17 мая 2009

Мы встретимся завтра

Опубликовал: | рубрики: Новости, Проза, Творчество |


Мы встретимся завтра
Мы встретимся завтра

.

«Hадеюсь встретить какую-нибудь девочку — и хорошенькую, и умненькую, и обаятельную, и веселую, и заботливую, и верную, и… словом, такую, какой я не найду. И без малейшего воодушевления волочусь за Колеттами, Полеттами, Сюзи, Дэзи, Габи, которых выпускают сериями и с которыми уже через два часа умираешь со скуки!»
Антуан де Сент-Экзюпери. Из письма сестре.

.

«Любовь может быть в голове, в сердце и в крови. Головная всех опаснее и всех холоднее. Это любовь мечтателей, стихотворцев и сумасшедших. Любовь сердечная менее других. Любовь в крови весьма обыкновенна: это любовь Бюффона. Но истинная любовь должна быть и в голове, и в сердце, и в крови… Вот блаженство! – Вот ад!»
К.Н.Батюшков. «Разные замечания».

Бег

«Алиса! Мне тяжело без тебя здесь. Мир молчит без тебя. Пройдет невыносимо много времени, прежде чем ты появишься на Земле. Эти здания разрушатся, деревья засохнут, все вокруг умрут и я вместе с ними. А после проплывут ещё долгие-долгие неосязаемые мною годы, и только потом придёт твоё время. Почему между нами такой непреодолимый разрыв? Почему так несправедлив этот мир? Почему он заставляет меня так страдать? Тоска по тебе, не родившейся, в миллионы раз мучительнее самого трагичного расставания», — бормоча себе под нос, Андрей бежал по тротуару мимо новогодних разноцветных витрин, сквозь предпраздничную суету нарядного города. Город, в котором жил Андрей, располагался на холмах, и улица, по которой он бежал, плавной волной всё дальше уходила от центра. Музыка, смех, рекламные щиты, машины – всё сливалось в грандиозный хоровод – энергичный, но бессмысленный. Андрей не был частью хоровода, но летел сквозь него. Его не волновало, что подумают прохожие. Он презирал всех за то, что они спокойно живут без Алисы, улыбаются как счастливые. Ему даже казалось, что все мысленно издеваются над ним. Вот несколько человек на автобусной остановке тоже посмотрели на него, как будто хотели сказать: «Здесь нет Алисы, но нам все равно. А тебе не все равно? Но ты с ней никогда не увидишься!»

Андрей бросал отчаянный взгляд по сторонам и явственно ощущал, что всё вокруг существует задолго до НЕЁ. Неодушевленные предметы тоже молча говорили о своем неинтересном времени. Вот жёлтый козырёк над входом в ресторан шепнул, что существует в мире без Алисы. Вот механический Дед Мороз в красной шубе пританцовывает у магазинчика и глухо напевает песню по-английски. Скучная кукла тоже одинока в цветастом мире, в котором не хватает одного самого главного человека – Алисы. Всё, что движется и не движется, что шумит и безмолвствует, всё вокруг твердит одно и то же: «Здесь нет Алисы. В этом мире нет Алисы. Ее нет в этом времени!» Нет! Здесь больше существовать невозможно! Андрей задыхался от безысходности. Как можно спокойно терпеть минуты, часы, годы своей жизни без Алисы? Неужели реальность так безгранично жестока? Ещё недавно он был уверен, что отправится в будущее к Алисе, но скоро вечер, а на встречу нет ни малейшего намёка.

Неужели ему почудился тот девчоночий голос? Час назад он сидел в комнате и смотрел на пустую стену, когда услышал слова: «Сегодня мы с тобой встретимся». Голос был слишком ясный. Совсем не хотелось считать его галлюцинацией. К тому же в последнее время все события в жизни Андрея были какими-то странными…

Началось с того, что он зачем-то стал перебирать старые бумаги в шкафу. Это само по себе было странно для Андрея. Приводить что-то в порядок он не любил, а точнее, никогда не пробовал, а тут вдруг полез. И надо же было такому случиться — в руки попалась картонная папка с тряпичными завязочками. Андрей машинально развязал папочку и увидел запечатанный конверт, подписанный детским почерком: «Мне, взрослому». Он вскрыл конверт, вынул аккуратно вырезанный листочек и с интересом стал читать письмо самому себе:

«Андрей! Тот, который я сам. Я очень хочу попасть в будущее к Алисе. А у нас сейчас нет таких машин. Может быть когда я стану взрослым изобретут такие машины. Или вдруг как то еще можно будет туда полететь. Но я очень боюсь, что когда я стану взрослым, то я разлюблю Алису или не захочу лететь в будущее. Андрюша! Ты хоть и я, но ты не передумывай пожалуйста. Пожалуйста помни, что ты очень этого хотел. Пожалуйста не предавай меня и себя Андрюша!
Я.»

К концу записки Андрей уже перестал считать ошибки, руки похолодели. Он действительно совершенно забыл про свою мечту.

Он хорошо помнил, как влюбился в Алису из фильма «Гостья из будущего». Три года подряд он смотрел этот фильм в каникулы. Это было самое главное событие в году. Никакие дела не могли оказаться важнее. Однажды за 15 минут до начала фильма к нему домой пришла одноклассница Ленка, жившая в соседнем подъезде. Ещё неделю назад она приглашала на свой день рождения, а он отказывался, ссылался на дела. И вот в день своего рождения она явилась!

— Ну, и какие у тебя дела, врун? Пошли ко мне. Все уже собрались. Есть магнитофон. Собирайся.
— Да не могу я… У меня подарка нет, — опрометчиво ответил Андрей.

Он не предполагал, что такое заявление лишь разжалобит Ленку. Видимо, она подумала, что у него нет денег на подарок, из-за чего он вынужден сидеть в скуке и одиночестве. Её настойчивость стала невыносимой. Она разулась, деловито прошла в комнату и начала рассуждать, что никакого подарка не надо, «просто посидим, потанцуем…». До начала фильма оставалось 7 минут.

— Дела… Не могу я, — беспомощно мямлил Андрей.
— И какие же у тебя дела? Что ты делаешь? Переодевайся скорее. Я уйду в другую комнату. А если хочешь – не переодевайся, так пойдем.

В конце концов, когда до заветного момента оставалось минуты 3, Андрей открыл дверь, вышвырнул ленкины туфли на лестничную площадку и заорал:

— Да надоела ты мне! Отстань от меня! Иди отсюда быстрей! Я тебя на словах уже поздравил.
— Андрюш, ты псих, да?
— Псих, псих. До свидания.
— Прощай! Спасибо за поздравление!

До сих пор он испытывал стыд от этого воспоминания. Ленка была неплохой девчонкой, даже лучшей в классе, но как ей объяснить, что она тут ни при чём? Просто не повезло со временем. С тех пор они избегали друг друга…

Итак, когда наступали долгожданные дни, Андрей становился замкнутым и рассеянным. В нужный час он закрывался в комнате, садился в метре от телевизора и… До рези в глазах всматривался в черно-белый экран, наслаждался каждым кадром с умной красивой девочкой из будущего, но… Но панически ощущал, как быстро бегут минуты, близится к концу очередная серия. Ещё сутки и все повторялось вновь. Четыре коротеньких серии с Алисой — четыре коротких дня. Последний день всегда был самым тяжёлым. Она уходила. Её закрывала кирпичная стена. Самая непреодолимая стена в мире. Когда стена задвигалась полностью, слёзы можно было не вытирать, можно было даже зажмуриться – все равно смотреть уже некуда! “Жестоко…, жестоко…, прекрасное далёко…, жестоко…, жестоко…”, – неслось из телевизора сквозь сиплый сдавленный плач. Почему-то именно в этот момент родителей не оказывалось дома. Это было маленькое счастьице: никто не мог видеть и слышать Андрея. Затем были мучительные недели реабилитации, постепенного вхождения заново в эту будничную, некрасиво-простецкую жизнь.

— Ты что такой задумчивый? — спросила однажды на перемене учительница географии.
— Да ничего.
— Влюбился, что ли?
— Да нет, не влюбился. Ну правда!
— А ты чаще разговаривай с ней. Глядишь, и она в тебя влюбится, – учительница была неплохим психологом, но не предполагала, какую глупость говорит.

На остальные уроки в тот день Андрей не пошёл. Он побежал домой, закрылся в комнате и долго пролежал, уткнувшись в подушку.

Первая любовь оказалась самой сильной в его жизни, но и самой несуразной и запутанной. Кого любить? Наташа Гусева реальна, но она – не Алиса, она не знает 8 языков и не знает, что с нами будет. Алиса идеальная, но не существующая. Появится ли она когда-нибудь? Сколько придется ждать, прежде чем она улыбнется по-неземному, посмотрит своими шокирующе-красивыми глазами? Стоп! Чьими глазами? Наташиными? Андрей ворочался и бился головой о подушку в отчаянии от неспособности понять, чего же он хочет и как быть с Алисой?

Постепенно он успокоился, и в голову пришла ясная и простая мысль. Если фантасты способны предвидеть будущее, то почему бы не допустить, что Алиса тоже когда-нибудь родится? Тогда он написал самому себе письмо, а потом как-то незаметно забыл о нем. О фильме помнил, а про письмо забыл. Мозг выключил те желания, которые не могут быть осуществлены в принципе.

Теперь всё вспомнилось: старый черно-белый телевизор, Алиса, записка самому себе… и представился мальчик-школьник, который стоял перед взрослым Андреем и умолял не забывать о своей мечте. То, чего он опасался в детстве – произошло. То, что обещалось самому себе – не выполнено. Но как такое выполнить? Встретиться с Алисой – это же полный вздор! Столько лет прошло, а ничего принципиально не изменилось. Флаер сейчас – это рекламная листовка, а флип – яичный напиток! Машины времени нет и не обещается. Говорят, что она принципиально невозможна. Такой пессимизм просто убивает. Как можно заранее говорить о невозможности чего-либо? Мощность современных компьютеров раньше тоже казалась недостижимой. А интернет? Мог ли Андрей представить, что достаточно пяти минут, чтобы его письмо оказалось доступным для всех и навсегда?

Навсегда?! Андрей положил записку на место, быстро завязал папку, сунул её в шкаф, встал и заходил по комнате: “Навсегда, навсегда, навсегда! До самого светлого будущего!” Он не мог понять, как такая простая идея не пришла ему в голову раньше? Наверное, потому, что он и не надеялся на путешествие во времени, считал это фантастикой.

Андрей почти подбежал к компьютеру, включил его, нервно стучал пальцами по столу, пока две минуты шла загрузка, … и еще минуту, пока входил в интернет, загрузил Яндекс, набрал: <<Конструкторы машины времени “Алиса из будущего“>>. К огромному удивлению, вышла ссылка на форум. Недолго думая, Андрей написал письмо модератору с просьбой опубликовать сообщение в подходящей ветке.

