19 ноября 2012

Домой хочешь?

Опубликовал: | рубрики: Новости, Проза, Творчество |

Автор: Lapin

 

Домой хочешь? Алиса невесело оглядела свою комнату.

Все вроде бы на месте. Стол, плавающее кресло, лампа из Палапутры, книги, морские раковины и редкие камни на полках, пушистый ковер на полу. И кровать, на которой она сидит, и цветы на окне. Все как дома. Только телевизор не работает. Вернее, показывает все время одну и ту же картинку: дикторша Нина беззвучно открывает рот. И выключить его невозможно.

Может быть, его завтра переделают.

И хорошо бы, переделали кровать. Она хоть и мягкая, и удобная, но покрывало словно приросло к ней, не отодрать. Спать сегодня пришлось на нерасправленной кровати, даже не разуваясь.

Ковёр, кстати, тоже врос в пол. И вообще, если присмотреться, везде можно обнаружить изъяны. Ящики стола не выдвигаются, лампа засветится только когда стемнеет, ковёр колюч как щетина, а цветы неживые, сухие. Шкаф можно открыть, но ни одной вещи не достанешь – все они срослись в пёстрое хитросплетение. Вот кресло они сделали даже лучше, чем настоящее – в нём можно качаться, как на волнах.

Алиса взяла с полки раковину. Раковина как раковина – тяжёлая, завитая, шипастая. Но в ней нельзя услышать шум моря. Откуда они могут знать, что раковина должна петь?

Из окна видна привычная панорама Москвы с застывшими в небе облаками и флаерами, с неподвижными прохожими на улицах. Словно кто-то приказал всем: «Замри!». Алиса уже рассмотрела всё до мельчайших подробностей.

Окно, конечно, не открыть.

В дверь выйти можно, но за ней начинается не коридор, а зелёная лужайка. Она представляет собой нечто среднее между японским садиком и сквериком на Гоголевском бульваре. Там на замшелом валуне, из-под  которого бьёт хрустальный фонтанчик, растёт узловатая карликовая сосна, на финиковой пальме висят твердокаменные подобия бананов, а под старым клёном стоит мягкая скамейка.

Деревья ненастоящие.

А трава живая, прохладная, но, конечно же, не земная.

Лужайка окружена прозрачной стеной, одна из стен комнаты тоже прозрачная, и снаружи толкаются любопытные канрики. Они разглядывают невиданное существо – девочку с Земли.

Домой хочешь?.. Несколько дней назад в московском зоопарке, где работает Алисин папа, появилось странное существо. Сначала никто не обращал на него внимания. Мало ли какие инопланетчики вздумают посетить Космозо? Но вечером все посетители разошлись, Космозо закрылось, а оно все скиталось по аллеям. На роботов-уборщиков оно никак не реагировало, зато подолгу простаивало перед кактусами и пилагейскими тагонами. В общем, вело себя как заблудившийся щенок.

Робот рассказал о нем мастеру по инотехнике Электрону Степановичу. Тот попытался с ним заговорить, но оно или не понимало его, либо вовсе не слышало. Только таращило свои большие доверчивые глазищи.

Вскоре вокруг собрались не успевшие разойтись по домам работники Космозо. И стали гадать, с какой планеты к ним пожаловал гость. Никто прежде таких существ не встречал. Ростом с белку, оно было похоже на бурый ветвистый кактус без колючек, частью покрытый синей пузырчатой шкуркой.

На запрос профессора Селезнева Центр Космических Контактов ответил, что в Галактике известна лишь одна подобная цивилизация на планете Рдек-4. Но Рдек-4 – метановая планета, а маленький найденыш разгуливал без скафандра.

Тогда решили, что это потерявшая хозяина домашняя зверюшка какого-то инопланетчика. Его на время оставили в Космозо, поселив в просторном вольере с бассейном и домиком. Электрон Степанович попытался записать звуки его голоса, чтобы расшифровать потом язык. Но существо забралось в домик и притаилось там. От земной пищи оно отказывалось, только понемножку пило воду. И скучало.

Объявление о пропавшем животном передали по телевизору, а назавтра его показывали все газеты. Алиса, конечно же, посмотрела его, да ещё пораспрашивала папу. И с утра пораньше, за час до школы, помчалась в Космозо.

Робосторож пропустил ее через служебный вход. Кактусёнка Алиса отыскала быстро. Его вольер был недалеко от пруда, где плавал ручной бронтозавр Бронтя. Хозяин еще не приходил за своей пропажей. Алиса даже обрадовалась – она боялась, что не застанет кактусенка в зоопарке. Он ей сразу понравился. В какое-то мгновение ей захотелось, чтобы его никто не забирал, но она тут же одернула себя – хозяин-то наверное места себе не находит. У нее дома и так живут марсианский богомол, кот Мышка и собака Рекс. Еще жил Шуша, зверь из системы Сириуса. Его привезли из экспедиции Бауэр с Полосковым. Он оказался разумным, и когда Алиса пошла в школу, улетел к себе обратно.

Алиса подошла к вольеру. Кактусенок понуро притулился на камушке и хотел домой. Это Алиса поняла сразу, едва встретившись с ним взглядом. И еще она поняла, что никто за ним не придет, что он тут один-одинешенек.

— Домой хочешь? — сочувственно спросила она, входя внутрь вольера.

