

ריכטר בהה בחרטומי נעליו.

- השאלה היא, האם זה צריך לחסוך?

***

יומיים לאחר מכן, אליס הבינה שהוא לא יכול אף אחד לא קורא. ריצ'רד לא הגיב בזמן רובוט המכון דיווח כי הוא לא יכול לקרוא לכל אחד מאנשי צוות במכון למדעי יסוד הוא אחד מהעוזרים סמוכים ובטוחים כי פרופ 'מלטסטה עסוקה ולא מתקשר. ריכטר פשוט לא היה שם, ואף אחד לא ידע לאן הוא הלך. החדשות היו על כל דבר, אבל לא על מגדה ואת המצב עם התאונה ברשת הגיאולוגית. זו הייתה הפעם הראשונה בזיכרון של אליס. הכל נראה מנותק אחת וסרב לדבר.

"זה לא יכול להיות שזה בגללי - חשבה אליס, - אין זה סביר שהם לא רוצים שאני אגיד. למרות ההמחאה לא מפריעה. " להתרגשות של מגדה התערבב עם חרדה מוזרה. לא הגיוני, מסיבה לא ידועה, רק משום מקום. היא החליטה לבקש שוב עזרה מארקדי.

Он работал на биостанции и приветствовал Алису как обычно сухо и коротко, не уделяя времени неконкретным разговорам. Правда, на счет Магды поинтересовался.

– Ну что, нашли, наконец, твою подругу?

- מס ' Потому я к тебе и пришла.

– До сих пор? – удивился Аркаша. – Это странно.

– Там у них в последнее время вообще что-то странное творится. Скажи, у тебя же есть знакомые в Институте фундаментальных наук?

– Алиса, знакомые, это у тебя. У меня – коллеги.

– Ах, извините! Это же ты один – большой ученый, а остальные просто погулять вышли.

Аркаша пожал плечами.

– Как тебе будет угодно.

Алиса поняла, что сейчас не самый удачный момент, чтобы обижаться.

– Ну ладно, Аркадий, сейчас не об этом речь. Я всего лишь хочу, чтобы ты спросил этих самых коллег, что там у них происходит.

– А с тобой они не разговаривают? – насмешливо спросил Аркаша.

– Вот именно!

Он поднял бровь. Потом пожал плечами.

– Что ж, значит так надо. Если нельзя ни с кем говорить, то нечего и спрашивать.

– Ну, Аркаша! Пожалуйста! Ты же знаешь, что речь идет о жизни моей подруги. И твоего КОЛЛЕГИ, если уж на то пошло.

– Хорошо, я позвоню. Но настаивать не буду, так и знай. Просто спрошу и всё. Договорились?

– Договорились.

Он ушел в другую комнату к видеофону и какое-то время своими обычными короткими репликами что-то обсуждал. Алиса слышала только его скрипучий голос, но не могла разобрать смысла.
Он вернулся минуты через две и сел на диван. Вид у него был странно недоуменный.

– Ну, что там? Ты что-нибудь узнал?

– Узнал, но не могу сказать, что хоть что-то понимаю.

– Говори скорей!

– Из того, что я понял, ясно только, что произошла какая-то фундаментальная катастрофа. Она напрямую касается твоей подруги Магдалины, но каким именно образом, я не понимаю. Институт Времени уже прекратил свою работу. В Институте фундаментальных наук сейчас полный хаос.

Алиса растеряно посмотрела на Аркашу.

– То есть как – хаос?

Он развел руками.

– У меня спрашиваешь? Передаю, что слышал. Бред какой-то!

Он хмыкнул, нахмурился и задумчиво передвинул туда-сюда реактив по лабораторному столу.

– Думаешь, нам стоит поехать туда?

– Нас не пустят. Руководство приказало перекрыть вход. Собственно, а что это даст? Нам нужно поговорить с кем-то, а не бегать по коридорам.

– А Институт Времени?

– Там вообще никого нет.

– Этого просто быть не может! Я не верю. Я должна поехать и убедиться собственными глазами.

– Поезжай. Потом… позвони. Мне тут надо… кое-что доделать.

Вызов поймал Алису в полете. Это был Рихтер. Со своего личного браслета. На заднем плане Алиса с удивлением рассмотрела гладь лесного озера и небольшой лодочный причал.