Письмо было таким:

===========================
Уважаемые потомки!
Я обращаюсь к тому поколению, которое уже изобрело машину времени.
Предлагаю вам себя в качестве подопытного для испытания вашей машины.
Я согласен на любые последствия для себя. Особая просьба перекинуть меня хоть на день в то время, где существует настоящая Алиса. Я очень хочу с ней встретиться! Пожалуйста! Выберите меня!
Я надеюсь на то, что это сообщение, оставленное на форуме, будет сохранено в той или иной форме на каких-либо носителях до вашего времени.
Наверняка, ваши технологии будут достаточно развиты, чтобы найти мой адрес. Модератор, оставивший это сообщение, тоже в курсе.
===========================

Утром пришел ответ, что сообщение опубликовано на форуме по адресу:
http://romantiki.ru/forum/viewtopic.php?t=2595

***

Все рождественские выходные Андрей просидел в своей душной квартире один, предвкушая встречу. Вначале он гадал, каким способом его доставят в будущее. Может быть, машина времени возникнет посреди комнаты? А вдруг кто-то постучит в дверь и передаст записку с описанием маршрута к машине времени? Или письмо с инструкциями придёт по электронной почте? В конце концов, Андрею надоело выдумывать технологии перемещения во времени, тем более, что от его фантазий ничего не зависело. Тогда он переключился на обдумывание своей встречи с Алисой, что было уже намного приятнее, несмотря на многочисленные тревожные вопросы. Что он ей скажет? Как она отнесется к нему? В голове выстраивались длинные диалоги. Он рассказывал ей о себе, восхищался ею, признавался в любви… Один день пролетал за другим. Он ложился спать и до самого утра продолжал разговаривать с Алисой, пока незаметно не засыпал. А во сне она снова приходила к нему: то в дымке, то окружённая мигающими лампочками фантастических устройств – очень-очень красивая. Жаль только, каждое утро он не мог точно вспомнить её лицо. Так прошли все выходные. Почему за ним не прилетели в эти дни? Ведь именно несколько выходных дней как нельзя кстати подходят для путешествий. Если люди из будущего гуманны, то они должны понимать, что вернувшемуся путешественнику необходимо адаптироваться после необычных впечатлений. Завтра — рабочий день. Если его заберут в будущее сегодня и доставят обратно в сегодняшний же день, то как он завтра пойдет на работу? У него же будет бессонница! Может быть, они знают, что он не выживет? Но хотя бы с Алисой ему дадут встретиться? А, может быть, за ним вообще никогда не прилетят? Андрей отказывался думать о таком обыкновенном варианте. Скорее он что-то не так сделал. Наверное, он зря сидит дома! Что, если в его обычную квартиру многоэтажного панельного дома нельзя переместиться из будущего? Конечно! Надо идти на улицу! И тогда ему почудился детский голос: “Сегодня мы с тобой встретимся”.

Морозный свежий воздух заставил Андрея застегнуть куртку и начать думать конкретнее. Предположим, за ним прилетели. Как заставить его идти в нужное место? Развесить указатели: “Ступайте, молодой человек, туда…”. Бред! А могут ли гости из будущего внушить нужный маршрут мысленно? Наверное, могут. Ведь даже сейчас уже существуют способы дистанционного воздействия на психику! Андрей постарался отрешиться от всяких дум и пошел наугад. Но ему казалось, что он двигается слишком медленно. Хотелось бежать. И он побежал. Постепенно возник и усилился до невыносимости страх того, что сама идея встречи с Алисой может оказаться вздором. Андрей в панике побежал быстрее.

“Алиса! Мне тяжело без тебя здесь, Алиса…”, — повторял он невнятно, презирая довольных жизнью прохожих. Он бежал туда, куда его звал внутренний голос, судьба. Судьба завела его на совершенно безлюдную улицу, и не зря.

Встреча

Вдруг, сердце Андрея замерло. Впереди на обочине дороги спиной к нему стояла девочка в белой шубке, белых брючках, красных сапожках и с золотистой сумочкой. Она была без головного убора.

Это была Алиса! Да, да! Это Алиса! Внутренний голос не мог ошибаться. Андрей её сразу узнал по короткой стрижке и светло-русым волосам. Тело пробил озноб. Всё вокруг стало восприниматься как-то особенно, будто во сне. Опьянев от неожиданного счастья, Андрей направился к девочке.

— Алиса, здравствуй, — еле дыша, прошептал Андрей.

Секунды тянулись как в замедленном кино. Она поднесла руку к волосам, подбила прическу, начала поворачивать голову… Волосы медленно взлетели в стороны… Поворот… Лицо в профиль… О, Боже! Поворот… Она смотрит на него! О, ужас! На него смотрела не девочка-подросток, а разукрашенная нахальная девка лет 25. И волосы у неё были хоть и короткие, но с завитками! Когда её пышное тело повернулось окончательно, Андрей уже тонул в отчаянии.

— Ищешь подругу? – спросила она.
— Ой, извините…
— Да ничё, нормально. Можно и на “ты”. Так ты ищешь подругу?
— Откуда ты знаешь? – ответил Андрей почти автоматически, не веря в такой жестокий обман.
— Я всё знаю. Потому что твоя подруга перед тобой. Бери меня, дорогой! – девка жеманно выгнулась и театрально протянула руки.
— Фу, ты, чёрт! Чёрт!
— Ну, какой же я тебе чёрт? Я Жанна. А тебя как зовут?
— Какая тебе разница? Андрей меня зовут. Довольна? Теперь отойди.
— Андрей! Для начала можешь угостить меня пивом.
— Иди прочь своей дорогой. Нам не по пути.
— Почему?
— Ты кудрявая. Я таких не люблю, – подчеркнуто пренебрежительно сказал Андрей первую пришедшую в голову чепуху. Впрочем, в этой чепухе была большая доля истины.

Он попытался быстро обойти Жанну, но та положила руку ему на плечо и быстро зашагала рядом.

— Ой, ой, ой, какие мы сердитые. Что стряслось, мой голубчик? Открой душу Жанне. Жанна знает, как лечить мужчинок.
— Что ты знаешь? Я ищу чистой любви, а не таких, как ты.
— Чистой любви?! Наш паренёк направился в рай? А, может, он по дороге в рай зайдет ненадолго вот в это кафе? А? Угостит свою новую подругу. Успокойся, солнышко. Тот, кого ты ищешь – совсем рядом.

Андрея взбесила навязчивость Жанны, её уверенность в себе и в своей проницательности, и он, не стесняясь прохожих, заорал:

— Что ты понимаешь? Я ищу Алису! Понимаешь? Алису, которая будет жить, когда ты уже сдохнешь. И все твои клиенты сдохнут. И весь этот город умрёт и развалится. А она родится! Когда вся грязь на Земле сгниёт, когда наступит светлое, чистое, прекрасное далёко! Тогда родится ОНА! И вот с ней я хочу быть. С ней я хочу встретиться. И к ней я иду!

Понимающе кивая, и издавая успокаивающие звуки “тс-тс-тс-тс“, Жанна уже вела его к двери кафе. Войдя внутрь, она жестом остановила и отправила восвояси официанта, провела Андрея к столику в дальнем углу и усадила его.

— Ну, дорогой, теперь рассказывай свою историю, — деловито проговорила Жанна, садясь в кресло напротив.
— Отпусти меня…
— Нетушки! Не каждый день приходится ловить настоящего алисомана. Вот, скажи мне, дорогой, ты и вправду во всё такое веришь? Ты болен?
— Я не болен. Я поклялся себе… Еще в детстве.
— А! “Чище и добрее”. Помню!
— К сожалению, это уже не актуально в нашей жизни. Но я дал еще и другую клятву в детстве: встретиться с Алисой. А недавно вспомнил о своей клятве и не хочу предавать самого себя. Я пообещал себе. Тот ребёнок надеется.
— Какое себялюбие!
— Просто я почувствовал, что детские мечты важнее, чем взрослые. А себялюбия у меня не больше, чем у вас. Но я, в отличие от вас всех, собираюсь встретить свою любовь. А она — в будущем. Многие хотят побывать в будущем. И я хотел. Но я раньше смутно представлял, КУДА я хочу. А теперь я чётко знаю, К КОМУ я хочу. Понимаешь разницу? Когда у тебя где-то есть кто-то… Ты понимаешь? Это место становится уже совсем другим. Вот представь… Ты смотришь на карту. Где останавливается твой взгляд?
— Ну, я смотрю масть…
— Я о географической карте говорю! Какие города ты в первую очередь хочешь отыскать? Те, в которых живут твои родственники, знакомые! Понимаешь? Эти города особые для тебя. Так и будущее для меня. Оно теперь не туманно. Это как в фильмах, когда показывают полёт к планете. Вначале туманность-галактика, потом яркая точка-звёздочка, к ней приближаешься, а она оказывается огромной красивой живой планетой! — Андрей немного удивлялся своему красноречию. — И вот эта самая звёздочка – это моя Алиса! — выразительно и торжественно завершил он.
— Ты на ней хочешь жениться?
— Что?!
— Ну, зачем ты так хочешь к ней прилететь? Ты собираешься… взять её в жёны?
— Дура!!!

Андрей вытаращился на Жанну с её нахальными кудрями и невозмутимыми как у козы глазами. Он ждал, когда Жанна встанет и уйдёт. Пусть проваливает! Он даже не боялся её обидеть. Однако она не собиралась обижаться. Видимо, слово “дура” не казалось ей оскорбительным.