Кактусенку было тоскливо и неуютно, как заблудившемуся в лесу Мальчику-с-пальчик. Алиса взяла его на руки. В голове мелькнуло, будто обрывок сна – яркий свет, белые халаты, провода диагноста.

— Тебя, наверное, отправляли в клинику на обследование, да? Не понравилось? Они же просто хотели узнать, чем тебя кормить, поить, как лечить…

Кактусенок, кажется, понимал Алису. Он был разумен, и даже немного телепат. Словами он разговаривать не мог, но можно было понять, согласен он или нет, уловить его чувства.

— Меня зовут Алиса, а тебя как?

Перед глазами возник неясный образ, в который вплетался звенящий шепот: лу-лан-си… Луланси.

— Тебя зовут Луланси? — догадалась Алиса. – Ты с какой планеты?

На этот раз получилось что-то вроде Каннррр…

— Канр? А где это? Я не знаю.

Луланси тоже не знала. Знала только, что очень-очень далеко. А вот как Луланси попала на Землю, Алиса так и не выяснила.

— Ну, хорошо, — сказала она. – Мне сейчас надо в школу. Я приду к тебе после. Не хочешь здесь оставаться? Хочешь со мной?

Алиса представила, какой начнется в Космозо переполох, когда обнаружится исчезновение. Луланси тут же поскучнела.

— Ладно, пошли со мной, — сказала Алиса.

Она включила видеофончик в браслете, чтобы поставить в известность папу. Но видеофон в его кабинете был наглухо занят. И Алиса решила сходить туда сама.

А в кабинете профессора Селезнева с раннего утра шло совещание. Конечно же, там решали, что же делать с Луланси.

— Не исключено, что верхний покров этого существа является одеждой, — говорила доктор Ермакова. – А если это так, то следует рассматривать… – тут в кабинет  влетел инженер Увалов из вычислительного центра.

— Представляете?! — воскликнул он. – Мы расшифровали его звуковые сигналы. Оно может разговаривать в ультразвуковом диапазоне.

— Ну и что получилось? — спросил профессор Селезнев.

— Вот, слушайте! — Увалов включил запись.

Послышалось тоненькое всхлипывание, будто украдкой плакал ребенок лет пяти.

— Вот тебе и раз! — сказала доктор Ермакова.

И тут все увидели Алису, которая вошла вслед за инженером Уваловым.

— Алиса, ты же в школу опоздаешь, — сказал профессор Селезнев.

— Еще целых пятнадцать минут, папа, — ответила она. – Знакомьтесь, это Луланси с планеты Канр. Я заберу её домой, она поживет у нас.

— Ты понимаешь, что говоришь? Мы же о ней ничего не знаем, — возразил ей отец. – Это же неизвестное науке существо.

— Не существо, а Луланси с Канра. Она не глупее нас с вами, только еще маленькая, правда? — Луланси засмущалась и спряталась в Алисину сумку. – Она прилетела с другой планеты, и нечего ей сидеть в зоопарке, — сказала Алиса.

— Не может быть, чтобы она прилетела одна! — вмешался доктор Балов.

— Она даже не из нашей Галактики, — добавил доцент Крамер.

— Луланси потерялась, — сказала Алиса.

— Не завидую ее родителям, — произнес профессор Селезнев. – Потеряться в чужой галактике. Так даже ты, Алиса, не смогла бы.

— Я пошла, — сказала Алиса. – Я в школу опаздываю, пока! — и помчалась к папиному служебному автолету, потому что до флип-стоянки далековато, можно и в самом деле опоздать. Папа все равно будет целый день совещаться со своими коллегами, и никуда не полетит.

На уроках Луланси вела себя тихо, понимая, что не следует попадаться на глаза учителям. Она сидела в сумке, рассматривая видеолисты и рисуя на них картинки. А на перемене канрик перезнакомился со всем классом. Канрик – от названия планеты Канр. На Земле живут земляне, на Канре – канрики.

Придя домой Алиса устроила Луланси на подоконнике среди цветов – так та захотела. После обеда видеофонил папа и сказал: доктора решили, что Луланси можно давать отвар шиповника и морскую капусту.

— А мы уже пообедали, — сказала Алиса.

— Как? Чем? — удивился отец.

— Инжиром. Луланси мне сама подсказала.

— Она разговаривает?!

— Да нет же! Я просто спросила ее: чего бы ты сейчас хотела съесть. Она представила, и я решила, что это инжир.

— Очень хорошо, — сказал папа, ничего не поняв.

Алиса взяла Луланси с собой на тренировки. Летать на пузыре той понравилось. А на акробатике ей стало скучно, она забралась в сумку и уснула там.

Тайна появления Луланси не давала Алисе покоя. И сразу после тренировки она отправилась в Космозо, чтобы порасспрашивать роботов, не видели ли они вчера чего-нибудь необычного. Например, приземления корабля из другой галактики.

— Нет, корабля я не видел, — сказал ей уборщик номер тридцать восемь. – Я видел, как склисс перелетел сразу через четыре вольера.

— Ну и что тут удивительного? Он же летучий.

— Дальше чем через три он никогда не летал. Еще Малый Дракончик подрался со своим отражением.

— Он всегда с ним дерется.

— Еще бродячий кустик брал из автомата мороженое.

— Как он догадался? У него ведь и мозгов нет…

— Не знаю.

— Он наверное простудился, сладкоежка.

— А еще укусам съел хряпорюк вместе с корешками, а мохоног полинял и стал розовым, а на говоруна надели ошейник.