– Я тут решил отдохнуть, знаешь ли, – как ни в чем не бывало сказал Рихтер, – дать себе небольшой отпуск.

– Рада за вас. Я надеялась, что вы мне поможете, но вы почему-то предпочитаете отдых.

– Хочу тебя пригласить к себе.

– Спасибо, но я занята. Мне надо еще найти свою подругу, а вокруг творится бог знает что, и мне приходится с этим разбираться.

– Заодно и поговорим, – добавил Рихтер.

– О чем? У вас есть какая-то информация о Магде?

– Собственно, сейчас это уже не имеет значения, но я же обещал тебе рассказать, что мы узнаем.

– Хорошо, – сказала Алиса, поворачивая флип, – в конце концов, это уже была какая-то конкретика, хотя тон Рихтера ей и не понравился.

***

Рихтер выбрал для своего отдыха север, а не юг. Его скромное одноэтажное бунгало скрывалось среди осинового леса, окружавшего зеркало почти идеально круглого озера севернее Сиэтла, почти на границе с Канадой. Ранняя осень слегка позолотила листву, но было еще довольно тепло и не дождливо. На деревянном настиле около воды стояло кресло-качалка, сделанное из причудливо изогнутых веток.

Алиса подошла к краю настила и посмотрела в воду. Легкий ветер создавал едва заметное волнение, но сквозь колышущуюся рябь всё равно проглядывало дно.

– Я знал, что рано или поздно всё этим кончится, – сказал Рихтер за спиной у Алисы.

– Вы о чем? – обернулась она.

– Все эти изобретатели… Впрочем, твою подругу трудно винить.

– В каком смысле? Что с ней случилось?

– Она, конечно, весьма незаурядная особа, эта твоя Магдалина. То, что она провернула… Это… – он покачал головой.

Алиса решила просто подождать и послушать, что он скажет. Рихтер сунул руки в карманы и сделал несколько шагов вдоль берега, как бы приглашая ее пройтись. Она присоединилась.

– Вся эта история такова, что трудно даже понять, с чего именно ее начать. Потому что началась она, конечно, не с аварии. Ну, скажем так, однажды осенью 2001 года недалеко от Балтимора произошло землетрясение. Которое под чистую разрушило небольшой город. Город назывался Лаундейл и выжило на его обломках совсем немного народу. Точнее, одна единственная девушка. Странным во всей этой истории было то, что ни в каких соседних населенных пунктах никаких подземных толчков не было зарегистрировано. И эпицентр располагался подозрительно близко от поверхности. Досужие журналисты даже написали, что речь идет ни много, ни мало о неудачных испытаниях тектонического оружия. Которое, конечно, никто в глаза не видел, но…
Так вот, все эти материалы твоя подруга начала внимательно исследовать примерно за год до аварии.

– А какое это имеет отношение?…

– А такое, что координатам этого городка точно соответствовала одна из точек геологической сети в известном тебе эксперименте.

– То есть, вы хотите сказать…

– Я хочу сказать, что, судя по документам, это землетрясение было никаким не землетрясением. А последствием аварии при эксперименте.

– Не может быть! Я не могу поверить, чтобы Магда могла организовать что-то подобное! Убить столько народу. Она мухи в жизни не обидела бы.

– Нет, ты всё не так понимаешь, Алиса. Она ничего не организовывала. Всё намного ХУЖЕ.

– Хуже? – удивленно переспросила Алиса.

– Именно, – Рихтер пнул ногой мелкий камешек на берегу. Камешек пролетел метров десять и с громким плеском приземлился в озеро, распугав круживших над поверхностью воды насекомых.

– Магдалина ничего не организовывала. Она действительно угодила в аварийную ситуацию и вместе с лучом действительно оказалась в прошлом, явившись невольным свидетелем гибели городка. Потому что, как ты сама уже, наверное, догадалась, единственной выжившей была именно она. Только она же не могла признаться местным, что пришелец из будущего, она нашла на обломках какие-то документы и взяла себе имя местной девушки. Так гласят исторические факты. Ты помнишь, я показывал тебе бумагу с образцом текста?

– Конечно.

