2 декабря 2006

Возвращение или С чего всё начиналось

Опубликовал: | рубрики: Новости, Проза, Творчество |

 

—         Я больше не напишу ни строчки, — сказала  Эриэн, кладя обе руки на стол ладонями вниз.
—         Это ты так думаешь, — спокойно ответил Лэйн, манипулируя пепельницей.
—         Нет. В моей груди раньше словно бил источник. И слова сами складывались в стихи. А теперь там пусто и безмолвно.


—         Малина вечной не бывает, — усмехнулся Лэйн. — Сначала слова искали тебя. А теперь, может быть, твоя очередь…
Она улыбнулась невольно. Он тоже. Помолчали.
—         Сколько лет прошло у вас? — выдавила она из себя, наконец, вопрос, мучивший её с самого начала.
—         Пятнадцать. А у вас?
—         Десять.
Лэйн подался вперёд, поставив локти на стол и запустив в волосы пальцы обеих рук.
—         Двадцать пять лет… Подумать только…
—         Почему? — удивилась она. — Почему двадцать пять?
—         Десять твоих и пятнадцать моих.
—         По-моему, десять были общими. Остаётся всего пять. Разве не так? — и она опять улыбнулась.
—         Ришка. Ты опять со своим наивным идеализмом, — Лэйн Краун попытался возмутиться, но в итоге лишь рассмеялся, не найдя слов.
—         Всего пять лет, — повторила Эриэн.
—         Возможно, ты и права. Ты всегда и делами своими, и словами не уставала доказывать мне, что «небываемое бывает»…
—         Этим занимаются все, кто работает в ВИГе, — серьезно сказала Эриэн. — Мы всегда старались сокращать время и пространство между… людьми, — она слегка запнулась, опустила глаза. Лэйн обескуражено спросил:
—         Так шаг в Запределье, канал — это тоже ваших рук дело? Вам удалось?!
Эриэн покачала головой:
—         Нет никакого канала. И вообще, я сильно сомневаюсь в том, что это не сон…
 

Это и вправду сильно смахивало на сон. Ещё утром Эриэн работала в лаборатории межпространственного отдела Всемирного Института Гармонизации. Название абстрактное и неполное, но это оттого, что, когда Институт основывали и давали ему название, у главного компьютера случился небольшой провал в памяти, отчего он зафиксировал лишь три первых слова названия. Но тогда об этом никто не узнал, а когда узнали, дополнять было поздно, поскольку полного наименования не помнил никто из сотрудников, а директор тем более. Так и остался ВИГ.
Сейчас Эриэн ожидала явления своего коллеги по отделу Николая Карцева: они разрабатывали план нового научного проекта «Поиск», и Карцев отправился улаживать оргвопросы с Антропологической Академией, что находилась в Леандре, то есть, можно сказать, в другом государстве. Государство располагалось на острове, но язык и культура там были родственными. Эриэн только закончила проверять все электронные системы, как позвонил Николай и сообщил, что вместо ожидаемого «сегодня», работу они смогут начать только завтра.
—         Да, я знаю, кто я такой, — сказал он, выслушав Эриэн. — А вот администратор Академии, из-за которого мы не можем сегодня работать, ещё ничего о себе не знает.
—         Только без рукоприкладства, — предупредила Эриэн.
—         Там посмотрим, — уклончиво ответил Николай и отключился.
Раздался стук в дверь, которая сразу же после этого отворилась, и вошел робот Вертер (он всего третий день работал в ВИГе).
—         Вам письмо, — с очень ответственным видом сказал он.
—         Да… Спасибо. А почему ты входишь без приглашения?
—         Я же стучал, — произнёс Вертер.
—         Но я ведь не сказала: «Войдите!».
—         Но я же стучал, — упорно повторил он.
—         Да… — Эриэн кашлянула. — Воспитывать тебя ещё и воспитывать.
—         Я ещё при сборке был очень хорошо воспитан, — с достоинством заявил Вертер и удалился. Эриэн со скрытой улыбкой посмотрела ему вслед и развернула письмо. Оно оказалось от давних друзей — Томазы и Андре Ино, супружеской пары. Они приглашали Эриэн на день рождения их маленькой дочки Софи, которой сегодня исполнялось пять лет. «А я и забыла!» — ахнула Эриэн. Ругая себя, она перечитала письмо еще раз и решила: раз сегодня рабочий день летит в тартарары, почему бы не исправить ошибку и не навестить друзей?
 