— Кто надел? Зачем? — удивилась Алиса.

— Не знаю, — проскрипел робот и пошел подметать дорожку.

Следующий робот, номер девять, поведал Алисе про те же самые чудеса.

Номер двадцать два вспомнил еще, что вчера перегорел пятнадцатый, и отказала система полива в блоке «С». И так далее. Ничего существенного.

Алиса задумчиво брела по аллее. Навстречу ей попался кустик с тремя стаканчиками мороженого. Остальные, шелестя от нетерпения, ждали его за скамейкой. Они собрались потеснее, положили мороженое себе под корни и стали ждать, пока оно растает.

— Привет, Говоруша, — привычно поздоровалась Алиса, проходя мимо высокого стеклянного колпака, в котором порхал говорун.

— Доброе утро, Алиса, — сказал говорун.

— Добрый день, — поправила его она.

— Добрый день, — повторил говорун и слетел пониже. На шее у него был надет черный широкий ошейник. Даже не ошейник, а браслет, сплетенный из проволочек разной толщины и металлических бляшек. Похожие браслеты, только золотые, носили на руках и ногах в старину индианки.

— Кррасота! — сказал говорун, и надулся как самодовольный пиратский попугай.

— Говоруша, кто подарил тебе эту штуку? Доктор Балов? Нет? Радий Янович? Генриетта? Нет? Может, Виталий Кимович? Неужели папа? Тоже нет? Кто же тогда?..

Алиса перебрала почти всех сотрудников зоопарка. А собственно, чего ради кто-то будет вешать украшения на шею инопланетной птице, подумала она. Скорее всего, кто-то из посетителей потерял свой браслет, а говорун его подобрал. Но как? Клетка-то ведь закрыта.

Тут Алиса почувствовала некоторое удивление оттого, что браслет такой большой. Раньше он был гораздо меньше. Стоп, откуда это она взяла?

Оказывается, удивилась вовсе не она, а Луланси. Она проснулась, выглянула из сумки, и увидела свой пояс на шее у говоруна.

— Ты потеряла его здесь, под колпаком? Нет? Ах, вот оно что… – Получалось, что Луланси надев этот пояс, вдруг очутилась на Земле, в Космозо, на площадке за террариумом. А пояс пропал и обнаружился у говоруна.

— Так значит, эта штука перенесла тебя к нам? Говоруша, а говоруша, отдай нам эту вещь. А то тебя унесет в другую галактику.

Говорун снисходительно наклонил голову с золотой короной – мол, берите, не жалко.

Луланси тут же надела браслет на себя. Но ничего не случилось. Он же должен был сработать! Неужели сломался?! Что теперь делать?

— Ты его пока лучше не трогай, — сказала Алиса. – Давай сходим в мастерскую к механику, может быть он знает, как с ним обращаться…

Знаменитый механик Электрон Степанович только развел руками, ничего подобного он никогда не встречал. Алиса облетела многих знакомых, но никто не смог им помочь, даже школьный мастер Лукьяныч.

Папа вечером тоже рассматривал браслет, и сказал, что отнесет завтра его в Институт Трансгрессии. Может быть, там с ним сумеют разобраться.

— Не горюй, Луланси, — утешала подругу Алиса. – Поживешь еще немного у нас, посмотришь Землю. Завтра мы с тобой на атоллы в Тихий океан слетаем. Или в Антарктиду. Нет, лучше в Мексику, там растут громадные кактусы… А знаешь что, давай посмотрим сейчас телевизор. Нам покажут и Океанию, и кактусы, и все на свете…

Они вдвоем допоздна просидели у телевизора.

— Алиса, вставай! — услышала утром Алиса чей-то тоненький голосок. Это была Луланси!

— Ты все-таки научилась говорить! — обрадовалась Алиса, протирая спросонья глаза.

— Немножко, — мысленно ответила Луланси. За ночь она сильно выросла, стала больше кошки. Если она будет также расти и дальше, то через несколько дней не поместится в комнате. Но Алиса больше была удивлена не ростом Луланси, а тем, что завяли все цветы на окне, где та спала. Горшки и кашпо потрескались, облезла краска с подоконника, а стекло помутнело.

— Что там случилось? — спросила Алиса. Луланси об этом ничего не могла рассказать, она сама удивилась, и ей было жалко цветы.

— А я сейчас отправлюсь домой, — услышала Алиса ее голосок у себя в голове. – Полетели со мной, а?

Алису не надо было долго упрашивать.

— Сейчас, я только оденусь. А может, подождешь, пока я в школу схожу? И мы бы еще куда-нибудь слетали.

— Нельзя ждать, меня вот-вот отправит назад.

Надетый на Луланси пояс-браслет мерцал огоньками, по нему змеились искры. Алиса наспех застегнула комбинезон, схватила сумку. Как назло под рукой не было ничего сувенирного. Как появиться в другой галактике без подарка? Алиса побросала в сумку значки, открытки, кассеты с кристаллами – все, что попалось на столе.

— Ну скорее же! — торопила ее Луланси.

По браслету проскочила ярко-голубая искра. Раздался сухой щелчок. Луланси запрыгнула к Алисе на руки.

И  исчезла.

Исчезла и висевшая на плече сумка. Алиса оглянулась.

Она очутилась под низким прозрачным куполом. Над головой розовое небо с желтоватыми облаками. По сторонам возвышаются такие же купола. В одном топчется безголовый лохматый динозавр.

