18 ноября 2006

Если бы мне было семь лет…

Опубликовал: | рубрики: Новости, Проза, Творчество |

мини-рассказ
 

На сей раз, надо признаться, я не рассчитала своих сил. Очередная командировка в Сопределье обернулась случайной переброской в инфрамир и закончилась душевным опустошением.

Теоретически я знала, конечно, о малых и больших безобразиях в таких мирах, но никогда с таким не сталкивалась. Когда люди хуже зверей. Когда люди убивают друг друга с такой же лёгкостью, с какой прихлопывают комаров. Когда из-за каких-то разноцветных бумажек (называются «деньги») люди добровольно и, что самое ужасное, не задумываясь, лицемерили, предавали, оставляли, убивали друг друга… Я не представляла, что люди могут получать удовольствие от насилия и жестокости, разгула и разврата, что можно жить шиворот-навыворот, когда все пороки не только возводятся на пьедестал, но и создаются искусственно… Разум же, добро и культура никому не нужны, и над ними насмехаются, втаптывают в грязь, унижают…

Мне хотелось бы думать, что это дурной сон. Но это был не сон, а реальная действительность того пространства, куда командировал меня наш начальник Олег Прошкин. Он убедительно доказывал мне, что Х-грань – это один из миров «по горизонтали». Конечно, о фокусах Вселенной не знает толком ничего весь наш ВИГ, вместе взятый. Но как можно было перепутать горизонтальную развёртку с десятимерной системой пространственно-темпоральных координат?! Невольно заразившись от местных аборигенов, я по этому поводу неоднократно поминала начальника Прошкина недобрым словом. И в миг возвращения, шагнув в голубоватый светящийся прямоугольник «окна», я вначале не поверила в то, что оказалась дома. В Городе. А поверив, села на каменный парапет и расплакалась, как маленькая. От того, что весь кошмар позади, и ещё от страха. Хотя в инфрамире я была всего две недели, они показались мне годом. Сама себе я уже представлялась другой, и страшно было, смогу ли я даже общаться со всеми так, как прежде.

В инфрамиры, то есть пространства с отсталым, искажённым или просто деградирующим путём развития, обычно посылают самых опытных, сильных и выносливых межпространственников. Да и те проходят специальную полугодовую подготовку, где им укрепляют нервную систему, повышают психический иммунитет и по необходимости ставят блокады на отдельные качества характера (скажем, впечатлительность). А я… Не очень опытная двадцатитрёхлетняя девушка, без всякой подготовки, очертя голову кинувшаяся с открытой душой в дружественной Сопределье!.. Очень смешно. Сейчас, конечно, меня повлекут в сектор реабилитации. Ведь никто не знал…

После слёз стало легче. Вообще-то плачу я очень редко и всегда почему-то стыжусь этого. Но, на моё счастье, в Городе была ночь. Мягкая, тёплая, ласковая ночь. Сейчас – домой, в ванну и потом в постель. И пусть Прошкин хоть весь отдел переворачивает. Но тут я с холодным ужасом поняла,  что домой мне не хочется.Опять все эти лица… Да что такое?! Неужели я и вправду больна? Я так долго ждала, когда можно будет вырваться из того ада, прибежать домой… Почему же теперь мне этого совсем не хочется? Я решила, что переутомилась. И поэтому зашагала не домой, а на работу, в ВИГ. Хорошо, что сейчас ночь и там ни души. Мне нужен диагностический блок. Сейчас обследуюсь, получу все рекомендации и тогда уж – до дому.

А в ВИГе дежурил Кузнечик.

Я не ожидала встретить его сейчас, поскольку не знала, что ВИГ перевели на круглосуточное дежурство. Видимо, это сделали в период моего отсутствия.

Кузнечик, стоя ко мне наполовину спиной, наполовину боком, помирал от скуки и протирал тряпочкой свой рабочий столик. Я остановилась и окликнула его по имени. Кузнечик повернулся и выпустил тряпочку из рук.