В аэропорте было шумно, многолюдно и суетно, поэтому, когда Эриэн наконец-то заняла своё место в салоне лайнера и откинулась на спинку кресла, она испытала большое облегчение. В полёте она даже задремала,  но внезапно оживший динамик заставил её и других пассажиров встревожиться. Голосом первого пилота динамик сообщил, что по причине непредвиденного ухудшения погодных условий лайнер будет вынужден совершить вынужденную посадку в Реторне. Эриэн пожала плечами и хмыкнула. С чего это вдруг ухудшилась погода, если с утра все прогнозы были исключительно благоприятными? Ну ладно. Он спустилась по трапу.
Вот это туман!
Эриэн давно не видела такого густого и плотного тумана. Он накрыл собой весь незнакомый город Реторн, людей, леса вокруг и заполонил всё пространство. Лишь купола самых высоких церквей виднелись кое-где. Приглядевшись, Эриэн заметила, что туман был слоистым: где-то еще можно было что-то разглядеть, а где-то была словно плотная вата. В этой вате толпился народ. Понимая, что надо идти туда, Эриэн почему-то пошла прочь с аэродрома, причём не в Реторн, а в противоположную сторону, где за небольшим полем начинался лес. Окутанный туманом, лес вообще-то не так уж приятен для прогулок. Но Эриэн по непонятным причинам почувствовала, что именно здесь ей было бы неплохо отдохнуть. «Нет, что это я? Мне надо в Город…» — подумала она, и в ту же секунду странная тупая боль прошила затылок, шею сзади и спину. Перед глазами всё поплыло, навалилась обессиливающая вялость, и, чтобы не упасть, Эриэн обхватила руками ствол ближайшего дерева. И куда-то провалилась.
 

Золотистый свет. Дальние купола церквей в предрассветной дымке. Высокие сосны. Смутное видения пионерского лагеря и лица очень красивой девочки, так же быстро исчезнувшее, как и внезапная резкая боль в груди. Кто-то зовёт… Нет, мне показалось. И боль показалась. А свет уже не золотистый. Не поймёшь, какого он цвета, но очень яркий. Однако почему-то это даже приятно. А вот — легчайшая, тонкая, невесомая мелодия. Очень знакомая, но… почему я, Эриэн Райт, никогда её раньше не слышала? Постойте, а разве я… А кто я? Нет, сейчас не до этого. Слишком хорошо в груди, слишком благостно и легко… И тело… А разве у меня есть тело? Какие глупости, есть или нет… Лишь бы не потерять это светлое видение теплого летнего утра и волн ласкового, чистого света, исходящего откуда-то из-за горизонта. Свет обещает чудеса и тайны, которые предстоит разгадать. Облака так и сверкают… а, ну да, это облака — именно так они называются. Подождите, но если у всего в мире есть своё название, то как же зовут меня? И кого я ищу? Ведь ищу же… А оно ускользает — вечно ускользает вслед за тем светом, за горизонт…
 