В другом, повыше, висит вниз головой кто-то зеленый, с большими крыльями.

Похоже на зоопарк.

А кто же тогда сидит в одной с нею клетке? Вроде никого. Она бросила взгляд себе под ноги.

Вот он!

Плоский как скат, бесформенный зверь крался к ней. Он кляксой расползся во все стороны, перетекая через камни. Почуяв взгляд Алисы он на миг замер, и тотчас метнулся за добычей. Алиса отскочила в сторону. Серый пятнистый блин снова скользнул ей под ноги. Она еле успела подпрыгнуть. Оттолкнувшись руками от невысокого потолка, она приземлилась в стороне, и в два прыжка взлетела на груду камней. Хищник расплывчатой тенью мелькнул рядом. Алиса кинула в него булыжник. Посреди серого пятна разверзлась метровая пасть, усеянная рядами мелких зубов, и тут же сомкнулась над камнем.

Алиса подхватила здоровенную каменюгу, еле подняла, и толкнула ее навстречу хищнику. Тот поймал ее на лету. Алиса швыряла камень за камнем, все они исчезали в громадной пасти. Вдруг она оступилась и полетела вниз с кучи. Серый блин потянулся к ней, но не смог сдвинуть с места проглоченные камни.

— Ты, наверное, голодный был, бедняжка, — сказала Алиса. – Зачем было глотать что попало? Ладно, не сердись. Где тут выход?

Алиса подбежала к прозрачной стене. Изнутри, конечно, не открыть. На другом краю купола маячили похожие на Луланси существа. Очень большие, раза в три выше Алисы. Не канрики, а целые канрищи.

Алиса хотела подойти поближе и подать им знак, чтобы они выпустили ее. Но серый блин начал плеваться камнями, вот-вот мог сдвинуть свое брюхо. Идти мимо него опасно. Тут она увидела прилепленный к стене небольшой купол-пузырь, из которого выкатилась тележка с обедом для зубастой кляксы. Алиса кинулась туда. Выход был закрыт силовым полем, настроенным по счастью только на задержание хищника.

Влетев внутрь, Алиса скатилась в узкий коридор, набитый кабелями и трубами. Там деловито сновали робот-тележки и уборщики. Алиса потерла ушибленное колено. Где можно выйти наружу? Роботы вопросов не понимали, лишь бестолково жужжали и уступали дорогу.

Интересно, где сейчас Луланси? Неужели она осталась на Земле?

Алиса вышла в другой коридор, пошире. Большие тележки ехали кормить крупных зверей, заворачивая в боковые ответвления. Алиса даже заглянула в одно из них – оно выходило в клетку чудного существа, состоящего из множества слоновьих ушей и большого хобота. Махая ушами, оно поднимало в воздух пыль, а потом всасывало ее хоботом. Оно питалось песком и пылью. Такого бы зверя, только поменьше, домой – и пылесоса не надо.

Увидев вереницу пустых тележек, Алиса пошла вслед за ними. Тележки привели Алису в магистральный тоннель. Вскоре они одна за другой нырнули в узкие люки. Алиса за ними не полезла. Где-то здесь, в технических боксах, должен быть выход наружу. Поплутав немного по лабиринтам подземных коммуникаций, она попала в транспортный ангар. Там стояли грузовые платформы, и роботы перетаскивали контейнеры.

Алиса вышла на улицу. Зоопарк, похоже, уже закрывался. Немногие встречные канрики и другие инопланетчики в скафандрах не обращали на нее внимания. И это Алису даже немного обидело. Первый человек попал на Канр, а его в упор не замечают.

Она подошла к группе обсуждавших что-то канриков.

— Здравствуйте, я прилетела к вам с Земли. Меня зовут Алиса Селезнева. Меня пригласила к себе одна девочка с вашей планеты, ее зовут Луланси. Только она куда-то пропала…

Канрики болтали меж собой, словно не слыша Алису. Лишь один из них окинул ее удивленным взглядом – чего мол стоишь тут?

Ах, да! Ведь инженер Увалов говорил, что они слышат лишь ультразвук. Алиса тонко, по-дельфиньи, свистнула. Канрики шарахнулись, будто от тигриного рыка.

— Будьте добры, принесите переводчика, — сказала Алиса на космолингве, хотя можно было говорить и по-русски, все равно никто ничего не понимал. Канрики о чем-то переговаривались, с опаской поглядывая на Алису.

Чего они смотрят на меня, как на мелкого злобного хищника, подумала недовольно Алиса. Боятся, что я кинусь на них и всех покусаю?

Канрики видно уловили эту мысль, их охватило недоумение и тревога.

Вот те раз! Здесь нельзя ни на миг давать волю отрицательным эмоциям. Надо дать им понять, что перед ними разумное существо. Но как? Алиса свистнула – три коротких свистка, три длинных, и еще три коротких. Сигнал SOS . Канрики вздрогнули. Нет, не годится. Надо просто думать о хорошем. Алиса взглянула на канриков своим лучистым взглядом, шагнула к ним, и со словами: «Здравствуйте! Я прилетела к вам из нашей Галактики…»  протянула им руки.

Канрики страшно перепугались, потому что не знали что такое рукопожатие. И кинулись врассыпную.

— Погодите же! — воскликнула Алиса, смеясь и пытаясь удержать одного из них за листовидную конечность. Но он вырвался и убежал.