— И почему же я дура? – невинно спросила она.
— Да ты плюнула мне в душу! Алиса – мой идеал, чистый образ… Символ всего самого хорошего, что может быть в будущем. Она – воплощение прекрасного далёка. Я стремлюсь к Алисе – значит, я хочу прекрасного далёка.
— Очень торжественно. И ты веришь, что она существует?
— Я знаю это!
— Хорошо. А ты говоришь о конкретном человеке или о символе? В каком виде она там существует? Как реальный человек или как о-о-о-браз или си-и-имвол?!
— Она реальный человек, но слишком совершенна, слишком идеальна. Она – почти божество для меня…, – Андрей мучительно пытался четко сформулировать своё представление об Алисе. – Она реально живет в будущем, но для меня является символом прекрасного будущего, вот!
— О! Человек-символ! Как Ленин.
— Ну, и сравнения у тебя…
— А что? Ленин, конечно, из прошлого, но ведь он тоже был символом веры в лучшее будущее.
— Да не хочу я говорить о политике. Моя любовь к Алисе не имеет ничего общего с политикой или какой-то идеологией.
— Так. Дай я разберусь. Значит, ты любишь Алису. Но ты её любишь не так, как любили Ленина, и не так, как любят невесту. А тогда как же?! Как символ?
— Ну, может быть.
— А что тебя заставляет любить этот символ? Почему именно этот? Вот, например, знак “Инь-Янь”. Очень глубокий символ. Мне он нравится. Но я же не схожу с ума: “О-о-о! Инь-Я-я-янь! Я хочу Инь-Я-янь!”
— Что ты несёшь?! Ленин, Инь-Янь… У Алисы есть душа. Очень совершенная душа! Такая не могла бы возникнуть в несовершенном мире.
— Правильно ли я поняла? Ты любишь Алису за то, что она существует в прекрасном будущем, которого ты очень жаждешь. Ты хотел попасть в такое будущее и до того, как поверил в Алису. И если бы ты не узнал о ней, то также сильно стремился бы в прекрасное будущее.
— Я не знаю, как бы я хотел туда, если бы там не было Алисы. Но она там существует!
— Хорошо. Пусть она там существует, но ты-то здесь!
— Представь себе, я с ней встречусь.
— Ясненько. Я всё поняла. Ты нашёл подвал с машиной времени. Всё с Вами ясно, дорогой товарищ. Желаю удачного пути. К сожалению, проводить не могу. Там пахнет сыростью, а я, извини, не Наташа Гусева и до страсти боюсь пауков.
— Какое у женщин узкое мышление!
— Ну-ка, расширь мне его.
— Я нашёл более надежный способ.
— Вся внемлю тебе, дорогой!
— Я понял ошибку всех тех, кто пытался попасть в будущее. И я пошёл другим путём.
— Правильно!
— Они пытались сами придумать способ перемещения во времени, но это бестолку. Это как если бы древний человек пытался в одиночку попасть в космос. Нет технологии, нет космической индустрии, ничего такого нет, а человек пытается улететь в космос, представляешь?
— А как же! Проблема Икара актуальна и сегодня.
— Тогда считай, что я — Икар. Но полечу я не в космос, а в будущее. И у меня получится.
— Ты так уверенно говоришь, Андрей, что я даже на секундочку поверила тебе.
— Сейчас ты поверишь навсегда. Слушай. Наверняка, способ путешествия во времени будет изобретён, а пока он не известен. Так вот, я не знаю, какой это будет способ, мне это абсолютно не важно. Я просто очень попросил наших потомков переместить меня к ним. Переместить известным им способом. Как они это сделают – меня не интересует.
— Я поняла. Ты пошёл на почту и отправил письмо в будущее. С почтальоном Печкиным.
— Если будешь смеяться, я уйду.
— Ладно, ладно. Не буду.
— Я действительно, отправил письмо в будущее. В виде записи на форуме. Пусть в будущем прочитают архив этого форума, узнают о моём желании и прилетят за мной.
— Логично. У тебя не ум, а умище! Вот везёт мне на гениальных холостяков. А не подскажешь ли, дружок, нафига ты им нужен?
— Я написал, что не буду иметь претензий, если со мной что-то случится.
— А, ну, тогда да! Это совершенно меняет ситуацию. Теперь у них нет опасений, что ты подашь в суд. Представляю: “Внимание, внимание! Археологи нашли письмо Андрея. Оказывается, у него нет к нам претензий. Ура, товарищи!”
— Вот ты смеешься опять. А ты представь… Предположим, они изобрели машину времени, хотят испытать, а желающих нет. Я не думаю, что в их благополучном мире найдется много желающих рискнуть своей жизнью. Они там живут в комфорте. Вряд ли кто-то захочет ради науки пойти на смертельную опасность.
— Ой, не согласна. Я замечаю, чем благополучнее жизнь у людей, тем сильнее их тянет в экстрим: на горы, под воду. Вот у меня знакомые…
— Да это другое дело. Твои знакомые развлекаются ради романтики или адреналина, они знают, что шансы получить впечатления намного выше, чем шансы погибнуть. Вот и рвутся в горы, хотят себе что-то доказать. А если бы им предложили прыгнуть в котел с кипящей водой, например? Я не думаю, что они согласились бы. А первые экземпляры машины времени, наверное, будут не менее опасны, чем котел с кипятком. Это же перемещение во времени. Тут никакой романтики.
— Ой, Андрей, подожди, — Жанна глянула на вошедшего в кафе высокого молодого человека и быстро-быстро заговорила вполголоса, — это мой бывший бойфренд. Андрей, пожалуйста, давай, как будто ты мой знакомый, ну, любовник, что ли. Умоляю, ты только ничего не говори, — Жанна замолчала, когда знакомому оставалось пройти до их столика десять метров.
— Гутен таг.
— Ой, ты прямо в простое кафе, да ещё без охраны заходишь?
— Курить захотел, как простой смертный. Сигареты кончились. А ты когда успела его подцепить?
— Не подцепить, а познакомиться. А тебе-то что? Между прочим, очень хороший человек. Вот ты, Петь, сволочь, а он – учёный. А еще он любит меня.
— Чё-то он у тебя заморыш какой-то, ей Богу. Чем же любит тебя этот твой ученый, головой?
— И головой тоже. А вообще, Петь, не надо хамить здесь. Иди отсюда. Это интеллигентный человек, специалист по хронопортированию. У него, в отличие от тебя, высокие идеи.

Петя снисходительно улыбнулся:

— Ладно, парень. Мне она не нужна, поэтому морду бить не буду. Юзай, только осторожно. Звони ей чаще, у неё теперь крутой телефон.
— Да забери свой поганый телефон, – Жанна нервно достала из сумочки сотовый телефончик и швырнула на стол.

Петя положил его в карман, медленно отошёл к стойке, купил сигареты и медленно вышел. Жанна и Андрей проводили его взглядами.

— Жмот такой… Сам магазинами владеет. “Детский мир” новый видел? Это он купил здание. Сейчас бизнес на детских товарах хорошо идет… Я даже сим-карту забыла вынуть.

Помолчали еще минуту.

— Итак, ты придумал способ улететь в будущее, – бодро продолжила Жанна.
— Тебе действительно это интересно? Скажи честно, ведь ты считаешь меня сумасшедшим, а всё, что я говорю – детским лепетом.
— Мне с тобой хорошо. Мне нравится слушать про всё такое. Я, конечно, не очень верю в это, но зато мне еще никто ничего такого не рассказывал.
— Тебе про путешествия во времени никто не рассказывал?
— Про свои мечты никто не рассказывал. И вообще, я тебе немножко завидую. Я бы сама хотела улететь куда-нибудь с тобой… хоть в будущее, если там так хорошо.
— Значит, ты немного веришь?
— Я бы хотела верить… Итак, на чем мы остановились?
— Уже забыл… На способе…
— А, ну да. Ты сообщил им, что не будешь против, если с тобой что-то случится.
— Да. В любом случае один лишний доброволец не помешает. Я, конечно, понимаю, что шансы у меня невелики, но у меня нет иного выхода, Жанна!
— И ты думаешь, что они прочитают твоё послание на форуме?
— Я уверен, что информация с серверов будет где-то храниться всегда. Как сейчас хранятся старые газеты, песни, фильмы. Их оцифровали, они не обязательно остались на оригинальных носителях, но ведь остались же в какой-то форме! И вот представь, им нужен доброволец. Они запустили поиск по интернету или что у них там будет вместо него: “Кто желает стать подопытным?”. А тут, бац, моя записка в старом архиве.
— А как же тебя забрать? Ведь надо чтобы кто-то за тобой прилетел вначале.
— Ну, для меня это не важно. Может быть, они смогут послать робота. Или, может быть, переместиться за мной не так опасно, а я им понадоблюсь для более сложных опытов.
— Как-то все маловероятно. Тебе не кажется, что твои версии натянуты?
— У меня нет иного выхода, Жанна. Если не таким способом, то как?
— Да-а. Заберут тебя, сделают из тебя какого-нибудь мутантика, а Алису не покажут. Жалко будет, однако.
— Я выдвинул условие, чтобы обязательно устроили встречу с Алисой. А потом пусть делают со мной, что хотят.
— И ты им доверяешь? Хотя, да. У тебя же нет другого выхода. Неужели ты готов так сильно рисковать собой? Ради чего? Вокруг полно других девчонок.
— Я её по-настоящему люблю.
— Настоящая любовь – это полная любовь. Со всеми вытекающими последствиями, между прочим.
— Прекрати сейчас же! Господи! Ну как тебе объяснить? Ну, если ты не можешь понять, то хотя бы поверь мне, что когда очень любишь, то такая пошлость даже в голову не приходит.
— А что я особенного сказала?
— У меня высочайшая, совершеннейшая любовь! Любовь к душе Алисы, понимаешь?
— Ладно. Предположим, ты любишь душу Алисы. Окей. Прекрасно. Я тебя понимаю. Душу Алисы! Как романтично! Класс! Но ответь мне на один вопрос. Только честно. Ответишь?
— Если не пошлый, то задавай.
— Представь, что душа Алисы находится не в Алисе, а в каком-нибудь мужике из будущего, например, в Петре.
— Чего?!
— Но ведь душа не имеет пола. Она может селиться то в одном человеке, то в другом…
— Это какую религию ты хочешь вплести?
— Да не важно. Ну, ладно. Скажу иначе. Представь, что в детстве ты посмотрел не “Гостью из будущего”, а какой-то другой фильм. Например, “Гость из будущего”. Всё почти то же самое, только вместо Алисы был бы, например, некий Пётр.
— Да что ты с этим Петром заладила!
— А ты представь! Вот Пётр! Тоже добрый, умный, всё знает, умеет, и душа у него хорошая, и красивый… Хотел бы ты с ним встретиться так, как хочешь встретиться с Алисой?
— Ну, наверное, там есть и Пётр, и Максим, и Александр и ещё миллиарды других людей, но там есть и Алиса! Обязательно есть. Я это знаю. И я хочу встретиться только с ней. Мне никто не нужен, кроме неё одной. И здесь, в этой жизни, за этим поганым столиком мне противно, потому что нет рядом её! Я люблю только её, а не твоего Петра!
— Значит пол важен? То есть для тебя важно, что она женского пола, а это уже, так сказать, сексуальный аспект! Вот я тебя и подловила, дорогой ты мой! Все вы мужики одинаковые. И романтики, и не романтики… А в твои рассуждения о тяге к прекрасному будущему я поверю, когда ты захочешь там встретить Петра.

Андрей почувствовал, как нереально переубедить эту чудовищную Жанну. Её легче убить, заново родить и заново нормально воспитать!

— Мне некогда тебе что-то доказывать. Тем более, что это бестолку. Ты зайди на какой-нибудь форум, где любят Алису и задай свой вопрос про Петра. Увидишь, что тебе ответят. Например, на романтики.ру.
— Ой, только не надо мне плейсмент разводить. Он в кино надоел до чёртиков, а еще ты тут.
— Прощай.
— Да ладно, не обижайся особо. Неприятно отвечать – и Бог с ним. Посиди ещё.
— Я особо и не обижаюсь. Но мне, правда, нужно идти. Я сегодня… Вернее не сегодня, а в будущем с ней встречаюсь. Наверное. А сегодня должно всё решиться.
— У любви нет преград, да? – задумчиво протянула Жанна.
— Наконец, ты что-то дельное изрекла. Именно так. Пока!
— Постой! Хотя это не важно… Но все-таки, я тебе хотела сказать… Я тебе верю. Я даже хочу, чтобы ты с ней встретился. Знаешь, я тоже так любила. Сильно-сильно! Благоговейно! На самом деле мне знакомо то, о чём ты говоришь. И я не хотела за того человека замуж. Мне казалось, что я… испачкаю его что ли?
— Вот, вот! И что было дальше?
— Ничего. Но мне было проще. Ладно, пока. Скажи своей Алисе, что она мне тоже нравится. Если я доживу, то пусть пришлёт мне в дом престарелых посылочку с сигаретами.
— Да ну тебя!