– Действительно, компьютер, подтвердил, что это ее почерк, но вот подпись там отнюдь не Дог Магдалина, как ты предположила. Д.М. означает Дарья Моргендорффер, а эта девушка действительно проживала в Лаундейле до катастрофы.

– Так что в этом непоправимого? Да, конечно, сама катастрофа – это ужасно, но…

– Погоди, ты пока не улавливаешь еще всей ситуации. Скажи, тебя никогда не удивляло, почему твою подругу так странно зовут? Магдалина. Для москвички-то?

– Да мало ли…

– Для русской женщины это весьма редкое имя. А вот для немецкой…

– Что вы хотите сказать?

– Ну, видишь ли, мы подробно изучили биографию нашей героини, узнали всё о ее прошлом. Откуда она родом, корни, всё такое. Как обычно это делается в таких случаях. Странную историю с измененной фамилией.

– И что же?

– Ее предки переехали в Россию из Америки по политическим мотивам пятьдесят лет назад. Взяли себе фамилию Собачкины. А, НА САМОМ ДЕЛЕ, они Моргендорффер! Теперь до тебя доходит?!

В голове у Алисы всё как будто раздвоилось. Она чувствовала, что здесь какой-то жуткий подвох, но пока не понимала в чем он.

– Всё еще не поняла? Она сама себе мать!

– Нет, нет, это какое-то, какое-то… о боже мой!

– Ну, она, конечно, не в прямом смысле мать. Предок. В четвертом поколении. Но это принципиально дела не меняет.

– Кошмар какой-то! Я не могу поверить! Получается, она сейчас просто попала туда… и всё?.. Но ее же можно как-то, как-то… я не знаю.

– Ты слышала, что такое хроноклазм, Алиса?

Она кивнула. Конечно, она слышала, что это такое. Но, одно дело – слышать…

– Вот это и есть чистой воды хроноклазм. Петля времени. И если бы только этим всё ограничилось.

– Неужели может быть что-то хуже этого?!

Она поняла в этот момент, что уже второй раз задает себе этот вопрос.

– В том-то и дело! Пойдем-ка в дом, надо будет тебе показать кое-какие иллюстрации.

Большую часть первого этажа занимала одна комната с камином и огромным дощатым столом посередине. На неровной поверхности стола лежала скатерть из грубого материала. Рихтер порылся между кучей документов, которые были свалены на полках открытого шкафа в углу, и бросил попрек скатерти две длинные белые полосы распечаток.

– Это, – сказал он, разглаживая распечатки, – стенограмма эксперимента. Точнее, две параллельных записи. Сравни вот это и это места.

Алиса подошла к столу. Одна из распечаток была явно свежей, вторая выглядела какой-то жутко старой, измятой и сложенной во многих местах. Сверху значились фамилии: руководитель группы профессор И.Т.Малатеста, группа ассистентов В.Максимов, И.Максимова, Д.Руднев, Д.Оборин, старший ассистент Дог М., начальник смены техслужбы А. Репетур, два десятка фамилий техников. Дальше шли стенограммы всех диалогов и команд.

– Они же одинаковые. Подождите, так они и должны быть одинаковые. Откуда вообще эта вторая?

– Ты смотри вот сюда, – он карандашом обвел кружочек вокруг пляшущей звуковой диаграммы голосовой записи, – и вот сюда, – указал он аналогичное место на другой распечатке.

– Ну, это запись ее реплики. אז מה?

– Сравни здесь и здесь. Видишь зазор во времени?

– Микросекунда? אז מה?

– Что? Не понимаешь? ОК. Скажи-ка мне, Алиса, ты когда-нибудь встречала родителей Магдалины? Хотя бы видела их?

– Н-ну… Как-то не представлялось случая. Хотя…- как назло, она не могла вспомнить.

– Скорее всего, ты этого не помнишь.

– Нет, – покачала она головой, – не помню. Это так важно? Я вообще не понимаю, к чему это всё? Нам надо думать, как всё исправить, возможно, как-то полететь в прошлое, что-то изменить…

– Алиса, – покачал головой Рихтер, – ты так и не поняла. Сотрудники из Института Времени Сиэтла летали в прошлое, когда поняли, с чем они столкнулись. Чтобы пронаблюдать сам момент, оценить ситуацию. Так вот, никакого землетрясения не было, как и города Лаундейла нет, и никогда в окрестностях Балтимора не существовало. Он считается выдуманным.