—         Эри! – радостно сказал он и улыбнулся. Только тут я поняла, как соскучилась. И по нему, и по ВИГу, и по Городу, и вообще.

—         Кузнечик! – я кинулась к нему, но остановилась в сантиметре в неловком смущении. Мы подержали друг друга за локти, я тоже засмеялась от радости и облегчения, но Кузнечик моментально почуял неладное. Он выразил пожелание узнать, где я была и что со мной. Здесь я и выложила ему всё то, что накипело в душе за эти две недели. Конечно, кратко и в общих чертах. Но Кузнечик это понял и забеспокоился ещё больше. Он собрался немедленно звонить директору ВИГа и вообще поднять на ноги всё учреждение. Мне кое-как удалось убедить его в том, что специально шума поднимать не стоит: утром он и так поднимется сам собой.

—         Чем я могу тебе помочь? – спросил тогда Кузнечик. Он всё же слишком близко к сердцу воспринял мой рассказ, и я уже пожалела, что не преуменьшила свои впечатления раз хотя бы в сто. Я взяла его за плечи и сказала, глядя в глаза:

—         Знаешь, Кузнечик, о чём я иногда мечтаю?

—         О чём? – послушно спросил он.

—         Мне порой очень хочется вернуться в детство. Чтобы мне было лет семь, не больше. И чтобы ты был моей няней.

—         Я? – Кузнечик улыбнулся так, как улыбнулся бы ребёнку умный и добрый взрослый человек.

—         Да, ты! – я начинала увлекаться. – Чтобы ты меня кормил, водил в школу, помогал, когда нужно, делать уроки. Чтобы ухаживал за мной, когда я болею. Чтобы рассказывал обо всём, о чём бы я спрашивала. Чтобы научил играть в шахматы. И чтобы обязательно читал сказку перед сном.

—         Да? – с той же интонацией и той же улыбкой произнёс Кузнечик. – Ну, а ты? Что бы ты делала?

—         А я… — я сделала вид, будто успела уже где-то напроказничать. – Ну, я, понятное дело, иногда не слушалась бы. Спорила, убегала… Но всегда возвращалась, и мы мирились бы… если до этого поссорились. А вообще я бы тебя защищала. От врагов. Помогала…да, я забыла! Ведь ты ещё работал бы садовником, и когда мне слишком надоедали бы наставления и поучения взрослых и учителей, я убегала бы к тебе в сад. Ты для порядка сначала немного поворчал бы, но потом всё равно разрешал остаться и никому меня не выдавал. А я помогала бы тебе в саду…

—         А ещё? – Кузнечику всё это нравилось. Я решила пуститься во все тяжкие:

—         Не забывай, что мне всего семь лет и я творческая натура. Не исключаю, что порой тебе пришлось бы ходить с маленькими косичками: я помню, что в детстве очень любила плести косички. И рисовать. Ты был бы главным зрителем моих «картин».

Кузнечик засмеялся. Я легко провела ладонью по его волосам и продолжила:

—         И ещё я любила плести венки из одуванчиков. Так что с венками во время загородных прогулок тебе тоже пришлось бы смириться.

—         В венке из цветов я себя ещё представляю. А вот косички… Хотя, я ведь не пробовал.

—         А зато… — я приблизила губы к его уху и прошептала:

—         Зато я доверяла бы тебе все свои секреты и мечты. Самые-самые заветные. И ещё… Я каждый день говорила бы тебе, как сильно я тебя люблю…

3.06.2006.

У нас Один комментарий на запись “Если бы мне было семь лет…”

Вы тоже можете высказать свое мнение.

  1. 1 18.11.2006, Odinochka:

    Красивый рассказ! Большое спасибо, получил немало позитива. Спасибо!

Оставить комментарий

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.

flash time widget created by East York bookkeeper