Андрей махнул рукой и быстро зашагал прочь от грязного столика с Жанной.

— Андрей, — окликнула выскочившая из кафе Жанна.
— Ну, что еще? Видишь? Уже почти вечер!
— Я все-таки боюсь тебя отпускать в таком состоянии. Ну, скажи, куда ты идёшь? Ты хоть сам понимаешь? Ты весь на взводе. Ни дай Бог под машину попадешь. Сделай 100 приседаний. Или лучше погуляй. Знаешь, что? Залезь на тот холм.

За городом примерно в двух километрах находился высокий холм. Отсюда его хорошо было видно. На лысой вершине еле выделялись редкие кустики. Там безраздельно властвовала сумеречно-синяя снежная палитра.

— Жанн, ты, наверно, все-таки какой-то чёрт. Тебя ко мне подослали, чтобы ты сбила меня с истинного пути. Ну с какой стати я полезу на тот холм? Какой смысл? Впрочем… – Андрей уставился на Жанну округлёнными глазами.
— Андрей, я тебя боюсь.
— Жанночка! Ты – ангел! Меня же легче всего будет там найти! Я поднимусь над этим городом. Над этим грешным городом! И Алиса меня встретит там!
— Ё-моё, опять Алиса! Андрей, подожди! Ну, Андрей, остановись, я что-то тебе скажу!

Два ряда фонарных столбов замигали и зажглись длинными параллельными волнами до самой окраины города, указывая Андрею путь к синей горе.

Мы встретимся завтра
Гора

Он один. Теперь не надо ни перед кем оправдываться, никому ничего объяснять. А понимать самого себя не обязательно. По крайней мере, это не срочно. На это еще будет время. Он хотел просто наслаждаться предвкушением встречи. Наслаждаться каким-то действием, которое хоть как-то будет связано с приближением встречи. Подъем в гору был более крутым, чем представлялось издалека. Андрей спотыкался, проваливался в снег и задыхался. Но был счастлив спотыкаться, проваливаться и задыхаться. Все-таки он не зря поднимается на гору. Если бы Алиса прилетела, то как бы она отыскала его в целом городе? А здесь, на горе, он совсем один. Вот он! Совсем один среди сумрачной тверди и белёсого неба. Небольшие кустики тут и там не могут сбить с толку – они неподвижны. А он движется. Его так легко различить. А, может быть, Алиса прячется за каким-нибудь кустом? Вот за этим! Нет, слишком мал. Вон за тем! Андрей побежал вверх к большому кусту. Во рту пересохло, дыхание было тяжелым и громким, похожим на радостное или отчаянное рычание.

Остался нерешенным один вопрос. Как он объяснит Алисе своё желание встретиться с ней? Именно Алисе, не Жанне, не кому-то ещё. Он жаждет знаний о будущем? Нет. Если бы он хотел знаний, то скорее ему следовало бы встретиться с кем-то более осведомлённым, чем простая школьница. Он хочет говорить с ней? Да! Он хочет говорить с ней! Но о чем? А ни о чем! Просто болтать о всякой чуши. От нечего делать. Или нет. Он хочет молчать рядом с ней. Молчать спокойно и умиротворённо, как близкие люди, не чувствуя стыда от молчания, не испытывая неловкости от затянувшейся паузы, от бесконечной сладкой паузы. Он хочет остаться в этой паузе на миллионы лет. Но и миллионы лет когда-то закончатся! Нет, он хочет остаться с ней навсегда, до окончания миров. Или лучше быть вне времени. Чтобы времени не существовало. Чтобы этого проклятого понятия, этой невыносимой категории не было вообще! Это из-за времени всё не так, как мы хотим! Это оно нам во всём мешает! Это оно — самое большое препятствие в осуществлении нашей мечты! Кто придумал, что мы должны плыть по столь непонятному течению? Так медленно! Не так, как мы хотим! Мимо совсем других берегов!

Есть ли что-то неподвластное времени? Камень? О, да! Он хочет стать камнем! Маленьким тёплым кулончиком на её шее. Пусть лучше бессознательным, но зато вне времени и рядом с её душой. Да! Точно! Души находятся вне времени. И если они родственны, то тянутся друг к другу, несмотря на разделяющие их века. Вот под ногами камень. Андрей поднял его и обхватил ладонями. Этот камень долежит до её времени. Он будет существовать вместе с ней. Может быть, она прикоснётся к данному камню когда-то? Если к нему прикоснуться сейчас, а она прикоснётся в своём времени – почувствуется ли связь? Андрей ощутил, как всё в мире взаимосвязано: сильнее, чем представлялось ранее. В каждой песчинке записаны прошлые и будущие события всей Вселенной! И в этом камне есть информация о ней! Это скрижали бытия! Это часть её!!!

Камень был холодным. Андрей вдруг почувствовал, какой жгучий ветер обдувает его на высоте. Он посмотрел вниз на ночной город с мириадами огоньков, похожий на центр галактики.

“Какой я дурак”, — подумал Андрей. “Зачем я поднялся на эту гору? Господи! Дай мне мудрости! Пошли мне сил разобраться в себе! Ну, почему я так одинок? Почему меня никто не слышит? Если Алиса есть, то она должна знать, как я страдаю. Она бы не допустила моих мук. Значит, её нет? Ну, если нет Алисы, то хоть Бог-то есть? Хоть какой-нибудь Бог есть? Пусть Христос или Будда – не важно! Высшие силы, почему вы так жестоки ко мне?! Хочу понять, для чего нужны мои терзания? Хочу мудрости, чтобы знать, что мне делать!”

— А хочешь ли ты мудрости? – за спиной послышался спокойный голос девчонки. Андрей вначале не поверил ушам. Но детский спокойный уверенный голос повторил вопрос.
— Подумай хорошо, хочешь ли ты мудрости? Только честно самому себе скажи. Хочешь ли ты знать истину? Готов ли ты будешь принять её, если она будет отличаться от твоего представления о ней?

Андрей был настолько ошарашен, что смысл сказанного доходил до него не сразу. Неужели Алиса здесь? Он боялся повернуться, боялся, что голос – галлюцинация. Ведь если сейчас её не окажется, если всё только чудится… Это же последний шанс!

— Может быть, тебе слаще будет продолжать мучиться? Да, это изматывает. Но подумай, разве мудрые страдают? Хочешь быть мудрым – спускайся с горы домой, а после праздников иди на работу. Хочешь ли ты этого? Если да, то не поворачивайся ко мне. Иди вниз и не страдай! А если не-е-ет…, — зазвучала игривая интонация!

Конечно, это она! Слава всем богам на свете! Мне больше ничего не надо! Андрей обернулся. Перед ним была собака. И собака говорила детским голосом:

— Что? Не ожидал увидеть Будду в собачьем обличии? Ха-ха-ха-ха!

Лицо Андрея похолодело, ноги стали ватными, в ушах зазвенело, тёмные пятна перед глазами быстро слились в сплошную черноту. Своего падения на снег он уже не ощущал.

Будущее
Мы встретимся завтра
— Пробуждение. Стадия двадцать один. Сознание включено, — скороговоркой пронесся приятный женский голос.

Андрей открыл глаза. Он лежал в светло-серой комнате.

— Я в будущем?
— Вы в будущем. Здравствуйте. Поздравляем Вас. Пройдите краткий урок по интерфейсу взаимодействия. Какое слово будет означать “да”? Предлагаем слово “да”.
— Ладно, — изумление и восторг Андрея граничили с шоком.
— Пожалуйста, успокойтесь. Ваше состояние мешает Вам эффективно мыслить. Это “да”.

Перед глазами появился зелёный кружок и тут же перелетел куда-то вправо вверх.

— Если хотите ответить утвердительно, то представьте такой кружок в правом верхнем углу своего поля зрения. Если вначале Вам будет трудно это сделать, то просто посмотрите туда. Теперь ответьте, Вас зовут Андрей?

Андрей посмотрел вправо вверх. Там появился зеленый кружок.

— Теперь “нет”, — появился и улетел вправо вниз красный крестик, — предлагаем за ним закрепить также значения: “отменить”, “прекратить”, “убрать”.
— Конечно, пусть будут такие значения, — входил во вкус Андрей, — у нас программы так закрываются!
— Вам инсталлирован старинный формат упрощённого интерфейса. Терминология общения с Вами взята из словаря 2008 года. Вы не против?
— Нет, конечно, то есть…

Андрей глянул в сторону красного крестика, но тут же опомнился. Нужно было дать согласие, а значит, ответить “да”. Хотя словами он сказал: “нет, конечно”…

— Не беспокойтесь. Мы Вас прекрасно понимаем. Если у Вас не получается думать, то можете просто говорить.

Через пять минут перед глазами Андрея уже мелькали крупные пункты меню, похожие на те, которые были в первых сотовых телефонах. Он ловко с ними управлялся и мог быстро мысленно свернуть.

После курса обучения тот же невозмутимый голос предложил обратить внимание на соседнюю с кушеткой дверь. Андрей встал, открыл ее и не поверил глазам. Перед ним был совмещенный санузел из его собственной квартиры. Ему показалось, что он спит или сошёл с ума. Он посмотрел назад на светло-серый интерьер пустой комнаты с одиночной кушеткой, снова перевёл взгляд на свою ванную.

— Не удивляйтесь, мы восстановили знакомые Вам условия. В вашем распоряжении час.

Такого внимания к себе Андрей не ожидал. Он закрыл дверь на задвижку и стал медленно снимать куртку. На вешалках висели его домашние полотенца и чистая одежда, точно такая же, что была на нем. Он разделся, встал босыми ногами в холодную ванну, неспешно взял мыло и открыл кран. Вода гулко забарабанила по эмалированному металлу. Запахи хлорированной воды и мыла окончательно убедили его в реальности происходящего. Казалось, что шальной бег по городу, карабканье в гору были в прошлой жизни. Ему и в голову раньше не пришло, что взмыленность, взъерошенность, грязная одежда не понравится холеной Алисе. Наверное, он смотрелся хуже, чем ходоки у Ленина.

Через несколько минут он снова сидел на кушетке. Абсолютная тишина не успокаивала. К нему так серьёзно отнеслись, а он так и не придумал, что он скажет Алисе. Вдруг она будет не одна? Вдруг это первая встреча людей из разных времён? Неделю просидел дома, а речь не написал. Позор! Уж пусть тогда сразу забирают его на опыты. А если они и не планировали показывать Алису? Если его взяли только ради испытаний? Нет уж! Пусть тогда вначале пригласят Алису. Кушетка казалась то гостеприимной, то зловещей. Так тянулись долгие минуты.

— Ждите Алису. Она выйдет к Вам через сорок секунд, — неожиданно объявил невозмутимый голос.

Андрей вскочил, сердце заколотилось. Казалось, каждая секунда ударяла по вискам. Наконец, в серой стене образовался светящийся проём!