Алису не пугались даже самые пугливые животные, даже пурпурный амбур, которого недавно привезли с Ламбона. Земляне видели его только по телевизору, потому что он сразу зарывается в песок, едва заметит кого-нибудь поблизости. А вот Алису он не боялся.

Навстречу Алисе выкатился приземистый робот. Она хотела его обойти, но вдруг земля ушла у нее из-под ног. Беспомощно болтаясь в воздухе, Алиса зависла над роботом. Это был роболовчий, который отлавливал сбежавших животных. Он шустро помчал куда-то мимо прозрачных куполов-вольер. Вдоль дороги кудрявилась бирюзовая растительность. Показалось здание, похожее на нагромождение цветных пузырей. Робот принес Алису в ярко освещенный зал. Это была лаборатория.

Вокруг Алисы собрались канрики в белом. Ее так и не выпустили из силового кокона. И даже сделали его потуже, так что стало трудно пошевелиться.

Алису принялись возить от прибора к прибору. Исследовали. Один слепил глаза ярким светом, другой тряс ее всю мелкой дрожью, третий вызывал неприятный шум в голове, от четвертого хотелось спать, пятый…

Канрики ходили за нею толпой и обменивались мыслями. К Алисиным мыслям прислушиваться никто не хотел. А мысль у Алисы была уже лишь одна – домой бы! Стоило стремиться сюда, чтобы здесь тебя приняли за животное. Того и гляди, в клетку посадят. Очутиться бы сейчас снова дома…  дома…  дома…

Алиса пришла в себя. Она находилась в своей комнате, на собственной кровати. Так ей сначала показалось. Она, было, облегченно вздохнула, все-таки это – сон.

Оказалось – нет.

И вовсе  она не дома. За прозрачной стеной расхаживают канрики. А комната похожа только с первого взгляда. Они, видимо, подсмотрели ее мысли, и по ним воссоздали для нее среду обитания. Чтобы ей казалось, будто она дома. А посетителям было интереснее её рассматривать. Только не все сделали как надо. Привычные вещи превратились непонятно во что. В муляжи.

Неужели они не могут понять, что перед ними разумное существо? Или у них все звери носят одежду и смотрят телевизор? А может быть, она здесь не одна, может быть, здесь всех неизвестных инопланетчиков сажают в зоопарк?!

Надо сбежать отсюда. Но как это сделать? И что делать потом? Ведь отсюда лайнеры на Землю не ходят. Алиса едва сдержалась, чтобы не броситься на кровать и не зареветь от безнадёжного отчаяния.

Домой хочешь?

Луланси, наверное, ждёт не дождётся. Может быть, она расскажет папе о том, куда подевалась Алиса. Может быть, папа уже летит сюда на «Пегасе». Позавчера «Пегас» вернулся из далекого рейса, капитан Полосков и механик Зелёный приходили в гости. Они, конечно же, сразу поспешат к ней на помощь. А может быть, за ней прилетят Три Капитана…

Ночью Алисе не спалось, хотелось есть и пить. Хорошо, что на поляне был фонтанчик. На столе всю ночь горела лампа. За окном была темнота, ни единого огонька. Свет в зоопарке тоже погасили.

Утром Алиса обнаружила на столе тарелку с любимым брамбулетом. С виду он был как настоящий, и запах точно такой же. Вилки не было. Алиса тронула его пальцем, он вдруг расплылся в слизь. Чувство голода сразу улетучилось. Может быть, потом ей принесут что-нибудь посъедобнее. Или она проголодается сильнее. Это, наверное, должно быть питательно.

Канрики за прозрачной стеной смотрят, как она бродит по лужайке и скучает у фальшивого окна. Неужели никто из них не чувствует, как  тоскливо ей в этой комфортабельной клетке, как хочется ей домой?

— Домой хочешь? — Алиса словно услышала свой голос со стороны. Подошел бы сейчас кто-нибудь и сказал вот так же: — Домой хочешь?

— Домой хочешь? — прозвучало в голове. Это было невероятно – Луланси здесь! Небольшой, с Алису ростом, канрик пристально глядел на неё. Алиса сразу узнала её, хотя та уже выросла во много раз.

«Мы сейчас пойдем ко мне, хорошо?»

«Пошли», — подумала Алиса. – «Только как отсюда выйти?»

«Подожди немного, я сейчас», — Луланси куда-то исчезла. Через минуту под искусственной сосной открылся люк служебного хода.

«Спускайся сюда», — услышала Алиса.

— Как ты меня нашла? — спросила она, пробираясь вслед за Луланси.

«Тебя показывали по визору. Объявили, что в зоопарке появилось неизвестное существо. А я думала, что ты осталась там. На Зе-мле».

«Нас не станут ловить?»

«Нет, я рассказала про тебя папе», — успокоила Луланси.

«А кто твой папа?» — спросила Алиса.

«Директор зоопарка. А твою сумку нашли в клетке у пагла».

Завтра ты ещё вырастешь, и будешь носить меня в сумке в школу, подумала Алиса. Луланси конечно же услышала это.

«Завтра ты сама вырастешь, а я останусь как сейчас».

«Откуда ты знаешь?»

«Мне Ритмар сказал, он ученый-дальнобойщик, изучает Чёрный Пояс. Всё из-за этого Пояса. Я вчера тоже была маленькая, а теперь нормальная. Его Тонкодяга с раскопок привез. Они работали на планете Юлиген, там нашли базу исчезателей, а на ней – Чёрный Пояс. Я Пояс хотела примерить, надела и попала к вам».