– Я уже ничего не понимаю. Вы же только что говорили…

– Вот именно! Помнишь то письмо, которое я тебе показывал?

– Ну!

– Так вот, почерк там, конечно, тот. Но стилистически Магдалина Дог не могла написать этот текст. Компьютер проанализировал его и работы Магдалины. Текст, как ты помнишь, художественный. Это рассказ. Магдалина никогда в жизни не смогла бы написать такой рассказ.

– Моя голова сейчас разорвется!

– Я упомянул в начале, что твоя подруга – чрезвычайно незаурядная особа. Слишком незаурядная. Она обнаружила хроноклазм раньше всех. Она наткнулась на него, или можно сказать, она сама себя наткнула на него. Найдя письмо со своим собственным почерком в прошлом, обнаружив данные о странном землетрясении, она стала исследовать этот феномен, именно эти исследования и находились в зашифрованных текстах. И она нашла там… выход. Выход для себя из всей этой ситуации. Но только для себя.

Алиса смотрела на Рихтера заворожено, заметив, как изменился его голос.

– Эта вторая распечатка, как и многие другие вещи, были ею обнаружены после некоторых изысканий, которые она всем представляла, как геологические, хотя на самом деле они были археологические. В том самом месте, куда ухнул второй блок, вместе со всей начинкой. И она решила воспользоваться ситуацией. Она сымитировала собственное исчезновение! Вот откуда задержка в стенограмме. Она ЗАРАНЕЕ знала, как всё будет, и она подготовила искусную подделку, запись, чтобы внешне ничего не изменилось ни для кого из нас. Таким образом, она избавила себя от петли времени, но… какой ценой! Какой ценой!

– Значит… значит, она не попала в прошлое? Но где же она тогда?

– Алиса, я не ученый… Могу объяснить только то, что понимаю сам из объяснений других. Что такое петля времени? Это мнимая реальность.

– То есть?

– Петля времени нарушает принцип причинности, а это значит, что такие события не могут существовать. Они мнимые. Невозможно определить, когда они стартовали, а когда закончились, что причина, а что следствие, а значит, их нет в реальном мире. Мы можем их наблюдать со стороны, как некие события, потому что в момент возникновения петля времени как бы отделяется от основной линии развития и существует какое-то время параллельно нам, но это происходит лишь в этот параллельный момент, пока наша Вселенная, как бы проходя мимо по координате времени, поддерживает ее. А потом эта мнимая реальность вырождается. Находящийся внутри нее вынужден исчезнуть, хотя для нас, наблюдающих со стороны, например, с помощью машины времени, он никогда не исчезнет. Но это слабое утешение.
Поэтому любое событие, которое приводит к хроноклазму, к петле, отделяет ряд событий от основной линии и отправляет их в мнимую реальность. Вот что сделала Магдалина. Чтобы самой выйти из петли, она отправила ВСЕХ НАС в небытие!

– Этого не может быть!

– Алиса, в тот самый момент, как только она встала со своего кресла в блоке два и вышла из помещения, она создала огромный хроноклазм, в который оказались включены все, кто имел к ней хоть какое-то отношение. Алиса, ты не можешь вспомнить ее родителей, потому что если она не отправилась в прошлое, у нее и не могло быть никаких родителей! Но они же были. Как такое может быть в реальности? Такого быть не может. А это значит, что ты находишься в мнимой реальности. Поэтому наши временщики не обнаружили никакого Лаундейла и никакой катастрофы. Эта реальность уже начала вырождаться, она отделилась от основной линии, в которой осталась жить наша Магдалина Собачкина-Дог, или, правильней говоря, Моргендорффер.

КОНЕЦ.

Для тех, кто не в курсе, кто такая Магдалина Дог
http://alisa.romantiki.ru/?p=2025

Обсуждение тут

השאירו תגובה

עליך להתחבר כדי להשאיר תגובה.

flash time widget created by East York bookkeeper
זמן פלאש יישומון נוצר על ידי מנהל חשבונות מזרח יורק
flash time widget created by East York bookkeeper