Алиса

Почти вбежала невысокого роста девушка лет 20. Упитанная, с туго облегающим пухлый живот платьем. Ярко-рыжие кудряшки пружинили у неё на голове. Жизнерадостные веснушки теснились на маленькой переносице и пухлых щечках. Шатаясь на высоких каблуках, девушка неуклюже вышла на середину комнаты, заморгала маленькими блёкло-коричневыми глазками, подёргала носиком и радостно сказала:

— Хрю-хрю!

Андрей молча плюхнулся обратно на кушетку, не зная как реагировать.

— Хрю-хрю! – повторила девушка и смешно помахала ладошками, словно крыльями.
— А где Алиса? — осмелился заговорить Андрей.
— Хрю-хрю, мой мальчик!
— Женщина, позовите Алису, — неожиданно для себя разозлился Андрей.
— А Вы кто? – серьёзно спросила “хрюшка”.
— Я Андрей. Мне обещали Алису. Позовите её, пожалуйста.

Девушка молча развернулась и, ковыляя, вышла в светящийся проём.

— Проверьте и дозаполните формализованный запрос, — донёсся уже знакомый голос.

Перед глазами Андрея появилось подобие электронной формы.

=====================
Алиса — человек, отвечающий следующим условиям:
1. Пол: женский.
2. Время постоянного проживания: будущее.
3. Возраст: 20-25 лет.
Именно в данном интервале своего возраста она должна встретиться с «Andrey».
4. Внешность: рыжая
….
======================

Дальше Андрей не читал.

— А почему я записан латинскими буквами?
— Минуточку… Проверяйте, — снова появилась электронная форма.

Сверху мигала надпись:
Режим ограниченной функциональности.
Включена совместимость с нечёткой логикой.

— Что я должен ответить? — спросил Андрей.
— Это сервисное сообщение. Ответ не требуется. Читайте дальше.
=====================
Алиса — человек, отвечающий следующим условиям:
1. Пол: женский.
2. Время постоянного проживания: будущее.
3. Возраст: 12-15 лет.
Именно в данном интервале своего возраста она должна встретиться с Андреем.
4. Внешность: очень красивая, соответствующая вкусу Андрея.
5. Характер: добрая, справедливая.
6. Умственные способности: исключительно умная и сообразительная.
7. Физические возможности: имея обычное телосложение, значительно превосходит 12-15-летних девочек его времени.
Перечисленные признаки должны выполняться обязательно и все сразу, чтобы Андрей поверил, что перед ним истинная Алиса. В противном случае (при невыполнении хотя бы одного из условий) Андрей либо не воспримет девочку как настоящую Алису, либо степень удовлетворения от встречи с ней будет недостаточно высока.
8. Цель встречи: _______________ (Доминирующий нейропоток не обнаружен)
=====================

Андрей почувствовал, как покраснел. Он был готов отказаться от всего. Лучше бы оставался дома и мучился до конца дней. Он попытался сконцентрироваться на пустой ячейке под номером 8 и сформулировать цель. Ячейка заполнилась:

8. Цель встречи: Получить ценные указания относительно участия в построении прекрасного будущего.

Андрей перечитал, что получилось. Вышло как-то помпезно. Он решил не думать словами, а представить себя рядом с Алисой. Ячейка исправилась:

8. Цель встречи: Установление душевного комфорта.

Андрей немного испугался такой откровенности. Он почему-то посмотрел на дверь в ванную комнату и застегнул воротник рубашки. Вместо встречи какие-то пытки. Ему что, будут подбирать Алису по параметрам?

— Можно добавить? — неуверенно произнес Андрей.
— Ещё что-то?
— Нет. Просто я хочу сказать… Ну, если настоящая Алиса не такая, как тут написано, то пусть. Хотя… Ну, я не знаю. Ну, вы можете сами разобраться, вы же мысли читаете.
— Алиса Вас ожидает. Это было контрольное согласование

Электронная форма перед глазами исчезла. За стеной послышались быстрые легкие шаги!

***

Почти вбежала невысокого роста девочка лет одиннадцати-двенадцати в красивом белом комбинезоне. И это была самая НАСТОЯЩАЯ Алиса. Она встала у стены напротив кушетки и улыбнулась. Так просто!

— Так вот ты какая… – протянул Андрей через минуту.
— Какая?
— Маленькая.
— Ну, такая уж вот я. А ты думал, что я высокая, спортивного телосложения, да?
— Нет, нет. Именно такой я тебя и представлял. Я знал, что ты такая. Я им не верил.

Алиса стремительно подошла и села рядом с Андреем. У него ёкнуло сердце и стало жарко. Как долго он ждал этого момента, прокручивал в голове сотни вариантов встречи с ней… И вот она перед ним. Как простой и красивый ответ на трудную загадку. Андрей оцепенел от ранее неизвестного впечатления. Какими словами можно было её описать? “Она была красивая”? Слишком вяло и примитивно! Позже он пытался подобрать описание Алисы, но любые слова были настолько слабы, что казалось, не имели смысла. Чудеснейшая, восхищающая как… салют! Салют ожидаемый, предвкушаемый, но внезапно грандиозный и фантастический по воздействию. Если бы можно было как-то зафиксировать состояние в миг наивысшего восторга от небесной феерии! Если бы это мгновение можно было растянуть навсегда – приблизительно таким было впечатление, которое производила Алиса. В лице её был какой-то неведомый аристократизм, благородство и в то же время что-то простое земное и детское. Она была настоящая, живая! Она двигала глазами–прожекторами, опускала и поднимала ресницы, и от каждого движения захватывало дух. Хотелось аплодировать и кричать: “Браво, Алиса! Посмотри еще туда. Отлично!” Зрачки развернулись прямо.

— Ты такой смешной! – хихикнула Алиса.

Андрей пришел в себя. Рот у него был открыт, и физиономия имела, вероятно, глупейшее выражение. Он закрыл рот и немного дёрнул головой, как будто его щёлкнули по носу.

— Прости, но… Знаешь…

Что бы сказать? Вот и настало мгновение, которого он ждал всю жизнь. Теперь только он решает, что сказать и что не сказать непосредственно, напрямую Алисе. Но слова, как предательские мыши, разбежались по закоулкам мозга. Пустота и тишина. Тишина длится… Алиса внимательно ждёт слов. Что сказать?! Андрей решил начать с самого главного.

— Ты знаешь… Давай с тобой дружить? Да, правда. Давай с тобой дружить! Я очень надёжный. Ты можешь во всём на меня положиться.
— В чём я могу на тебя положиться?
— Да буквально во всём.
— Ну, например?

Андрей задумался.

— Ну, например, я могу защитить от хулиганов. Я занимался самбо, — уже договаривая, Андрей осознал, как глупо выглядит его пример, ведь он ничего не знает о хулиганах будущего.
— Полгода в секции самбо в седьмом классе? И ты не забыл про это? – Алиса звонко рассмеялась.
— Ты меня знаешь? Откуда?! – с испугом и радостью спросил Андрей.
— Наша память интегрирована со всеобщим банком данных. Вы уже проводите первые опыты с нанотехнологиями? Скоро увидишь, к чему это приведёт.
— А ты можешь узнать о любом человеке, который тебя любил?
— Мы можем знать о любом описанном субъекте или объекте.
— Я так ждал встречи с тобой!
— Ой, я тоже ждала, — выразительно сказала Алиса.
— Смеешься?
— Нет, правда. Тебе сказать, сколько я проживу?
— Не надо. А что? С тобой что-то должно случиться? – не на шутку испугался Андрей.
— Да нет. Со мной ничего не случится. Я проживу долго. Но ответь, почему ты хотел встретиться со мной именно в этом моём возрасте? А не с 80-летней, например, или с 3-летней? Мне сказали, что некий Андрей хочет со мной встретиться. Но, видите ли, только когда мне будет от 12 до 15 лет. Раньше никак нельзя: “Ты, мол, маленькая еще”. Вот я и ждала. А сейчас как раз столько дел! Я уже с 11-ти лет живу по жесткому графику. Сейчас мне уже четырнадцать с половиной. Думаю: “Остаётся полгода и всё! Мой дорогой Андрюша не захочет со мной видеться всю оставшуюся жизнь. Старая, видите ли, я для него буду!”
— Алиса, прости. Я как-то не задумывался над этим. Мне как-то представлялось всё абстрактнее.
— Ну, как видишь, я конкретная, — Алиса внимательно посмотрела на Андрея. — Мы не имеем права вживить тебе полноценную систему мониторинга, поэтому извини, что спрашиваю… Тебя не тошнит?
— Нет, вроде, а что?
— Замечательно. Просто тебе, как гостю из прошлого, сделали прививку, без которой ты бы не прожил и трёх часов.
— Вот это да! А вы тоже делаете себе такие уколы?
— Мы более устойчивы. Кстати, если в твоё время переместить древнего человека, то он тоже умрёт от безобидных для вас микробов. Ладно, проехали. А то мы с тобой совсем микробиологами заделались.
— Алиса, а ты точно из будущего? Вернее, я точно в будущем? Ты как-то говоришь слишком привычно для меня.
— Я подключила словарь подростка-2008. Если я буду говорить с тобой на нашем русском языке, то ты меня почти не поймёшь.
— Жаль. А письменность-то хоть удалось спасти?
— Ничего страшного. Просто жизнь совсем другая: понятия, термины…
— Алис, а ты можешь включить обычный словарь-2008, а подростка выключить? Если тебе не трудно.
— Окей, — Алиса молниеносно еле заметно шевельнула глазами.
— А у меня такие же пункты меню, как и у тебя?
— Нет. Твой интерфейс упрощён и транслируется тебе по телепатическому каналу. Поэтому разрешение картинки невысокое. А у нас аппаратная биоинтеграция. Хочешь – посмотри, что я вижу. На серой стене появилось трехмерное изображение сложной древовидной структуры состоящей из цветных фигурок разной формы и размера, подписей и разноцветных соединительных линий.
— Прошу прощения за бардак… В реале я аккуратная… Хорошо, что папа это не видит. Кстати! Лёгок на помине. Он меня вызывает. Хочешь поздороваться с ним? Давай я включу звук и речевой конвертер…

Час от часу не легче! В панике Андрей стал вспоминать, что принято говорить родителям девчонки при первом знакомстве. Как назло, не вспоминалось ничего, кроме: “Прошу руки и сердца Вашей дочери”.

— Андрей, прекрати, — строго шепнула Алиса, — просто поздоровайся. Пап, привет!
— Привет, — донеслось со стороны тающего на стене Алисиного “интерфейса”.
— Познакомься, пап. Это Андрей.
— Здравствуйте, — сглотнул Андрей, не отводя взгляда от пустой стены.
— Привет. А вы ели, Алиса?
— Ты поешь! – с подчёркнутой озабоченностью сказал Андрей и тут же, в наступившей паузе, почувствовал неуместность своей опеки.
— Я не хочу. А у него микс, — кивнула Алиса в сторону Андрея.
— А! Он оттуда?
— Ага. Пап, ты инвиз выключи, — Алиса ловко поправила Андрею воротник, еле коснулась пальцами его зализанной чёлки и слегка растрепала волосы.