— Ты была на раскопках? — Алиса то и дело забывала, что с канриками можно говорить не раскрывая рта.

«Нет, Тонкодяга тогда привез с собой находки и зашел к нам в гости».

Дома Луланси угощала Алису канрийскими блюдами и фруктами. Человек ведь в принципе всеяден, может поедать все что угодно. Лишь бы это содержало белки, жиры и углеводы. И было неядовитое. А аппетитный вид и изысканный вкус – это вовсе не главное, это дело привычки. Не каждому скандинаву будет по вкусу вьетнамский соус ньок мам из жгучего перца и тухлой, то есть простите, особым образом ферментированной рыбы. Можно умереть от отвращения над инопланетными яствами. А можно взять и попробовать, особенно если эти кушанья имеют мало-мальски привычный вид. Ведь Луланси, прежде чем угощать Алису, разузнала кое-что про земную пищу.

Пришли папа Луланси, дальнобойщик Ритмар и археолог Тонкодяга с планеты Комалип, похожий на ветвистый коралл. У него было тридцать рук и двенадцать глаз на раскидистой голове. И он занял собой полкомнаты, такой был большой. Они принесли с собой тот самый витой браслет, который здесь называли Чёрным Поясом. Он теперь и был большой, как пояс.

Ритмар объяснил Алисе, что это загадочное устройство осталось от цивилизации Исчезателей. Для броска на сверхдальние расстояния оно, по-видимому, использует внутриполярную энергию, и поэтому переброшенные тела уменьшаются в несколько раз. А потом Пояс помогает эту энергию восстановить, но при этом губительно действует на все окружающее. Луланси, например, погубила цветы в Алисиной комнате, а здесь вывела из строя оранжерею. Так что теперь Алиса должна надеть Чёрный Пояс и сидеть в изоляторе.

— Послушай, дорогой Ритмар, — вмешался Тонкодяга, который предпочитал говорить вслух. – Перед тобой первый посланец далекой Галактики. Жители всей Лаканды горят нетерпением поскорее увидеть ее. А ты хочешь, чтобы она томилась взаперти?

— Ты немного преувеличиваешь, — мягко возразил папа Луланси.

— Я преувеличиваю?! — вспылил археолог. – И это говорит мой лучший друг. Такого не знала еще история! В то время, когда вся Лаканда сгорает от нетерпения…

— Тонкодяга, остановись! Про Алису и на самом Канре еще почти ничего не знают, — сказал папа Луланси.

— Ты хочешь сказать, что я говорю чепуху, да? То есть я зря болтаю? И ты, мой друг, не желаешь меня слушать? Ну, раз тут со мной никто не хочет считаться, тогда я с вами не разговариваю, — Тонкодяга замолчал, обиженно свернув руки-ветви. У него был скандальный характер, от которого он сам больше всех и страдал.

— Восстановление нужно провести немедленно, — сказал Ритмар. –Не исключено, что иначе может произойти самораспад элементарных частиц до минус пятого уровня, и грандиозная катастрофа. Алиса, мы в институте приготовили для тебя изолятор.

— Я съезжу с вами, — сказал папа Луланси.

— А я не поеду, у меня дела! — заявил Тонкодяга.

— Ты куда? — окликнул его папа Луланси.

— Лаканда должна узнать об Алисе! — бросил тот уходя.

— Торжественный приём обеспечен, — хором подумали Ритмар и папа Луланси.

Алиса просидела в изоляторе недолго, так ей показалось. Она боролась со сном, стараясь не пропустить тот момент, когда к ней вернутся прежние размеры. Кажется, на минутку прикрыла глаза, а когда открыла их, увидела, что комната стала намного меньше. И почти сразу же в дверь просунулась ветвистая голова Тонкодяги.

— Алиса, — сказал он. – Канрийцы и все население Лаканды ждет встречи с тобой. Ты готова? Поехали. Сейчас начнутся торжества.

Алиса села в гравилёт, где ее уже ждали Луланси с папой и Ритмар.

— Когда прилетим, поднимешься на трибуну и скажешь приветствие, — напутствовал ее Тонкодяга.

— Я буду стоять рядом с Алисой, — сказала Луланси. – Я ведь тоже была в другой галактике.

— Мы за это воздвигнем вам с Алисой самый грандиозный памятник, — пообещал Тонкодяга.

— Правда?! — обрадовалась Луланси.

— Нет, — сказал ей папа. – Тебя надо как следует наказать, а не памятник ставить. Помнишь, я обещал взять тебя в экспедицию, если ты не будешь совершать безумных приключений?

— Помню, — ответила Луланси понуро.

— А сама летаешь без спросу в другую галактику.

— Я же не нарочно…

— А кто залез в клетку крута, чтобы достать ему из зубов камень? Кого полдня искали в Тунском кратере, а?

— Послушай, друг, — перебил его Тонкодяга. – Не приставай с мелочными придирками к великой путешественнице!

— В экспедицию ты не летишь, — сурово сказал Луланси папа.

— Ну и не надо. Я с Алисой обратно улечу.

Надо же, подумала Алиса, я ведь сразу решила, что мы с Луланси чем-то похожи.

Гравилёт опустился на взлётное поле главного космодрома. Встречу назначили здесь потому, что самая большая площадь не смогла бы вместить всех желающих. А обзорные трибуны космодрома вмещали полтора миллиона зрителей.