Очнулась она на полу в коридоре какого-то дома. Удивлённо поднялась, отряхнулась. Дом, видимо был достаточно большим, но с непонятной архитектурной геометрией. Слева и сзади коридор размывался всё в том же тумане. Справа был тупик. А впереди, чуть ли не прямо перед носом, — дверь. Эриэн осторожно нажала на ручку. Дверь приоткрылась, в щель полился уютный жёлтый свет. И девушка шагнула туда.
Это была библиотека Большая и ухоженная. Высокие многоярусные полки дразнили обилием книг, на окнах белоснежный тюль прятался под золотисто-горчичными портьерами, а в центре комнаты стоял письменный стол с двумя креслами. Тикали часы. Тихо и хорошо тут было. Но в следующий миг Эриэн чуткими нервами ощутила, что она здесь не одна. Секундой позже она услышала шорох, и из-за одного из высоких шкафов на неё вышел Лэйн Краун.
Оба вытаращили глаза друг на друга. Их встреча была невозможной. Но она случилась. У Лэйна из рук выпала книга, которую он держал, он снял очки и несколько секунд смотрел на Эриэн ошалелыми и беспомощными какими-то глазами. А она просто смотрела, успокоено даже. Потому что решила: это сон. Потом они назвали друг друга по имени и бросились друг к другу. Обнялись. И еще долго смотрели друг другу в глаза.
Лэйн изменился. Если раньше — всю предыдущую жизнь от встречи с Эриэн до ухода в Запределье — он выглядел на сорок лет, то теперь — на пятьдесят.  Он и осунулся как-то, и слегка обрюзг, да и аккуратная небольшая бородка не молодила его. В бородке была проседь… И всё же это был Лэйн. Лэйн Краун, навсегда покинувший (вместе со своей супругой) S-грань и все остальные доступные ВИГу пространства десять лет назад; Лэйн Краун, которого Эриэн в начале своего пути считала смыслом жизни. Её лучший друг и … что скрывать, она любила его тогда втайне ото всех.
—         Что? — спросил он, глядя ей в глаза — Постарел, да? Не отвечай, — он горько улыбнулся. — Ты никогда не скажешь слов, которые могли бы обидеть человека…
—         Лэйн, Лэйн, — прошептала Эриэн сквозь невольно навернувшиеся слёзы. — Я думала, что никогда… она прислонилась лбом к его плечу. Он, как всегда по-отечески, взял её за плечи, поцеловал в гущу волос:
—         Никогда не говори «никогда».
—         Да, — сказала Эриэн, взяв себя в руки. — Это я уже давно поняла. Но… послушай. А как теперь Ольга?
—         Фырчит, — добродушно отозвался Лэйн. — Но вообще ничего. Живём не хуже, чем другие. А! Я забыл сказать: теперь у нас дочь.
—         Да-а? — удивилась Эриэн.
—         Ага. Ей уже тринадцать. Она родилась через два года после того, как мы ушли.
—         Поздравляю! — искренне сказала Эриэн. — И как её зовут?
—         Александра. Сашка.
—         Мою сестру тоже зовут Александра.
—         У тебя есть сестра?
—         Она тоже родилась через два года после того, как вы ушли. Но ей всего восемь лет.
—         Надо же. Эриэн…
—         Что?
—         Ты тоже повзрослела. Тебе всё так же двадцать один год, но ты другая. Немножко другая.
—         Нет, Лэйн. Мне уже никогда не будет двадцать один год. Я больше не бессмертна. Сейчас мне двадцать три.
—         Как?!! — изумился Лэйн.
—         Ну… так. — Эриэн опустила глаза, потопталась. — Я с облегчением рассталась со своей вечной жизнью. И не жалею. Я буду жить столько, сколько и все люди на S-грани: не так уж мало, но и не вечно.
—         Но почему?!!
—         Кузнечик, — кратко объяснила Эриэн.
Лэйн присвистнул. Помолчал. Потом проговорил:
—         Не знаю, что и сказать. Но, в любом случае, ему крупно повезло.
—         Мне тоже, — серьёзно сказала Эриэн. — Я только теперь понимаю: мне тоже.
—         М-да, — глубокомысленно произнёс Лэйн. — Всё же ты очень мудрая девочка, Эриэн.
—         Спасибо. Точно с такой же интонацией, я помню, ты тогда ещё, в Замке, сказал: «Всё же вы очень, очень сильны».
—         Да? Я плохо помню, — он наморщил лоб. — Но ведь я и тогда не ошибся.
—         И именно там, кстати, у тебя в плену, я и начала писать стихи. От безысходности.
—         Ох, не напоминай мне об этом.
—         Да ладно. Это же тоже была моя Дорога.
Они сели в кресла. Лэйн огляделся и вдруг опомнился:
—         Ч-чёрт… Мне нечего тебе предложить.
—         Брось. Скажи лучше, где мы находимся?
—         С утра это была моя библиотека.
—         Так я у тебя дома?
—         Именно. А… разве ты не сюда шла?
Эриэн схватилась за голову:
—         Боже, ну как я могла сюда идти, когда… — и она рассказала обо всём Крауну. Он задумался, потом встал, подошёл к двери и открыл её.
—         Там туман, — сказал он, оборачиваясь. — И всё.
Эриэн тоже подошла. За дверью теперь даже коридора не было. Только густая пелена тумана и какие-то неясные очертания вдали. Лэйн захлопнул дверь и просто сказал:
—         Значит, давай сидеть здесь и ждать, пока он рассеется. И болтать. Встреча старых друзей после стольких лет… Сама судьба, а?
—         Ладно, — Эриэн временно смирилась. К тому же, у неё была куча вопросов к Лэйну. Вряд ли времени, отпущенного на их встречу, хватит, чтобы обо всём спросить.
—         Значит, это твоя библиотека, — произнесла она, оглядываясь. — Внушительно.
—         Да, — Лэйн хитровато улыбнулся, шагнул к одной из полочек, достал небольшую книжечку в чёрном, с серебром переплёте и протянул её  Эриэн. С изумлением девушка увидела на переплёте свою фамилию, а когда открыла, то узнала на белоснежных страницах свои стихи.
—         Это… как? Почему?
—         В Запределье тоже есть книги. И твои в том числе. Я не знаю, как они сюда попадают, но факт есть факт, — весело ответил Лэйн, надевая очки. Раньше он их не носил.
—         Господи, — пробормотала Эриэн, возвращая ему книжку.
—         Ну нет! — запротестовал Лэйн. — Ты мне её надпиши хотя бы. А то ведь снова расстанемся, и… — он озадаченно замолчал.
—         Да, — она спохватилась. Лэйн спросил:
—         А сейчас как? Тоже «литературишь»?
Вот тогда-то Эриэн и сказала твёрдо: «Я больше не напишу ни строчки», а Лэйн стал играть пепельницей…
 