От неожиданного прикосновения руки Алисы у Андрея перехватило дыхание. На стене появилось объемное изображение молодого, чисто выбритого мужчины с аккуратной короткой стрижкой. За ним угадывалось подобие стеклянной полусферы. Судя по быстро убегающим вдаль огням, он ехал или летел в огромном туннеле или по ночному городу.

— Он что у тебя испуганный такой? – засмеялся отец.
— Да он вообще странный какой-то. Садишься к нему или руку подносишь, а он краснеет и сопит. Даже неприятно как-то.

Андрею снова стало нестерпимо жарко. Казалось, что от лица идет пар. Он готов был спрятаться под кушетку и даже поглядел вниз. В потертых джинсах и грубых зимних сапогах он смотрелся чудовищем по сравнению с Алисой. Её белоснежные брючки комбинезона, облегающие тонкие ножки, изящные необычные кроссовки были в нескольких сантиметрах от него. Он немного отодвинулся и сжал коленки.

— По-моему, перебор, – деловито заметил отец.
— Я и сама вижу, хотя всё по инструкции. Фраза с нужной силой воздействия.

Алиса развернулась к Андрею, как-то очень по-доброму посмотрела и спокойно объяснила:

— Ты прости, что мы так… У вас это называлось “шоковая терапия”. Эффект будет позже. Просто ты очень напряжён. А необходимо дружеское общение.
— Ребят, я вас оставляю. Алиса, с тебя абзац А12 для доклада. Подгони под 400 байт. Андрей, спасибо тебе. И удачи! — быстро произнес Алисин отец, и стена снова стала серой.
— За что мне спасибо, Алиса?
— За внимание к нам.
— А что за абзац ты должна написать?
— Для одного юбилейного доклада. После прямого общения с тобой я должна написать 400 байт.
— Значит, ради этого вы меня… ну… взяли?
— Нет, конечно.
— А часто тебе приходится выступать с докладами?
— Часто. Я же официальная Алиса.
— Официальная?!
— А как же! Даже официальный Дед Мороз существует, а уж я-то тем более должна быть. Людям нравятся праздники.
— Тебя выбрали? Назначили?
— Определили. По известным тебе признакам.
— Везёт твоим современникам. У них есть ты. Наверное, тебя всё человечество любит.
— Ну, Андрей! Есть ли человек, которого любит всё человечество? Ты что? И вообще, обычно больше любят легенду, а не причину легенды.
— Ты говоришь, как совсем взрослая.
— А какая же я? Или ты мою взрослость оцениваешь по росту?
— Вообще-то в наше время дети тоже более смышленые, чем были раньше. Но ты… У меня нет слов…
— Хорош подлизываться. Извини, другой фразы не подобрала, — Алиса хитро улыбнулась.
— Но все-таки, я не знаю, как твои современники, но у нас тебя очень многие любят. Ты можешь объяснить, почему?
— Ты и сам знаешь. Каждый представляет свой идеал и называет это Алисой.
— А у тебя разве есть недостатки?
— Ну, Андрей. Что за вопрос?
— Прости. Я что-то уж слишком нахальным стал. Но ты ведь сама сказала, что можно расслабиться!

Лицо Алисы украсилось довольной улыбкой. Андрей на секунду задумался.

— Алис, а что такое “микс”?
— Питательная сыворотка, чтобы ты есть не хотел. Тебе её ввели вместе с прививкой.
— А разве я не могу есть вашу пищу?
— Можешь, но не стоит. Необходимо немного трансформировать пищеварительную систему.
— Ого! Это как?
— Всё тебе расскажи, — снова улыбнулась Алиса. — Не волнуйся. Тебе это не нужно. Давай я лучше покажу наш город?
— Давай! – обрадовался Андрей.

Алиса подошла к стене, и та моментально отъехала в сторону, открыв фантастический вид на фоне оранжево-сиреневого неба. Вид слегка напоминал американский фильм о будущем. Только город был намного более упорядоченным, красивым и серьёзным. Несмотря на неимоверную сложность бесчисленных сооружений и титанических конструкций, они не выглядели как нагромождение. Во всём чувствовался непостижимый чарующий дизайн.

— Идём, — сказала Алиса и вышла на прозрачный балкон.

Андрей поспешил за ней. Балкон имел оригинальную конструкцию, похожую на огромную ванну. Прозрачные загородки на высоте локтей загибались наружу в виде горизонтальной площадки шириной около метра, а далее снова шли вверх. Можно было смело облокачиваться и даже ложиться на перила без малейшей опасности выпасть.

— Эх ты, здорово, — непроизвольно вырвалось у Андрея. Он припал к прозрачной площадке перил и стал жадно рассматривать город с высоты птичьего полёта.

Первая ассоциация при взгляде сверху – часовой механизм. Такое же хитроумное, быстрое и синхронное перемещение одних конструкций и более медленное движение других. Местами наблюдалось роение небольших объектов. Людей было мало. Слышался тихий гуд и звон. Бесчисленное множество летательных аппаратов не оставляли никаких следов в воздухе — он был удивительно свеж. Рассмотреть улицы можно было только прямо под балконом. Далее они терялись в вечернем тумане между гармонично чередующимися небоскрёбами: сверкающими в лучах Солнца и матовыми, высокими и более низкими. Андрей медленно поднял голову. Узкие блоки поднимались до самых облаков. Оказывается, они с Алисой находились лишь внизу – в дебрях подножий небоскрёбов. Наверху движение было оживлённее, оттуда доносилось легкое шипение от проносящихся шеренг летательных аппаратов.

— Сейчас мы поднимемся, — сказала Алиса.

Очень плавно, но быстро балкон стал подниматься вверх.

— Вон моя школа. Видишь ту голубую крышу?

Алиса протянула тоненький указательный палец, просвечивающий встречными лучами оранжевого закатного солнца. Андрею было очень интересно увидеть школу, но он не мог сориентироваться в сложных переплетениях города. Тогда Алиса пригнулась к его голове и показала еще. На сей раз палец Алисы точно указал на голубую крышу, находившуюся прямо под солнцем.

— Хорошо иметь одинаковую точку зрени…, — не успела договорить Алиса, как они одновременно громко чихнули. Получилось забавно, и они оба рассмеялись.
— Ты тоже чихаешь на солнце? – совсем по-детски спросила Алиса.
— Ага. Я когда морщусь, у меня в носу щекочет, — сказал Андрей.
— И у меня!

Её смех летал меж небоскрёбов как маленькая птичка.

— У тебя такие красивые пальцы, — сказал Андрей, когда они успокоились, и неуверенно взял Алису за указательный палец.
— Да ты замерз совсем, — она потрогала горячей рукой обе ладони Андрея. — Подожди. Она вынула из кармана брюк тонкую ткань, развернула её и накрыла Андрея как плащом. Ткань оказалась довольно большой, лёгкой и удивительно теплой.
— А ты? Меня не надо одного. Давай тогда вместе.
— Ну, давай, — и Алиса юркнула к нему под “плащ”.

Моментально Андрей испытал неописуемое умиротворение. Именно сейчас он понял всю глубину слов “вторая половина”. Всю жизнь ему чего-то не хватало. Иногда он не понимал чего… И вот теперь плюс и минус встретились. Только теперь он почувствовал под каким напряжением находится всю жизнь.

Алиса спокойно смотрела на город. От нее пахло чем-то похожим на молоко и травы бессмертника и тысячелистника.

— Ты не обидишься, если я тебя возьму за руки, Алиса?
— Конечно, нет. Я же не страдаю предрассудками двадцатого века.

Андрей жадно взялся за немного худенькие, но нежные руки Алисы и поднёс их себе к лицу.

— Какие у тебя красивые ноготочки!
— Я же девчонка, Андрей! И очень даже аккуратная, между прочим.

Андрей смотрел, как Алиса шевелила губами, выговаривая слова, как ресницы опускались и поднимались, открывая большие, невыносимо красивые глаза. Он пытался впитать, запомнить каждое малейшее движение. Сколько еще минут или секунд ему купаться в этом наслаждении? Ему захотелось обнять Алису, утонуть в её душистых волосах, раствориться в ней. Вот, кого он искал всю жизнь. Эту душу… Душу? Андрея как будто ударило током от воспоминания разговора с Жанной.

— Что с тобой, Андрей? – удивилась Алиса резкой смене в Андрее.
— Д-да… Ничего… Просто я подумал… Хорошо, что ты не Пётр.
— Что? – глаза Алисы округлились и как будто вспыхнули, отчего стали еще прекраснее.
— Понимаешь. Перед полётом к тебе я встретился с одной… Жанной. В общем, ничего особенного. Тот разговор дурацкий. Он даже внимания не заслуживает. Но у меня осталась какая-то обида. Даже не пойму на кого больше – на неё или на себя?
— Поконкретнее.
— Знаешь, мне даже не стыдно тебе признаться. Хотя… Всё равно вы меня, наверное, здесь не оставите, поэтому мне терять нечего. Короче. Жанна мне сказала, что в моей любви к тебе есть как бы сексуальная составляющая. Меня это страшно коробит, конечно. Но вот я сейчас подумал, а что если бы ты действительно была каким-то там Петром? И ты знаешь, я не хочу этого! Я хочу любить тебя! Мне наплевать на всех. На Жанну, на весь мир. Пусть меня все осуждают, но я люблю тебя, Алиса. Я люблю тебя всю, а не только твою душу и не могу ничего с собой поделать. Я страдаю от этого. Что же мне делать? Я порочный, да?
— Нет.
— Я не имею права любить?
— Имеешь, — улыбалась Алиса.
— Но неужели ты не понимаешь, что я грешен?
— Да-а! Страсти ужасные! И ты действительно страдаешь из-за такой ерунды? Хорошо. Я тебе объясню, если ты сам не понимаешь. Когда ты принимаешь таблетку от температуры, и тебе становится лучше, испытываешь ли ты стыд за себя?
— Нет. А почему я должен испытывать стыд?
— Ну, видишь ли. Таблетка создана с учетом особенностей твоего организма. На тебя как бы воздействуют… Ведь воздействуют на определенные рецепторы твоего организма, а ты поддаешься и реагируешь, как было задумано. Тебе не стыдно за своё человеческое устройство?

Андрей задумался.

— Ну, может, капельку, и то не уверен.
— А сколько в Вашем правительстве женщин?
— Ой, не помню. Одна. Или… не знаю точно. А что?
— Вот видишь. И во всех значимых сферах у вас так. Цивилизацией руководят мужчины. Спрашивается, на кого нужно воздействовать?
— Что ты хочешь сказать? – воскликнул Андрей.
— Объясняю коротко и упрощённо. Какие уровни регуляции существуют? Психологическая, гормональная, химическая и так далее. Из всех уровней регуляции самой эффективной является гормональная. А если она подкреплена идеями, то это вообще… Коктейль Молотова, как у вас говорят, — захихикала Алиса.
— Это точно. Ради тебя столько человек захотели стать лучше…
— Я знаю. Такой феномен у нас теперь хорошо изучен. Он называется “персонификация идеи”. Вспомни, как Вас воспитывали в советской школе. Вас призывали к построению коммунизма, а ссылались на решения Коммунистической партии. Но была ли она истинным авторитетом для каждого лично? Мы проводили тайный опрос среди тогдашних людей: “Что Вы больше хотите: коммунизма во всём мире или шерстяной ковер на стену?” Знаешь, какие были результаты? – еле удерживаясь от смеха, говорила Алиса.
— Эх, а ты права!