Гремели оркестры, в ушах у Алисы стоял оглушительный комариный писк. Алису встречали канрийский верховод, делегации инопланетных посольств, представители Аксамента Лаканды, Хранители Светлого Камня, и многие-многие другие, кому положено в таких случаях.

Алиса оглядела с высоты океан ликующих зрителей. Вот он ее звездный час! Ради этого стоило посидеть в зоопарке. Жаль только, что дома этого не видят.

«Приветствую вас, жители Лаканды, от имени нашей Галактики!» – громко подумала Алиса. Она уже привыкла говорить молча. И мысленно прокрутила свою речь, отбрасывая напыщенные фразы, которые предлагал ей Тонкодяга. Потом спохватилась, и повторила приветствие вслух.

Над космодромом разразилась буря восторга. Стало темно тот налетевших тучами корреспондентов и робооператоров. Их пришлось даже оттеснить в стороны гравилётам из почётного караула.

Алиса принимала парад звездолётчиков, двадцать тысяч юных танцовщиц исполняли танец зелёных цветов, а астропланы  на бреющей орбите выписывали фигуры высшего пилотажа. Едва она досмотрела танец, как Тонкодяга позвал её в гравилёт. Надо было лететь на пресс-конференцию, где их уже ждали лучшие учёные планеты. А на космодроме тем временем начался грандиозный карнавал.

— Сегодня у всех выходной, — сказал Тонкодяга. – И в школах занятия отменили.

— Это я попросила, — сказала Луланси.

У входа в конференц-зал их окружила толпа любителей автографов. Они протягивали на подпись снимки, где в различных ракурсах были запечатлены Алиса и Чёрный Пояс, Чёрный Пояс и Луланси, Алиса и Луланси под сенью раскидистого Тонкодяги.

Первым выступал Тонкодяга. Он пространно рассказал о цивилизации Исчезателей, о раскопках на планете Юлиген, и о найденном там Чёрном Поясе.

Потом Алиса и Луланси рассказывали о своем межгалактическом перелёте. Учёные засыпали их вопросами. Они старались отвечать серьёзно. Алиса извинилась за то, что она может лишь в общих чертах познакомить их с земной наукой. Потому что сама ещё не закончила среднее образование. Она подарила им учебники, оказавшиеся в сумке – «Прикладную генетику», «Тригонометрию», и «Астронавигацию». А еще «Инструкцию по пилотированию спортивных пузырей», журнал «Вестник космобиологии» №9 за 2081 год, и «Звёздный атлас». Все астрономы тут же кинулись его рассматривать, и обнаружили свою Лаканду где-то в квинтете Стефана под номером NGC 7317. С Земли она видна лишь в большие телескопы.

О Чёрном Поясе Алиса почти ничего не знала, но выручил Ритмар. Он сказал, что первичные исследования дали мало информации, а более глубокие могут повредить его и лишить связи с Галактикой.

— Нам потребуется много времени, чтобы научиться обращаться с Чёрным Поясом. Но вполне возможно, что мы научимся делать их сами, — заявил он.

— Без Пояса до Галактики добраться трудно, — сказал кто-то из ученых. – Перелет на корабле займет много лет, и для этого потребуется столько топлива и энергии, что придется снять с рейсов половину Космофлота, остановить телепортационные станции и отключить свет на всей планете. Но всё-таки придётся попробовать.

В тот день Алиса облетела всю планету. Она побывала в двенадцати городах на всех семи континентах. Увидела многие достопримечательности Канра: ледяные фонтаны и долину светлых камней, ажурные древние башни, песчаные водопады, знаменитый Тунский кратер, уходящий едва ли не к центру планеты. И многое другое. Завтра с утра ей предстояло лететь в соседнюю звёздную систему.

А пока, сбежав от корреспондентов, Алиса смотрела визор дома у Луланси. Она переоделась в канрийскую одежду – мягкую, облегающую как подводный гидрокостюм, состоящую из мелких цветных пузырьков. Свой красный комбинезон она подарила музею знаменитостей, только звезду Дальней Разведки оставила себе.

По всем каналам показывали карнавал – Тонкодяга устроил праздник с вселенским размахом. Показывали привезенные Алисой записи: фильмы про Марианскую впадину и про горы Хамар-Дабана, классическую музыку – группу «Битлз» из Ливерпуля, мультик «Ну, погоди!», 1359 выпуск. Там Волк и Заяц удирали от хищных космических морковок. Луланси не знала, кто кого обычно ест, и ей было не до смеха.

Объявили, что начато строительство суперкорабля для перелета в Галактику, и что поведет его знаменитый звездоплаватель капитан Берсет.

Луланси вспомнила, что не сделала уроки на завтра.

— Ты же не пойдешь завтра в школу, — сказала Алиса.

— А папа думает – нечего задаваться, учиться надо!

— Никто и не задается, нас с тобой ведь пригласили на планету, забыла как называется.

— Айш. Планета Айш. Ой, смотри! — по Черному Поясу пробежали искры. – Он снова включился! — вскинулась Луланси.

— Ты умеешь с ним обращаться?!

— Нет. Но тогда было точно так же.

— Так значит, ты попала к нам совершенно случайно?

— Значит так, — согласилась Луланси.

— Он же может занести неизвестно куда! — ужаснулась Алиса, отпихивая Пояс подальше.

— Наверное, он может улететь куда-нибудь и один, — предположила Луланси.