—         Значит, Высшие Силы, — задумчиво сказал Лэйн.
—         Значит. Ну, расскажи же: как ты здесь?
—         Как видишь. Старею потихоньку.
—         Почему? У тебя же был такой индекс возраста…
—         ТАМ был. А в Запределье, видимо, свои законы. Хотя… Не знаю, чего уж тут такого. Мир как мир. Только без связи с вами.
Лэйн помолчал. Он сидел немного сгорбившись и обхватив голову руками.
—         Знаешь, — словно через силу выговорил он. — По-моему, проблема вечной жизни проста, как всё гениальное. Вечность — это любовь и память. Пока люди любят и помнят друг друга, они живут вечно. Даже после своей смерти. Да и смерти-то нет. Ты же знаешь… Пока в сердцах есть тяготение друг к другу…
—         Пока ты мыслишь о другом как о себе… — подхватила Эриэн. В ней что-то знакомо шевельнулось.
—         Твоя душа пребудет в вечном круге… — продолжал Лэйн, глядя прямо в глаза Эриэн.
—         Вселенной, в вечной жизни и судьбе, — закончила она. Глаза её расширились.
—         Лэйн! Ты вернул мне голос!
Он добро засмеялся:
—         Не выдумывай.
—         Как когда-то — силы. Помнишь? Без тебя я бы не поднялась. Тогда, в Замке…
—         Не выдумывай, — повторил Лэйн уже серьёзнее. — Тогда, в Замке, я пытался хоть как-то сгладить свою вину, помочь. Ведь силы-то ты потеряла из-за меня.
—         Я должна была.
Глядя куда-то вдаль, он проговорил низковатым своим, звучным голосом:
—         Тогда между нами было двадцать лет. Сейчас — тридцать. И что из этого?
—         А ничего, — сказала Эриэн. — Ровным счётом ничего.
—         Ничего и всё — это одно и то же, ты знаешь об этом?
Эриэн отмахнулась:
—         Опять эта крауновская софистика. Если я говорю «ничего», я именно это и имею в виду. Когда-нибудь люди научатся преодолевать любые барьеры, чтобы путешествовать в те точки, которые особенно важны для них.
—         И что тогда? — с интересом спросил Лэйн.
Но прежде, чем Эриэн успела что-то ответить, раздался серебряный бой часов. Оба подобрались.
—         Всё… — с горечью сказал Лэйн Краун.
—         Всё, — задумчиво ответила Эриэн Райт.
Они встали, подошли к двери. Часы мелодично били, музыкально так. Время истекало.
—         Прощай, — тихо сказала Эриэн, глядя в золотисто-карие печальные глаза Лэйна. — Я не забуду, кем ты был для меня и что ты для меня сделал.
—         Мы — мы не забудем друг друга и того, что друг для друга сделали, — мягко поправил её Лэйн. — И не будем прощаться: ведь мы не знаем наших будущих дорог…
Эриэн кивнула, её тоже охватила волна печали, но теперь это была светлая грусть. Они обняли друг друга на прощание, а потом… Потом Эриэн открыла дверь и шагнула за порог.
            В лицо хлынули потоки свежего ветра и света, заставив зажмуриться, а когда она открыла глаза, то увидела, что тумана уже нет и что она стоит у того самого дерева, за которое схватилась, чтобы не упасть.
 

            Поздним вечером, обходя все служебные помещения ВИГа и проверяя, всё ли в порядке, Вертер обнаружил на полу в лаборатории отдела межпространственных связей оброненную кем-то белую бумажку. По старой привычке Вертер поднял её, чтобы убрать куда-нибудь, но заметил написанные на бумажке стремительным и по-детски корявым почерком строчки:
 

«Пока в сердцах есть тяготение друг к другу,
Пока ты мыслишь о другом как о себе,
Твоя душа пребудет в вечном круге
Вселенной, в вечной жизни и судьбе…»
 

—         Наконец-то она это поняла! — сказал Вертер самому себе и бережно убрал бумажку в верхний ящик письменного стола Эриэн.
 

законч. 22.11.2006.
(переработано из лирической зарисовки «Постскриптум в Реторне» от февраля 2004 г.)
 

У нас Один комментарий на запись “Возвращение или С чего всё начиналось”

Вы тоже можете высказать свое мнение.

  1. 1 04.12.2006, Odinochka:

    Спасибо за рассказ, понравилось.

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

flash time widget created by East York bookkeeper