Андрею стало смешно от такой занятной мысли. Он вспомнил, как упорно учили их в советской школе идеям коммунизма. На пропаганду работала огромная государственная машина, а все равно как-то не получалось заставить всех проникнуться нужными идеями. Постоянно встречалась “несознательность отдельных граждан”; со своей работы воровали почти все, кто мог, и это считалось нормальным; рассказывали анекдоты про КПСС и вождей.

— Одно дело – призывать к построению идиллии вообще, а другое дело – показать хорошую девочку из будущего, такую, чтобы в неё все влюбились. Такую, как я, например, – с ироничной кокетливостью сказала Алиса.
— Так и было, – задумчиво улыбаясь сказал Андрей. – Государство воспитывало, партия воспитывала… А всех переплюнула маленькая девочка Алиса. Миллионы мальчишек потянулись к ней. Она стала их тайной мечтой. О таком искреннем рвении партия даже не мечтала. Но Алиса! Неужели ты – коммунистический агент?
— Коммунизм, капитализм… Это простые формации. Наше общество сложнее, но намного лучше. Единственное от чего я хочу вас предостеречь – не допускайте ко мне политиков. Не дайте им раскусить всей мощи “инструмента”. Чем дольше оттянется “спекуляция на образе”, тем лучше.
— Да-а. Вот такие брамрулеты, – протянул потрясённый Андрей после паузы.
— Не брамрулеты, а брамбулеты, – поправила Алиса и снова зазвучал звонкий заливистый хохот, смешанный с неуклюжим гы-гыканием.
— Как у вас тут красиво, Алиса! – восторженно заметил Андрей. — А что там за сооружение такое, вон, необычной формы, до самого до неба?
— “Детский мирок”: аттракционы, обучающие и развивающие локализации и так далее.
— Ничего себе, мирок! А разве выгодно такое большое сооружение?
— Большое и красивое не обязательно должно быть выгодным в вашем понимании. Это построил человек, которому еще в детстве пришла идея.
— Так интересно. Я здесь нахожусь и не пойму, есть вы на самом деле или вас нет?
— Любой мир – это мысли и мечты предшественников. Мы – это лучшие ваши мечты и мысли. Луч-ши-е, понимаешь? Все, что ты видишь, когда-то у кого-то родилось в голове.
— Понимаю. Мои лучшие мечты тоже возникли в детстве… Алиса, а я еще слышал, что если кто-то о вас пишет… о тебе, например, то в его жизни происходят странные события, появляются удивительные совпадения. А это почему?
— Межвременные взаимодействия девальвируют причины и следствия, а в данном случае еще накладываются эгрегор-осложнения. Это неопределённость…, — Алиса как будто запнулась, — забыла кого.
— Неопределённость Гейзенберга!
— Что-то в этом роде. Только по отношению к причинам и следствиям событий.
— А что там за огромный памятник на холме? Это кто-то танцует?
— Бежит. Это памятник мечте на горе желаний. Мемориал.
— Хочу туда.
— Не надо. Нам нужно возвращаться. — Балкон стал медленно снижаться.
— Уже?! – жестокая досада охватила Андрея.
— Но ты же не собирался у нас жить? Каждый должен находиться в своём времени. У тебя что, там дел никаких нет?
— Да какие там дела?! Там так скучно. Работа неинтересная.
— Ты же компьютерщик. Ты же с детства мечтал им быть и не подозревал насколько мощными станут компьютеры, когда ты повзрослеешь.
— Мечтал. Но… бытовуха, что ли? Приходишь на работу, пока раскачаешься… Там обед. Этот надоевший кофе с булкой. Всё так буднично. Меня когда принимали на работу, я так старался показать свою квалификацию! А сейчас даже на одну пятую не использую свои способности. Так всё приелось.
— От кого же еще зависит твоя жизнь, если не от тебя самого? – Алиса пронзительно посмотрела в глаза Андрею.
— Алисочка. Я так к тебе хотел. Я уже не знал, что бы такое придумать, чтобы к тебе попасть. Я даже сам придумывал колдовство. Ну, скажи еще что-нибудь. Пожалуйста. Давай еще поговорим хотя бы капельку. Ну, вот расскажи, что ты напишешь в своём абзаце на 400 байт? А?!
— А хочешь…, — Алиса снова невыносимо распахнула голубые глаза, — хочешь сам написать этот абзац?
— Ой. Я так и не придумал свою речь…
— Ну ты так и не придумаешь ничего и никогда. Так и будешь попивать свой кофе среди бытовухи. Ну-ка, давай, думай. Что ты нам хочешь передать? Только искренне.

Андрей стал вспоминать известные примеры обращения к потомкам. В голове по закону подлости мешалось стихотворение Маяковского: “Для вас, которые здоровы и ловки, поэт вылизывал чахоткины плевки шершавым языком плаката…” Кошмар! Хоть бы это никуда не записалось!

— Не волнуйся, Андрей. Мы оставим лишь самые лучшие твои фразы, — успокоила его Алиса, уводя за руку в серую комнату. — Идем сюда. Вот. Садись и думай.

Андрей оглянулся на стену, медленно закрывающую фантастический вид, неспешно подошел к кушетке и потихоньку сел. Через пять минут он проверял текст перед глазами.

Дорогие потомки.
Сейчас вас нет, но я уверен, что вы будете.
Я почему-то уверен, что вы будете жить хорошо. Я знаю, что вы будете умнее, сильнее и мудрее нас. Иначе к чему называть развитие цивилизации прогрессом?
Конечно же, я завидую вам. Конечно, я бы хотел жить в вашем времени, быть среди вас, дышать с вами одним воздухом – чистым воздухом вашего прекрасного далёка.
Казалось бы, что вы будете существовать благодаря нам. Мы создаём базу для ваших открытий, строим фундамент ваших городов, мы родим ваших предков! Но на самом деле мы зависим от вас гораздо сильнее, чем вы зависите от нас. Мы зависим от веры в вас. Именно вера в будущее двигает нами, окрыляет нас, дает нам силы жить в наше дремучее время.
А когда у вас родится Алиса – не обижайте её! Не обижайте вообще никаких детей и не обижайте друг друга. Учитесь на нашем отрицательном примере. Извините за наставнический тон, но мы имеем право так говорить, поскольку сами очень страдаем от царящей у нас жестокости и несправедливости. И мы очень не хотим, чтобы вы страдали также.
У нас с вами общее будущее. И простите, что мы не всегда умело его строили, не всегда правильно себя вели. Зато мы хранили, как могли, свои самые чистые детские мечты, веря, что именно они приведут к вам.
Может быть, мы зря были романтиками, но мы много не знали…
Мы жаждем, чтобы ваш мир был лучше и знаем, что наше желание воплотится.
Спасибо вам за то, что вы будете!

— Ну вот, видишь? Достаточно сильно захотеть, — сказала Алиса. — Осталось сократить и причесать.

Андрей решил перечитать еще раз, но текст исчез.

— Тебе пора возвращаться. Только… помнишь свою просьбу? Ты говорил, что готов на любые последствия. Так вот. Последствия, скорее всего, будут. ВременнОе перемещение немного влияет на организм. Это влияние незначительное, но оно отражается на самом чувствительном органе. Знаешь на каком? На мозге! Возникает, как бы небольшое помешательство. Этот дисбаланс мы устраняем сразу. А в вашем времени тебе придется идти традиционным путём. Мы, конечно, проследим, чтобы ты не погиб, гарантируем, что ты останешься жив, но дальнейший комфорт не гарантируем. Так что не удивляйся, если тебя немного полечат твои современники. А теперь ложись. Я буду с тобой рядом, пока ты не заснёшь. Я буду разговаривать с тобой.

Возвращение

Андрей лёг и медленно закрыл глаза. Последнее, что он видел – сидевшая рядом Алиса, её голубые спокойные глаза. Стало совсем темно. Тело стало проваливаться вниз в черноту. Плавно и тихо вдали зазвучали колокольчики. Андрей спускался к ним вниз, а навстречу из сумерек приближалась вершина заснеженного холма. Звук нарастал, пока не превратился в ритмичный звон бубенцов.

Цу —  ци  —  ци  — ци
Цу —  ци  —  ци  — ци
Цу —  ци  —  ци  — ци
Цу —  ци  —  ци  — ци

Звук был таким ярким, ритмичным и увлекающим, что Андрея охватил необычайный душевный подъём, он невольно стал пританцовывать в такт музыки и пошёл в сторону светящегося внизу города. Город медленно плыл навстречу, но оставался внизу. Андрей глянул под ноги – они были огромными и удлинялись по мере того, как он шёл с горы, а его туловище и голова оставались на прежней высоте. Андрей почему-то не удивился такой сюрреалистической картине в стиле Сальвадора Дали. Более того, ему показалось, что если он удивится или испугается, то не сможет двигаться дальше. Вероятно, то, что он видел, было не совсем реальностью и имело какой-то смысл. Мириады огоньков города при внимательном рассматривании оказались неодинаковыми по силе свечения. Некоторые были малоподвижными и тусклыми – от желтовато-оранжевого до тлеюще-красного. Другие светились ярко и напряжённо, но их мерцание и движение было как-то связано с ритмом бубенцов, и ещё было впечатление, что они как бы… ныли. Да, ныли! От них струйками отходил синеватый свет или дымок. Гряда таких огоньков тянулась до самого горизонта, образуя дорожку.

— Что это за дорожка? — спросил Андрей сам себя.
— Это ра-на, — эхом ответил голос Алисы.
— Рана? Такая огромная?
— Эта рана состоит из страдающих несчастных душ. В ней мириады душ. Иди к ним. Зарази их здоровьем. Ты ведь уже не страдаешь?
— Нет. Не страдаю уже. Я им расскажу, что видел тебя.
— Они не поверят, но ты их заразишь.

Весна

Была уже весна. Солнце светило ярче, чем прежде. Сквозь светло-серый снег проглядывал серый асфальт и почти черная земля. Всё подчинялось логике и известным законам природы. Только почему-то пахло осенью.

Теперь Андрей совсем здоров. Ему не хотелось никуда бежать. А встречаться с Алисой… Ну как можно встретиться с человеком из будущего? Наверняка, в будущем будет Алиса. И не одна. И какая из них настоящая? И что значит “настоящая”? Как её отличить от остальных? Каждому, конечно, хочется дожить до светлого будущего. Многим хочется встретить идеальную во всех отношениях подругу. Но это не повод для сумасшедших поступков. И он не будет совершать сумасшедших поступков. Лечение пошло на пользу. Окружающий мир стал близким и своим.