— Тогда мне придётся ждать, пока построят суперкорабль, и неизвестно, сколько ещё времени лететь. Дома решат, что я совсем пропала, — Алиса замолчала в нерешительности. – Слушай, ведь Чёрный Пояс никто не трогал, он всё время был с нами. Может быть, он опять перебросит меня на Землю?

Луланси неуверенно подумала, что может быть и так.

Подсчитывать шансы было некогда. Да и ясно было, что шанс только один. Сейчас, или никогда.

Алиса надела Чёрный Пояс на руку повыше локтя:

—  Что ж, поехали! Со мной ничего не случится.

— Вот, держи, — Луланси протянула ей впопыхах собранную сумку.

— Ты полетишь со мной? — спросила Алиса.

— Я бы полетела, но опять пообещала папе никуда не пропадать. И он простил меня в последний раз. Я лечу в экспедицию. А в Галактике я уже была.

— До свиданья, Луланси, — сказала Алиса.

— До свидания, Алиса. Я скоро прилечу к тебе. Капитан Берсет возьмет меня с собой…

Где я, подумала Алиса. Кругом  царил зелёный полумрак. Она очутилась в непролазных джунглях. Было влажно и душновато.

Алиса внимательно огляделась – растения, несомненно, земные, хоть и неузнаваемо велики. И пусть за деревьями прячутся анаконды, гориллы и пантеры. Дома!

Она зашагала туда, где в чаще виднелся просвет. Впереди раздался шорох, Алиса напряжённо замерла. Нет, не надо бы здесь хищников. А то сожрёт на радостях какой-нибудь питон. Где её верный походный браслет с компасом, барометрами-термометрами, определителем координат, видеофончиком с пищалкой, которая в случае опасности кричит в эфир «Помогите!»? По этому сигналу тебя найдут и в джунглях, и под снежной лавиной. Лежит он дома на столе, Алиса не успела его надеть, когда вдруг отправилась в Лаканду.

Надо подняться на холм, или выйти к реке, и осмотреться, решила Алиса. А если здесь рядом берег моря, то это просто здорово.

Она двинулась вперёд. Ветви расступились, перед ней была ровная дорожка, которую старательно подметал большой рободворник. Алиса обрадовалась – оказывается, она попала не в амазонскую сельву, и не в конголезские леса, а в Ботанический сад.

Ритмар объяснял ей, что перемещение происходит с некоторым разбросом. Чёрный Пояс исчез неизвестно куда. Сумка Луланси плавала в пруду среди водных лилий. Алиса попросила робота достать её.

— Не могу, — сказал робот. – Я заржавею.

— Да в тебе и железа-то нет, — сказала Алиса.

— Я утону. Подожди двадцать пять секунд, я вызвал сантехника, он умеет плавать.

И правда, прибежал шустрый многорукий робосантехник, плюхнулся в воду и поплыл на середину пруда.

Алиса поблагодарила роботов, и те отправились на поиски Чёрного Пояса. А она открыла сумку, чтобы поглядеть привезённые из Лаканды вещи.

Там было много красивых сувениров, записи встречи на космодроме, пакет с различными канрийскими семенами. А еще виртетради Луланси с несделанными уроками (хорошо, если без двоек), учебники: «Лингвистика, 1-й класс»,  «История древнего Канра», справочник «Инопланетная флора и фауна» на двенадцати кристаллах (явно папы Луланси, ох он и рассердится), и «Звёздные течения», приключенческий роман про Исчезателей.

В общем, бесценный клад для земных ученых.

Роботы принесли ей Чёрный Пояс. Алиса ещё немного погуляла по Москве. Когда станешь ростом себе по колено, привычные вещи выглядят очень интересно. Знакомые её не узнавали, принимая за инопланетянку.

Она зашла в Космозо. Объевшиеся мороженого поющие кустики простужено дрожали листьями, нестройно выводя «Ой, мороз, мороз…» Пение их было хриплым. Алиса сказала роботу, чтобы тот поливал их теплым чаем с малиной.

Оттуда Алиса отправилась домой – надо было сказать, что она нашлась. А потом сообщить человечеству о своем визите в Лаканду и озадачить всех ученых загадкой Чёрного Пояса.

На пороге Алиса повстречала домроботника с большой бутылью валерьянки. Это означало, что прилетел Громозека, папин друг, громадное, доброе и шумное страшилище. Что-то он раскопал на этот раз?

— Нашлась твоя крошка, Селезнёв! — зарычал он, когда Алиса вошла. – Я говорил тебе, что с ней ничего не случится!

— Где ты пропадала, Алиса? — строго спросил папа. Глаза его вдруг стали очень большими. – Что на тебе надето? Что ты натворила?! Я же запрещал тебе участвовать в опытах минимизаторов!

Ну вот, подумала Алиса, разве так встречают человека, который только что вернулся из другой галактики? Сейчас я им всё расскажу, и Громозека устроит мне парад с оркестром!

У нас 2 комментария на запись “Домой хочешь?”

Вы тоже можете высказать свое мнение.

  1. 1 21.04.2013, Bruno:

    Великолепно! Очень хороший рассказ!!
    Находясь в клетке с блинообразным хищником,который серьезно намерен ее слопать,она умудряется еще пожалеть его:»ты, наверное голодный был,бедняжка».
    Узнаю Алису.Она именно такая..

  2. 2 20.02.2015, Юрий Пепеляев:

    Интересный рассказ!

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

flash time widget created by East York bookkeeper
snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake snowflake