Навстречу шли четыре подростка. Увидев Андрея, они стали показывать на него пальцами, плясать и смеяться. Андрей не понял, что бы это значило, но ему и не интересно было это знать. Он просто шел к себе домой.

— Эй, нормальные пацаны, брысь отсель! Чего пристали к человеку. Посмотрела бы я, как бы вы плясали на морозе. Давайте, идите отсюда, — это была Жанна.

Она показалась ему родной и знакомой. Он даже почувствовал, что соскучился по ней, обрадовался и удивился своей радости.

— Привет, Андрей! Как здорово, что я тебя встретила! Я уж и не надеялась. Ты тогда убежал так неожиданно. Я тебе кричала, кричала… Как дела? Ты что нараспашку идешь, еще не лето, — Жанна стала застёгивать его куртку.
— Жанна, а почему пахнет осенью? Сейчас же весна.
— Это пахнет прошлогодними опавшими листьями. Снег почти растаял, вот они и открылись. А новая зелень еще не распустилась.
— Дух осени витает над мертвыми листьями…
— Да ты поэт!
— Жанна, а дух всегда стремится к своему телу?
— Не поняла. Ты о чем?
— Вот, если я умру, то моя душа будет витать около моего тела?
— Если ты помрёшь, то тебя отпоют и ты улетишь в рай, но до того я тебе надаю по башке, чтобы ты не болтал всякие глупости.
— Подожди, Жанна. А если я живой отправлюсь в будущее, то душа в моём живом теле будет стремиться к моему мёртвому телу?
— Андрей, прекрати нести всякую муру. Что с тобой? У тебя шарф есть? Где он? Ну, прекрасно, торчит из кармана, а шея наружу. Ну-ка, давай укутывайся, — она достала из его кармана шарф. Оттуда же на землю выпала белая пачка с красной полосой. Жанна подняла ее и сунула обратно. — Таблетки какие-то… Из аптеки что ли идешь?
— Из больницы. Три месяца лежал. Это галоперидол.
— Ты лежал в больнице? Что с тобой?
— Параноидальная шизофрения.
— Господи! Подожди. Нет, нет. Стоп. Давай сядем. Вот сюда, — Жана направилась к лавочке у подъезда.
— Давай сядем. Я так устал… У меня слабость.
— Да ты вообще потухший какой-то. Мне страшно смотреть в твои глаза, ты как неживой. Какая еще шизофрения? Ты чего плетёшь?
— Параноидальная. Меня лечили, но теперь я здоров, — отрешенно тянул Андрей.
— Кошмар. Я просто не хочу в это верить. Ну, ты странненький, конечно был, когда я с тобой познакомилась, извини, конечно. Но не сумасшедший, это точно. Ты можешь объяснить, в чем дело? Если не секрет, конечно.
— Да ты и сама можешь догадаться. Я же с Алисой хотел встретиться. А её нет. Это же сказочный образ. В будущем может быть и будут разные Алисы… Ну, люди с таким именем. Так же, как и сейчас. Ну и что? Дураком я был. Верил во всякую чушь… Но теперь меня вылечили.
— Сволочи. Я вижу, как они тебя вылечили. У тебя же взгляд пустой. Конечно, они обязаны лечить, но зачем же делать человека несчастным?
— Я и раньше не был счастливым. Но я думал, что мне достаточно хоть глазочком увидеть Алису, и я стану счастливым. А теперь понимаю, что “не найти” и “потерять” – почти одно и то же.
— Потерять? В каком смысле?
— Может быть, я с ней и не встречался. Может быть, у меня были галлюцинации. Я теперь уже и сам верю в то, что это были галлюцинации.
— То есть ты считаешь, что сошел с ума и поэтому побывал в будущем?
— Наверное, так. Но Алиса, кажется, говорила, что чем дальше залетаешь в будущее, чем больше сходишь с ума. И тогда уже не знаешь, был ты в будущем или не был. Причины смешиваются со следствиями. Я не знаю точно, мое сумасшествие — это причина или следствие. Неопределённость какая-то… Всё зависит от того, был я там или нет. Или… Не знаю…
— Надо искать доказательства, — серьёзно сказала Жанна.
— Не знаю… Вот, смотри, — Андрей оживился и суетливо стал задирать рукав куртки вместе с рубашкой, оголил до локтя, — смотри на эти уколы, видишь?
— Вижу. Их тебе в больнице делали?
— Смотри вот здесь, — Андрей показал пальцем на участок в один квадратный сантиметр между следами от уколов. — Смотри внимательно. Ты что-то видишь?
— Ничего не вижу, а что?
— Ну вот, смотри, точечка.
— Ну, пупырышек какой-то маленький на коже. Бывает.
— Значит и ты… Ну, у меня тогда нет никаких доказательств.
— Да что произошло? Объясни, пожалуйста.
— Вот эти все уколы, вот эти все…, — Андрей стал тыкать пальцем в синяки и болячки на руке, — всё вот это было мне сделано в больнице, когда я лежал. А этот укол, он совсем рассосался, потому, что был сделан аккуратно и раньше других. Я его самым первым видел. Еще до того, как мне стали делать остальные уколы.
— Этот укол сделала тебе Алиса?
— Не знаю. Вряд ли. Это они всем делают, кто к ним из прошлого прибывает.

Жанна молчала и внимательно глядела на Андрея, а потом, как будто что-то вспомнила:

— Ты встретил неправильную Алису. Если Вы расстались, то это была не она. С ней нельзя расставаться.
— Я, наверное, вообще с ней не встречался. Мне, наверное, показалось. Я просто не привык немного ещё. Я слишком долго верил в неё, а теперь как-то непривычно без неё. Но зато так честнее. Я ведь был оторван от реальности. Теперь я постараюсь не отрываться. Мечты мечтами, а жить приходится в реальности.
— А что такое реальность? – вскипела Жанна. – Вот ответь мне на вопрос: эта реальность начинается в голове или заканчивается в ней? Я, например, не знаю, как на самом деле. И никто не знает. Как отличить мир, рождённый твоим мозгом, от окружающего мира, если и то и другое осознается одинаково? А, может быть, эти два мира едины? А, может быть, этой, так называемой, объективной реальности и вовсе нет, а диалог – это монолог?
— А что там были за мальчишки? Почему они меня дразнили?
— Про тебя весь город говорит. Кто-то заснял тебя на мобильник, когда ты спускался с горы, и выложил в интернет.
— Ты видела?
— Видела. Ты плясал и кричал, что твоё желание исполнилось. Я думала, что ты пьяный.
— Наверное, меня милиция отправила в дурдом.
— Нет, это были спасатели. Тоже сволочи.
— А ты откуда знаешь?

Жанна промолчала вместо ответа. А потом оживилась:

— Кстати, прости меня, что я приставала к тебе в нашу первую встречу. Я немного была пьяна. А то ещё подумаешь, что я путана.

Минуту помолчали. Жанна шепотом добавила:

— А гору, на которую ты поднимался, уже называют горой желаний.

Андрея тут же пронзило воспоминание об экскурсии с Алисой, сердце невыносимо защемило, но он сразу постарался успокоиться. Мало ли может быть холмов с таким названием? Да и город тот вряд ли был их родным городом в будущем. Да и видел ли он всё то, что видел?

— Моё желание не исполнилось, Жанна! Я так хотел встретиться с Алисой! Я не знал, что делать и от отчаяния даже сам придумал способ: загадал, что если поднимусь на гору, то моё желание исполнится. Но я зря ходил на эту гору. Моё желание не исполнилось. Оно не исполнится никогда. Я так и сдохну дураком. Несчастным одиноким сумасшедшим.

У Жанны заблестели глаза.

— Ну почему ты думаешь, что твоё желание не исполнится?
— Потому, что оно не реальное, Жанна!
— А все ли верят в реальное? Я вот, например, верю, что выйду замуж по любви и буду счастлива до самой старости. Что тут фантастического? Ничего. Но умом-то я понимаю, что это не меньшая фантазия, чем твоя Алиса. Андрюша, миленький мой, не переживай. Мы пойдём с тобой вместе. Мы будем искать её. Ты и я. Мы будем искать её всю жизнь. Всю нашу долгую-долгую жизнь. И мы найдём её обязательно. Вот увидишь! Мы обязательно её найдём, где бы и когда бы она ни была. И мы обязательно с ней встретимся. Вы возьмётесь за руки… А я… А я буду радоваться за вас! Ты не представляешь, как я буду за вас радоваться! Правда, правда! Вы так здорово будете смотреться вместе! Вы будете самая красивая пара на свете. Ты брось свои угрюмые мысли. Алису обязательно нужно отыскать.
— А тебе-то зачем нужна Алиса? У тебя она тоже будет? Она же моя.
— У тебя Алиса, а у меня Алик. Какая разница? Главное не имя, а человек. У каждого должна быть своя Алиса. У каждого своя. Как же без неё? А еще знаешь… Я гадала про нас с тобой. По картам Таро. Это очень правильное гадание. Оно не обманывает. И знаешь, какую карту я вытащила? Солнце! Там нарисованы мальчик и девочка. И солнышко. А они улыбаются и такие счастливые-счастливые.

Жанна ладонями обхватила голову Андрея, наклонилась к нему и еще долго продолжала что-то шептать ему на ухо. Но Андрей уже ничего не слышал. Он видел Алису. В непостижимом месте и непостижимом времени, но она там была! Она стояла на фоне розово-сиреневого неба, освещаемая ярко-оранжевыми лучами солнца. Высоко-высоко над привычным для себя фантастическим городом. Она была одна. Она думала о нём. Она ждала его.

Мы встретимся завтра

======================================================
Обсуждение на форуме романтиков.
Спасибо всем посетителям за замечания и обсуждения.
Особая благодарность Китаисту за ценные замечания и найденные неточности.
Falcon-y — за форматную фотографию Иванко Надежды для шапки.
======================================================© visor, 2008

А потом было продолжение 🙂

...

У нас 2 комментария на запись “Мы встретимся завтра”

Вы тоже можете высказать свое мнение.

  1. 1 08.02.2014, Bruno:

    По- моему Алиса и параноидальная шизофрения не очень-то друг с другом вяжутся.. Хотя как знать?!! Каждый имеет право верить в свою фантазию. А причём тут Алиса,тогда?!! Она всего лишь самая обыкновенная девочка из будущего.. Возможно,из такого будущего,где враньё и хамство давноооо стали анахронизмом.А люди наконец поняли,что РАЗУМ может иметь массу более приятных и удивительных применений,кроме уничтожения себе подобных..

  2. 2 06.12.2015, Sashulya:

    Это продолжение Алисы… я несколько раз слушал этот рассказ и «Мы встретимся завтра 2», аудиозапись (распознавание речи). Я в шоке от этих 2-х рассказов-продолжений, не знаю что думать, и чего теперь я хочу. Я любил Алису еще до фильма по книге «Сто лет тому вперед». И сны снились после этой книги. Это было тока начало..

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

flash time widget created by East York bookkeeper